| страницы АА |

написать мне письмо

Переводы и статьи


На этой странице:
Животрепещущие Традиции
АА для пожилых Алкоголиков
Действия вместо 4го шага
Поиск Веры
Стремление ускоряться
Усилия принесут результат

перейти к странице №1
перейти к странице №2
перейти к странице №3
перейти к странице №4
перейти к странице №5
перейти к странице №7
перейти к странице №8
перейти к странице №9
перейти к странице №10
перейти к странице №11
перейти к странице №12

Статьи и переводы первоисточников

страница 6

Традиции становятся животрепещущими.

Эти три вопроса могут уберечь вас от отрицания традиции, с которой вы встретитесь и споткнётесь..

The Tradition Come Alive.

Когда я был новичком в АА, и продолжительный период после, мне было привычно слушать чтение Традиций на собраниях. Слова звучали впечатляюще, но они глубоко не трогали меня. Я понял, насколько традиции являются животрепещущими, когда стал способен ответить на три следующих вопроса: Какая у них цель? На чём они основаны? И какое моё ответное чувство на них?
Я изучил основную цель традиций, вникнув в историю развития АА. В середине 40 годов сообщество АА начало быстро расти, но этот ускоренный рост не был обоснованным, споры и силовое противодействие привели Била к опасению за наше выживание, особенно, когда он окунулся в изучение головокружительного роста и угасание Вашингтонцев сотню лет назад. Из его собственных наблюдений над тем, что происходило в нашем сообществе и уроки, которые получил из смерти Вашингтонцев, он написал статью, которую назвал, «Традиции Анонимных Алкоголиков – Двенадцать пунктов, которые Гарантируют наше будущее». Я иногда удивляюсь при внимательном чтения традиций, что заставляет их быть такими, если созданию предшествовало простое утверждение об их целенаправленности: «Эти двенадцать пунктов гарантируют наше будущее».
Раскрытие структуры Традиций помогло мне понять их лучше, потому что это не двенадцать разрозненный предложений, которые я должен затвердить в собственной голове, скорее это цельная нить, вокруг которой все они должны быть объединены. Кроме того структура традиций не следует логической структуре Двенадцати шагов. Безусловно, было бы нелепо приступать к Четвёртому и Пятому шагам, обговорив с другим человеком собственную инвентаризацию, до того, пока вы действительно не напишите первый. Но исключительной ценностью обладает Четвёртая традиция, которая существовала до принятия групповой автономности, без которой Пятая традиции даёт абсурдный результат.
Я обнаружил неочевидную связь традиций, таких как Первая и Двенадцатая, которые начинают и завершают процесс. Первая Традиция непосредственного отношения к целям традиций не имеет: АА необходимо быть вместе в собственном выздоровлении от алкоголизма всё время. Это базовый принцип, корень выздоровления, который заставляет нас смотреть дальше. Раз уж мы согласились с этим, и приняли этот принцип, мы можем спросить, что может разобщить нас? В книге «АА взрослеет» Билл писал так; что может оторвать нас друг от друга, только использование АА для достижения естественных общечеловеческих желаний, таких как деньги, престиж и авторитет. Двенадцатая традиция отвечает, как мы можем избежать таких опасностей и предложений на пути достижения цели.
Двенадцатая традиция была более трудной для понимания, но я использовал «АА взрослеет» и «Язык сердца», как самые полезные источники. Самыми большими трудностями для меня было понять два термина, которым я верил благодаря Билу, он использовал их в пути и они не часто применялись: «анонимность» и «личности». Как можете вы не знать моего имени, и это будет духовной базой, которая заставит нас оставаться вместе? Главная трудность для людей имеется в понимании Английского языка, в котором одно и тоже слово, имеет различные значения в различных контекстах. Анонимность значит не только «не знаю», как это использовано в Одиннадцатой традиции, но так же «недостаток индивидуальности» Что различает нас друг от друга? Деньги, престиж, авторитет. В «АА взрослеет» Бил делает разъяснение, что дух анонимности Двенадцатой традиции основополагающий.
Мы обычно используем личности для описания черт характера, как внутренних, так и внешних. Но в написанных традициях Билл смог сконцентрировать комплекс признаков в нескольких словах, как эти признаки могут пересекаться. Когда он писал в статье Грейпвайна в 1948 году, поясняя Двенадцатую традицию, он обозначил эту идею наиболее полно, как мы её называем, необходимо разорвать, или принести в жертву наши «Личные интересы», наши естественные желания денег, престижа и авторитета. Кроме того квинтэссенцией Двенадцатой традиции, стала для меня: Жертвенность духовная основа всех наших Традиций, напоминающая, что главным являются принципы, а не личности.
Традиция Два, связана с Одиннадцатой, между смыслом Первой и Двенадцатой, отдельная специфическая связь жертвенности, мы просили сделать так чтобы помочь АА выжить. Моё впечатление от этой специфической жертвенности, есть следствие (форма выражения менее важна, чем содержание – ваши слова могут сильно отличаться): Во Второй традиции, я пожертвовал быть руководителем; в третьей традиции, я жертвую выбором кем я буду выглядеть среди АА на собрании; в Четвёртой традиции я жертвую походом в другую группу и говорю им, как избежать этого; в Пятой я жертвую расширением успеха АА, на других полях или предприятиях; в Шестой Традиции я жертвую подключением АА к другим организациям; в Седьмой традиции я жертвую дополнительной финансовой поддержкой АА, кроме моей собственной и других членов АА; в Восьмой Традиции, я жертвую, получением помощи от других, чтобы оставаться свободными; в Девятой, и это очевидно, я жертвую организацией (бюрократией), но читая глубже, я реально жертвую получением авторитета и от других позиций, которые я могу захватить в АА; в Десятой Традиции, я жертвую использованием АА для поддержки сомнительных предприятий; и в Одиннадцатой, я отказываюсь быть известным, как член АА на публичном уровне и более того жертвую объявлением, или причастностью что я говорящая персона от АА.
В конце концов, что это всё приносит мне? Какова моя реакция на эти жертвы? Однако в традициях нет механизма давления, или авторитарности. Я могу отказаться только от своих собственных интересов, для благосостояния в целом. Но не могу силой заставить делать эти жертвы, вы можете также добровольно отказываться от своих собственных интересов. Если достаточное количество из нас поймут и добровольно принесут такие жертвы для благосостояния в целом, мы можем добиться единства в нашем Сообществе, а АА будет продолжать поддерживать, толкование молитвы Билла, написанную в заключительной редакции Двенадцати традиций в Грейпвайне: «Анонимные алкоголики могут служить Богу в счастливой гармонии так долго, сколько Он будет нуждаться в нас».

Chet P. Orlando, Fla.

Журнал “Grapevine”, апрель 2011г. стр. 26-28. Перевод Валера, Краснодар, группа АА «Сиссития»

Комментарий переводчика.

Совершенно новый взгляд на традиции. Жертвенность никогда мне не была очевидной. Я просто читал традиции, как необходимый ритуал, но не осмысливал их глубоко. Могу сказать статья очень своевременная для меня. Я часто открывался и говорил от АА на ТВ, или в других публичных местах, совершенно не думая о том, что я создаю себе определённую известность и каким-то образом рекламирую себя, как человека исключительного. На самом деле может быть это и не так, но то, что люди без алкогольной зависимости относятся к моим откровениям настороженно и отрицательно подтверждается моим собственным опытом. Мне необходимо понять жертвенность, это как раз донесение идей до тех, кто страдает, а не тем, кто благоденствует. Но в каждом моём выступлении в СМИ есть элемент любования, жертвенностью там не пахнет.
В настоящее время, когда я хожу в наркологический центр, беседую с наркоманами и алкоголиками, делюсь с ними моим опытом отрезвления, традиции становятся живыми, потому что они работают, и я это чувствую. Если бы не было традиций, меня раздирали амбиции, честолюбие, любование, этот процесс был бы бесконечным и вредил бы мне, но это в первую очередь. В дальнейшем, мои эгоистичные желания отразились бы на группе АА. В настоящее время в Российском Совете обслуживания АА происходит раскол, это подтверждает тот факт, что главным являются принципы, а не личности. Как только личностные желания, стремления и наклонности берут верх, над принципами, человек (в данном случае анонимный алкоголик) перестаёт думать о жертвенности. Мысль, Я хочу стать ведущим, я самый опытный, самый трезвый, самый эрудированный, самый мудрый etc. становится навязчивой, она преследует и диктует эгоистичное поведение. В АА есть основатели, других не будет, они завоевали собственный авторитет тем, что основали АА, написали программу, обосновали принципы, всё работает. Это подтверждено опытом членов АА, который миллионы, так что не стоит изобретать колесо и далее велосипед. Всё уже есть остаётся только пользоваться этим универсальным инструментом, название которому Двенадцать шагов и Двенадцать традиций АА.

* * *

АА для пожилых Алкоголиков – никогда не поздно!

Этот сборник историй познакомит вас с некоторыми мужчинами и женщинами, которые представляют различные слои общества, они в одинаковой степени описывают собственный опыт общения с алкоголем. Их объединяет, что они все оказались под властью собственного алкоголизма в возрасте 60-ти лет и более.
Они начали выпивать в различном возрасте. Они пили различные по длительности периоды жизни. Истоки погружения и скитаний были различными. Некоторые пили в течение всего двух с половиной лет, другие пятидесяти. Некоторые пили облегчить одиночество, когда умирал супруг, другие снимали напряжения от высокого карьерного положения. Одна женщина, которая напрямую из кардиологии попала в программу детоксикации, недавно переключилась с водки на белое вино.
Эти истории поясняют, алкоголизм имеет различные формы, он маскируется под различными масками. Алкоголик вы или нет, не зависит от того, где вы пьёте, когда вы начали пить, как долго вы употребляли спиртное, с кем вы пьёте, что, и как много. Истинный ответ на этот вопрос даёт следующий тест: Что алкоголь сделал для тебя лично? Если он вредит вашим отношениям с семьёй, друзьями; склоняет или оставляет безработным; если он оказывает воздействие на планы, которые вы намечаете; если от него зависит, или он воздействует на ваши настроения, когда вы не пьёте, или воздействует на ваше сознание, если вы в любом состоянии охвачены желанием алкоголя – вероятно, вы уже имеете проблемы с алкоголем.
Много кризисов возникает в процесс старения, почти все они связаны с потерями разного рода. Дети вырастают и покидают родной дом. Вы всё меньше двигаетесь. Друзья исчезают, или отдаляются совсем. Вы вынуждены уйти с работы. Физическое состояние потеряло крепость и способности уменьшились. Ваши многолетние партнёры умерли.
Иногда такие изменения в окружающем мире имеют привычку ухудшаться. Поздно или рано выпивка перед обедом может стать приятным времяпровождением, быстро оказывает помощь на весь день – простая выпивка растёт до двух, или трёх доз, а затем и более.
Для одних, приступ алкоголизма может принести крупные кризисы и разрушительные потери. Внезапно, бутылка заполняет эмоциональную пропасть потерь, отсутствие работы, или смерть единственного любимого человека.
Для некоторых начало алкогольной зависимости долгая история сдерживания, других приводит к крушению тела после многих лет злоупотребления, как и при короткой атаке.
Точка обновления, для людей, чьи истории представлены в этом сборнике, наступает, когда они, наконец, решаются, посмотреть в лицо проблеме – откровенно правдиво, и принимают решение сделать, что-то для освобождения. Решимость просить помощи было важным решением, и никто кроме не может этого сделать. Но однажды это было сделано, рука Анонимных алкоголиков была рядом, всегда готовая помочь.
Мужчины и женщины АА всех возрастов, принимают собственный алкоголизм, как болезнь, которая существует, осознание этого делает доступным помощь, приносит способность выздоравливать и сохранять собственные жизни. Путь, по которому мы помогаем друг другу, есть передача опыта, силы и надежды и последовательного разъяснения программы выздоровления.
Отдаляясь от сознания, что их жизни закончились, мужчины и женщины, которые пришли в АА, в свои преклонные годы, часто приходят к противоположному мнению – наступило время начать жить.
К Б который пил около пятидесяти лет, сейчас трезвый около восьми говорить, - «Для меня, жизнь началась за два месяца до моего семидесятилетнего юбилея!»

ДЖ. М. (Возраст 82). Он присоединился к А.А. в возрасте 60.

Первый раз в моей долгой жизни, я понял, что алкоголь стоил мне разрушенных надежд, потери друзей, уничтожения собственного достоинства, развалившихся отношений и удовольствия интеллектуальных достижений.
Я отмечал собственное 60-тилетие, когда пришёл к Анонимным алкоголикам. Я был алкоголиком более 41года. Я помню, через 64 года, бурную реакцию, от первого глотка ржаного виски, как он проваливался в моё горло. В течение нескольких недель я знал то, что случилось, было ужасной ошибкой. Я знал, что попался на рыболовный крючок, когда выпил только одну рюмку, я не мог остановиться, пока не впал в забвение. Я слышал, множество людей говорили, они не знали, что алкоголь был причиной их проблем, но я знал это почти с самого начала.
В те дни, не было разговоров о таких вещах как «Алкоголизм», а я помню, увиденное мною это слово с первого раза, в широко известной статье Жака Александра, написанную им, в 1941году в газете The Saturday Evening post. С того случая я думал о себе, как о безнадёжном пьянице, заслуживающем лёгкой смерти, или как о безумце из дурдома. Со временем, я стал первокурсником колледжа, я покинул школу навсегда через пять лет – не доучившись до диплома.
Когда меня призывали в армию, до и во время Второй мировой войны, я стал законченным выпивохой. Начал трястись и дрожать, имел несколько неприятностей с полицией, и потерял водительскую лицензию. Страх и ужас стали преобладающими чувствами; я боялся выйти на улицу, без принятия спиртного, боялся самых простых человеческих контактов.
В базовых учебных лагерях, военные прессовали вновь прибывших, кто имел какое-то образование; идти на офицерские кандидатские курсы, я принял решение не ходить. Я принял решение быть записанным, как сверхсрочный служащий, но думал о себе, как об офицере, перенося это унижение на собственную семью, это было бездушно. Я прослужил практически три года строевой, как сверхсрочник в большом страхе и ужасе от алкоголя, словно от противника и пуль. Только один раз был свободен от перепоя в армии, когда мы были на передовой линии фронта, где не пить было разумно.
После войны я яростно накинулся на алкоголь. Через два года я весил всего 98фунтов, с печенью, в которой был зонд, с болезнью почек, воспалением желудка и кишечника, плохо питающийся индивид в состоянии полного паралича. Друзья нашли меня в моих пенатах, лежащим с открытой дверью, неспособным подняться. Они отвезли меня к прекрасному доктору, который понимал кое-что в алкоголизме. Сознавая, что я был полностью разбит и недееспособен, чтобы позволить себе даже госпиталь, или психиатра, она лечила меня несколько месяцев, часто обследуя и помогая мне разговорами отвлечься от моих ужасов.
Произошло несколько трагедий и после этого, но самые плохие были позади. Я принимался пить пару раз в год, но сейчас у меня прекрасная жена крепкий и нежный союз, который принёс два прекрасных сына. На протяжении нескольких лет я пытался контролировать выпитое, вы знаете, чем это заканчивается. Я мог терять контроль три четыре раза в год, наблюдая муку, которую приносил своей жене, но я начинал пить снова. Я был полностью сухим на протяжении шести лет – но только до её смерти. Факт, что я дал ей эти драгоценные счастливые шесть лет, одна из радостей моей жизни.
После её смерти, я не знал, кем был в этот период. Я ничего не знал о программе АА, она была связана с первой рюмкой, которой я особенно страшился: Я посетил одно собрание АА много лет тому назад, по настоянию моего доктора, но покинул собрание до того, как оно закончилось, я подумал АА не для меня. Позднее я пришёл к пониманию, одна рюмка возвращает меня в прежнее состояние, под управление алкоголя. Я понимал это более четырёх лет, это были годы, которые включали госпитализацию, потерю работы и позднее путешествие в восстановительный центр. Я стал там таким, что начал понимать, АА может быть моим спасением.
Принятие АА, пришло внезапно, я понял, люди АА говорили мне, в чём я нуждался. В результате я начал ходить на собрания, ежедневно, осуществляя собственное служение в моей группе, вначале соблюдая и наводя чистоту, затем готовя кофе и осуществляя другие виды служения. Всё это стимулировало меня, как любил говорить мой спонсор, я помогал в построении веры в самого себя, возрождая, чувство собственного достоинства.
Первый раз в моей долгой жизни, я понял, - алкоголь стоил мне разрушенных надежд, потери друзей, уничтожения собственного достоинства, развалившихся отношений и удовольствия интеллектуальных достижений. АА разогнал туман, в который я погрузился, злоупотребляя алкоголем, возродил во мне любящую душу к семье, и снова вернул мне радость прекрасного бытия и красоты природы. Всю мою жизнь (жизнь непонятная за эти алкогольные годы) я мечтал стать писателем, но принёс себе столько вреда, что потребовалось много лет трезвости, пока я смог сделать старт в этом направлении. В 81году, после 21года трезвости, я написал своё первое ессее, как результат моего нового осознанного состояния. Эссе было отмечено в особой номинации, «Лучшее американское Ессее 1999года». Сейчас в 82 я погрузился глубоко в новеллы. Ничего из этих вещей не могло быть написано до моего соединения с АА. А сейчас в прекрасных годах трезвости всё возможно.

М. Б. (Возраст 70). Она присоединилась к АА в возрасте 61год.

Каждый день я принимала решение, никогда более не употреблять алкоголь, который управляет мной. Каждый день терпела неудачу.
Когда-нибудь моя жизнь изменится от самой ничтожной к самой радостной и комфортной. Как? Я пришла в АА – сообщество, когда мне было 61. Я была успешным профессионалом, но с другой стороны существовала запутанность психологическая, эмоциональная, духовная. Я поверила, моя неспособность контролировать собственное питиё, было моим недостатком. Я мало знала об этом.
Я была простым, скрытым, домашним выпивохой. На публике, я почти никогда не появлялась и не озвучивала собственную пьянку. Я никогда не шаталась, не падала и не заплеталась языком от выпивки. Я никогда не нарушала закон, никогда не прогуливала работу, никогда не госпитализировалась и не задерживалась полицией за пьянство.
Но чрезмерное, неконтролируемое пьянство делало меня ничтожеством, омерзительной и ненавистной сомой себе. Я просыпалась каждое утро, вспоминая, что я сказала, съела, сделала прошедшей ночью, и обычно плакала от молчания моей любимой семьи. Каждый день я принимала решение, больше не употреблять алкоголь, который управляет мной. Каждый день терпела неудачу. До того как день заканчивался, я повторяла собственное превращение в пьяницу.
Я никогда не была в тюрьме, хотя управляла авто в нетрезвом состоянии, с прицепом наполненным детьми, и это было обычным делом. Год за годом, я жила тюрьме, которую построила своими руками. Я не знала, какой была первая рюмка, которая сделала меня пьяницей. Однажды ощутив алкоголь на своих губах, я была раздавлена физически и эмоционально, стремясь употреблять его всё больше, больше и больше. Я долго была способна пить социально, как все, окружающие меня, в состоянии это делать. Водка была моим выбором, Но что-то с алкоголем необходимо была делать, даже Скотч меня валил.
Я много путешествовала и каждый раз боялась, когда проходила через контроль ручной клади, потому что в моём вязаном мешке всегда присутствовала бутылка водки. Эта крошечная бутылка водки на борту самолёта была скандалом. При движении я старалась держать моё сокровище в руках, несмотря на мысли о разоблачении, от которого я испытывала страх.
Я приняла железное решение жить собственной жизнью, исполняя только собственные желания. Я была сверх чувствительной, подозрительной, боящейся себя, грандиозно непокорной к окружению. Я была женщиной, которая отчаянно нуждалась в поддержке, для того чтобы жить. Алкоголь был этой поддержкой. Я не видела, как я могу жить без него.
Двенадцать лет назад, в день, который ничем не отличался от любого другого дня, я попросила мою дочь отвести меня на собрание АА. Ничего драматического не случилось. Только день начинался и заканчивался ненавистью к себе. Её позитивное отношение, спокойное поведение, облегчали моё беспокойство, и она не делала из моей просьбы большого дела. Я спросила её, что сказать, что делать, как представляться. Она сказала, - «Мама будь только сама собой!»
Когда они спросили, есть ли новички в этой комнате, я подняла руку и дрожащим голосом произнесла, «Моё имя М, я думаю, возможно, я алкоголик. Это моё первое собрание». Ответная реакция полностью поразила меня. Последовали аплодисменты. Меня попросили приходить вновь, и сказали, что я наиболее важная персона в комнате. Ободрённая приветствием, я почувствовала надежду, я слушала и слушала, но сейчас почти ничего не помню об этом собрании.
Я заставила себя делать только то, что мне предлагали. Я незамедлительно попросила другую «близкую по возрасту» (такую же пожилую) женщину, быть моим спонсором. Я открыла для себя, спонсор это синоним с проводником, знающим трезвую тропинку. Она предложила ходить на собрания каждый день, заставляла меня читать «Большую книгу Анонимные алкоголики» и постоянно говорила - не пей всего только один день.
На этой группе я обрела второй дом. В мало меблированной, простой комнате, улыбались блестящие глаза, было дружелюбие, красота, здесь статные незнакомцы встречали меня с распростёртыми объятьями. Я обрела новую полноценную дорогу жизни. Громадные крылья выросли у меня за спиной. С этого самого первого собрания, мало-помалу я стала утрачивать собственную привязанность к питию.
Прошло 12 лет с тех пор, как я впервые вошла в дверь моего первого собрания АА. Благодаря новой трезвости, я победила и успешно освободилась от опустошения, и живу с неизлечимой болезнью. Эти годы продолжительной трезвости, наполнили меня великой радостью, духовностью, миром разума, которого я не знала.
Я воспринял это, как благословление, которое я обрёл в АА, наряду с инструментами программы: посещать собрания АА, работать по шагам, звонить спонсорам, молиться и читать литературу АА, нести весть об АА другим алкоголикам, и искать Господа, как я его понимаю. Его, которому я поручаю мою волю и мою жизнь.
Благодаря содружеству Анонимных алкоголиков я обрела веру в Бога, в его волю, безусловную любовь и безвозмездную поддержку. В настоящее время, чтобы не случилось со мной на этой земле, всё делает меня счастливой.

С. С. (Возраст 83). Он присоединился к АА в 68 лет.

Я вставал ночью и пил. Я пил, чтобы чувствовать себя хорошо, но я всегда был болен и чувствовал себя отвратительно.
Моя алкогольная карьера продолжалась всего два с половиной года, но это практически убило меня. Чем старше вы становитесь, тем сильнее алкоголь действует на вас. Он берёт власть над вашим телом. Я реально не пил до 66 лет, но быстро стал запойным алкашом. Наконец я решился на суицид.
Я происхожу из очень религиозной семьи. В нашей семье алкоголиков не было. Никто из нас не пил, я пил совсем немного, когда я и моя жена были заняты воспитанием трёх сыновей. Я работал 31год, как контролёр по эксплуатации в большой корпорации.
Когда я прекратил работу, все дети были образованы, женаты и жили в своих домах. Я и моя жена достаточно часто ездили к ним, летали на Гавайи, Караибы и Мексику. Жена была сравнительно здорова, но однажды в одном из путешествий внезапно заболела. Неделю спустя, она умерла от тромбофлебита.
Сейчас я совсем один. Я отправился навещать друзей, но они всегда были заняты. Я поехал в дома моих детей, но у них была своя жизнь. Так я остался в собственном доме. Этот дом мне нравился, но я в нём был один. Я стал сходить с ума.
Я диабетик, и однажды проснулся с сильным тремором и в плохом самочувствии. Я не знал, что и думать по этому поводу, но я приготовил себе чашечку кофе и расслабился бурбоном. Как только я закончил пить кофе, тремор прекратился. Я почувствовал себя хорошо. Я подумал, - «Хек, это же лучше чем медицина!» с этого времени, как только меня охватывал озноб, я готовил и выпивал чашечку кофе и немного виски. Это привело меня к сознанию, гасить озноб только выпивкой.
Пришёл пост и я прекратил выпивку. На Пасху, не знаю, почему это сделал, я положил бутылку виски в авто. После мессы, я откупорил бутылку и отпил приличный глоток. Когда он прижился я пил день и ночь. Я вставал ночью и пил. Я хотел пить, чтобы чувствовать себя хорошо, но всегда болел и чувствовал себя отвратительно. Однажды ночью, я был так ужасно болен, что больше не хотел жить. Я хотел себя убить.
Я вышел и взял пистолет. Я положил пластиковый пакет на кровать, потому что не хотел пропитать кровью постель, и лёг на кровать. Я чувствовал себя отвратительно. Без оповещения я погрузился в диабетическую кому. Один из моих мальчиков обнаружил меня, и вызвал реанимацию. Они положили меня в госпиталь. Я был под интенсивной терапией пять дней. После 27 дней доктор сказал мне, - Я вытащил Вас, но я не хочу вас больше видеть в моём хозяйстве. Он был довольно грубым. – «Вы видите, что алкоголь сделал с вами?» Спросил Он. – «Вам лучше отправится в АА».
Он выписал меня в воскресенье, а в понедельник я пришёл на собрание АА возле моего дома. «Кто здесь босс?», спросил я мужчину, когда полуденное собрание началось. - «Я хочу увидеть босса».
Мужчина одарил меня насмешливым взглядом, а затем оглядел комнату. Он сказа. «Ты садись. Босса сейчас ещё здесь нет». Я сел, но босс не пришёл.
«Ты приходи завтра», сказал мужчина после собрания. «Босс, может быть, будет здесь завтра». Я пришёл снова, но босс не показывался. Я хожу туда 15лет, а босс до сих пор так и не появился.
Во-первых, я не думал в натуре, что я алкоголик. Но я помню, что мне сказал доктор: - «Если ты начнёшь пить, будешь доволен, если проживёшь месяца два с половиной». Так я продолжаю ходить на собрания. Это ужасно хорошая программа. Это прекрасная жизнь.

Ф. М. (Возраст 79). Она присоединилась к АА в 72 года.

Моим лучшим другом стали 80 глотков алкоголя.
Я родилась в красивейших горах на востоке Северной Каролины, и прожила там большую часть своей жизни. Я вышла замуж за товарища моего детства в 16 лет, в 17 у меня появился сын, а другой сын через 10 лет. Наша жизнь длительный период текла красиво и легко, и только в особых случаях мы употребляли спиртное.
Когда моему мужу диагностировали рассеянный склероз, наш мир перевернулся. В это время он находился под присмотром в региональном госпитале, а я всегда была дома, как хозяйка и мама. Он начал постоянно на меня давить, чтобы я окончила какие-то курсы, и нашла работу, которую смогла выполнять. Я овладела классической стенографией и деловым английским, когда закончила курсы, приступила к практической работе в 43 года. Это была оптовая торговля скобяными товарами, а площадки этой компании находились далеко от дома.
Работа, оказалась более сложной, чем готовили меня на курсах, но я была способной разобраться в ней, на практике. Но когда работа стала привычной, это было началом моей истории про алкоголизм.
Мой муж начал пить ежедневно, когда приходил с работы. Я вынуждена была наливать ему выпивку, иногда, если наливала больше чем ему требовалось, то сама могла выпить немного. Незаметно я стала наливать выпивку для себя. Это продолжалось несколько лет без больших осложнений, но в течение этого времени у моего мужа случился рецидив в 55 лет. Через три года он умер.
Сейчас я одна. Мои дети окончили колледж и работали далеко от дома, а моим лучшим другом стали 80 глотков алкоголя. Я работала каждый день, но когда приходила домой, напивалась. У меня начались провалы в памяти. Я могла говорить по телефону с моими детьми, или друзьями и не могла вспомнить на следующий день, что я могла наговорить. Это продолжалось несколько лет, однажды ночью, я приехала домой от моей лучшей подруги и не могла вспомнить ничего. Я решила, должно быть имею проблему, позвонила в АА, леди пришла за мной и отвела на собрание этим же вечером. Мне было 62.
Я посещала собрания, готовила кофе, вела собрания, служила секретарём, ходила в реабилитационные центры по субботам, помогала в организации собраний, и оставалась два года в трезвости. Время шло, я стала задумываться иногда, не стоит ли проконтролировать выпивку.
Совсем недалече от двух лет трезвости, я отправилась в круиз на Багамы. Как только я исполнила, это потаённое желание, как начала пить снова.
Я снова вышла замуж, за человека, которого давно знала. Он потерял свою жену от рака, позвонил мне, а через год мы поженились. Я рассказала ему мои проблемы с алкоголем, с тех пор он перестал пить, он не делал из этого проблему. Он всегда был предупредительным и всегда следил, когда я хотела что-то выпить, особенно вечером перед нашей едой. Он был самой драгоценной поддержкой, он переживал за моё питиё. Он умер от сердечной недостаточности, перед тем как умереть, он говорил мне, если он умрёт первым, я могу довести себя выпивкой до смерти. На протяжении трёх лет после его смерти, я практически так и делала.
Что-то случилось со мной однажды ночью, это не зависело оттого, как много я выпила, я не чувствовала этого. Кто-то подсказал мне позвонить старой подруге по АА. Двое друзей пришли быстро, поговорили со мной, я поняла, должна вернуться на собрания, и даже пройти реабилитацию, если необходимо. Я претворила в жизнь собственное желание, пришла на собрание - дрожа, тревожась, полная смятения и страха. Я помню всё, что пережила на первом собрании, - «Оставайся трезвым один день». У меня было желание и готовность, но не было уверенности в «способности».
Я начала этот день без выпивки в 72 года, сейчас только закончились семь лет великой жизни, которые я только знала. Я обрела мир и душевность в этой прекрасной программе АА и Высшую силу, которая делает для меня, что я не делала для себя.
Я вижу громадный призыв, который гласит, - «Если ты идёшь неправильным путём, Бог всегда направит тебя на путь истинный». АА сделал это для меня.

Д. О. (Возраст 67). Он присоединился к АА в 66лет.

«…моё увлечение работой было превращено в увлечение алкоголем».
Мой алкоголизм начался поздно. Однако с упрямой настойчивостью, я потерял время и обнаружил себя, входящим на собрание АА, в возрасте 66 лет. Но это только начало моей истории.
Я родился в первом поколении иранских католиков, которые объединились в центре Нью-Йорка. Мой отец был юристом, моя мать типичная домохозяйка. Кроме этого, у меня был дядя, который был алкоголиком, а мои родители были социальными пьяницами. Алкоголь был всегда легко доступным в моём доме, и во время учёбы в высшей школе. Однако я никогда не злоупотреблял им.
Алкоголь был частым участником моей жизни во время учёбы в Престижном колледже Лиги Плюща. Однако я употреблял с желанием, но это были редкие случаи, проблем не было никаких. Что-то подобное происходило и после окончания колледжа, у меня, как офицера Воздушных сил истребительного гарнизона. Но я опять заостряюсь на моменте, это не было какой-то моей особой привязанностью, несмотря, что мои сослуживцы сильно поддавали.
В высшей школе Лиги Плюща, было так же, как и в воздушных силах. Но потом я женился, с двумя детьми, я работал на разных работах, однажды, мне пришлось быть барменом. В те дни я был реально равнодушен к алкоголю, скорее по экономическим мотивам, и по причине сильной занятости, чем нежеланием пить.
После законного окончания школы, я повёз мою семью, уже с тремя детьми на запад поступить в престижную фирму юристом. После пяти лет работы, я добился, что стал партнёром в этой фирме. Празднуя такое перевоплощение с женой, я купил первую бутылку виски в возрасте 32 лет. Годы работы в фирме были счастливыми, а финансово очень основательными. Но это требовало 50-60 часов в неделю, что отнимало время от моей жены и семьи, которая состояла уже из 4-х детей. В то время когда я стал управляющим партнёром в фирме, она выросла от 15 юристов до 200 активных, и поддерживалась ещё 250-тью. С той бутылки виски неким образом начался расцвет моего пития; и пока это ограничивалось одной рюмкой перед обедом, за 30 лет выросло до 2-3 и плюс на ночь. Я ещё не чувствовал страстного желания к выпивке, и осознавал, у меня нет растущих связующих проблем, с которыми срочно надо было что-то делать.
Я завершил свою деятельность в течение десяти лет, как управляющий партнёр и в возрасте 62 вернулся к обязанностям «простого партнёра». В течение этих десяти лет, я посвящал львиную долю своего времени управлению компанией, в котором я действительно разбирался, и отдавал большую часть моих клиентов под опеку молодых партнёров фирмы. Это лишило меня опыта конкретной работы, когда фирме было необходимо усилить свою культуру обслуживания «часы ответственности», я терял понимание и подготовку.
Я быстро терял престиж, и недолго оставался управляющим партнёром, с чувством неполноценности и отчуждённости, потому что не соответствовал «пику ответственности». В противоположность я стал посвящать внимание семье и собственному питию. Эти проблемы, возможно, зрели давно, но я был занят, чтобы заниматься ими. Мои три рюмки перед обедом, плюс одна на ночь, включили рюмку ланча, и рюмку перед уходом домой, иногда я позволял себе рюмку с утра. Но страстное желание к выпивке стало появляться, и моё невнимание к работе превратилось в занятия алкоголем. Тем временем мой четвёртый ребёнок вырос, счастливо женился, успешно строил свою собственную карьеру и больше не тормозил мои выпивки.
Пока мой алкоголизм расцветал, у моей жены обнаружили злокачественную опухоль, ей сделали за два года две хирургических операции и химиотерапию. Болезнь жены затухала, а мои чувства о собственной неполноценности усиливались, я почувствовал, что изменился и добровольно ушёл из юридической конторы после 39лет работы. Это ничего не решило! Здоровье моей жены продолжало ухудшаться, а моё питиё ускоряться и превращаться в пристрастие. По счастью я умудрился избежать таких типичных проявлений алкоголизма, как авто аварии, детоксы и прочее. Мне нравилось верить, что сдерживаюсь в своём питие, но я действительно думал, я очень пылкий и заговорённый, как ангел.
Моя жена умерла в 44 года, моя жизнь была разрушена. Я добровольно отправился в восстановительный центр, через два месяца после её смерти, и начал ходить на собрания АА для своего возрождения, но через 30 дней я начал пить снова, в значительно больших количествах. Вначале я избегал типичных проявлений выпивки. Затем мой друг пригласил меня в свой дом посмотреть футбол. Затем я насчитал семь продолжительных отрезков, когда гостил у моих дорогих друзей и троих детей. Это была тяжёлая, испытательная экзекуция, в 11 часов ночи, я лёг в кровать в 900 милях от дома в реабилитационном центе на среднем западе.
После возвращения домой, я посещал шести месячную программу реабилитации, и ходил на собрания АА, и только в это время проникся пониманием. Благодаря одной потере сознания, я усвоил урок бессилия, и вернулся в трезвость. У меня появился спонсор, я ходил на собрания АА три-четыре раза в неделю. Я регулярно рассказывал пациентам регионального восстановительного центра, о необходимости знакомства и изучения программы АА.
Никогда не поздно радоваться трезвости. Ушли страстные желания и озабоченность перед «следующей выпивкой». Я чувствую себя и выгляжу достаточно хорошо. Мой шаг свободнее, мой разум чище. Депрессия и мрак ушли. Я чувствую себя намного спокойнее, к самому себе и более значимым для других. Я больше не чувствую необходимости благодарить других, утверждая себя. Далее я получил достаточное удовлетворение, помогая другим, особенно, когда делал это анонимно. Я знал, я помогаю и это реально работает.
На большинстве собраний АА, и в ближайших восстановительных центрах, я один из старичков, если нет более опытных, среди излечивающихся. Я научился управлять накоплением сдерженой мудрости, с годами и это часто доказывает пользу. Это никогда не поздно, радоваться трезвости.

С. Х. (Возраст 60). Она присоединилась к АА в возрасте 59лет.

Я звала момент пития, чтобы чувствовать себя хорошо; я пила, чтобы жить.
Хирург взглянул на меня, лежащую на больничной кровати, и сказал, - «Я восстановил ваше сердце, вам будет хорошо, но если опять станете принимать алкоголь, вы разрушите всё, что я сделал». Я слушала его слова, но они мало что значили для меня, потому что я только возвращалась в жизнь. Я была так слаба, но размышляла, если бы имела силы совершить самоубийство, используя лежание в кровати из четвёртого ряда от окна. Но знала, у меня нет энергии, фактически я не имела сил даже протестовать докторскому плану, перевести меня из кардиологического отделения в детоксикацию, в этой же больнице.
Комната детокса выглядела просто; но у меня была натуральная паника, когда поняла, где нахожусь. Я только лежала на кровати и считала протекающие дни, ждала хирургического освобождения. Я слышала голоса в коридоре и знала, что к другим пациентам ходят посетители, и они ходят на собрания АА, куда, в конце концов, согласилась ходить и я. Я дрожала. Тряслась и не имела способности сконцентрироваться, но продолжала ходить на собрания, стараясь найти ответы на некоторые вопросы.
Когда меня выписали из госпиталя, я возвратилась домой, который был местом моего одиночного пития многие годы. Я осмотрела свой дом и поняла, что он стал для меня тюрьмой. Во времена моего развода, у меня была работа на административном поприще, в собственном представлении я была «большая шишка» с громадной ответственностью и престижем. Но и после, когда я заимела проблемы со здоровьем, которые включали астму, артрит и проблемы с желудком, я пыталась сохранить собственные позиции и принимала всё больше и больше медикаментов. Я никогда не говорила своим докторам правду о моих выпивках, так как не знала смертельных комбинаций алкоголя и наркотиков, которые принимала годами.
Мой сын был моей самой грандиозной радостью, но так как моя выпивка прогрессировала, я потеряла способность общаться с ним и дарить ему любовь, которую он заслуживал. Мои отношения с матерью становились напряжёнными, заставляли меня испытывать чувство вины, потому что я не могла быть доброй, порядочной дочерью в которой она нуждалась. Моя единственная сестра посещала АА, и жила в другом штате. Она при случае систематически нажимала на меня, это воспринималось мной негативно, приводило меня в бешенство, в результате мы перестали общаться.
Я оказалась одна в моём прекрасном доме с алкоголем, единственным моим компаньоном. Я работала в течение 17 лет, но последние несколько лет были пыткой. Я потеряла интерес к собственной деятельности, а так как мои ноги были опухшими, я могла надевать на работу только большие, уродливые башмаки. К моему великому огорчению, никто не был способен вытерпеть запах перегара в моём дыхании, хотя я часто чистила зубы, и без конца питалась мятными таблетками.
Я взяла за правило не пить в течение рабочего дня, но в момент, когда входила в дом, пила, не сбросив пальто, я должна была проглотить порцию водки, или чего-то ещё, что стояло на кухне. В конце концов, напряжение стало невыносимым. Несколько приступов тахикардии на работе закончились сохранением на долговременном лечении и отсутствием на работе.
Сейчас я весь день дома, без всякой ответственности, не имею желания вставать с постели, и не имею желания не пить, несмотря на то, что хочу не пить. Я перескочила с водки на белое вино, которое я закупала по случаю. Я больше не двигалась, редко выходила на улицу, редко болтала по телефону, никогда не читала, жила всё время в страхе.
Я звала момента пития, чтобы почувствовать себя хорошо; я пила, чтобы жить. Я ожидала вечера, потому что в сумерки могла свободно закрыть дом, запереть двери и окна, и пить, пока не буду готова свалиться в кровать. (Натурально я всегда была готова лежать в кровати, потому что редко вылезала из собственного халата и комнатных тапок). Моя паранойя была такой великой, что заставляла меня по нескольку раз за ночь запирать и перезапирать замки на дверях и окнах.
Это не доказывает, что моё падение было прямым, в течение пяти месяцев после увольнения с работы, я попала к главному хирургу, прошла через детокс, и была сейчас готова посещать собрания АА.
Моя сестра приходила ко мне, и брала на собрания каждый вечер. Это была та самая сестра, которая пыталась произвести мою перестройку десять лет назад, но только сейчас я была готова слушать всё, что она могла сказать! Она составила мне список ближайших собраний, я была удивлена, их оказалось более 200 в неделю. Она познакомила меня с ближайшими женщинами, которые жили по программе, они взяли на себя ответственность сопровождать меня на собрания, потому что я не могла ездить.
Я боялась ходить на собрания АА, но чувствовала, у меня нет выбора. Я была в шоке и старалась, хотя мне трудно было понять всё, что говорилось в АА, но понимание не наступало. Я была погружена в такие заботливые руки. Я всегда хотела свалить оттуда, а сейчас внезапно поняла, что заимела добрых людей, заботящихся обо мне. Я буквально почувствовала, новая жизнь началась. Я старалась что-то делать, ходила на собрания каждый день, читала книги, заимела спонсора, работала по шагам, стала радоваться и быть живой и трезвой.
Я страшилась собственного 60летия, но когда этот день пришёл, поняла, я была трезвой и отпраздновала эту дату с людьми, которые заботились обо мне, чувствовала себя здоровее, сильнее и оптимистичнее, чем я была годами.
С алкоголем моя жизнь была примитивной и незащищенной; в трезвости мир открылся мне. Я брала уроки акварельной живописи, купила новую одежду первый раз за последние годы, моя домашняя группа думала, я готова для служения, а мой сын прислал мне билет, чтобы я прилетела к нему!
Как сказал один хороший друг по АА, только «Волшебный освежитель! мою жизнь из мрака повернул к белым живым цветам и всё это существует, только в АА.

К.Б. (Возраст 77). Он присоединился к АА в возрасте 69.

На протяжении почти 50-ти лет…алкоголь контролировал мою жизнь.
Я был ребёнком, рождённым во время Великой Депрессии, у родителей, которые жили и дышали религией, контролировали каждый аспект моей жизни, а я это ненавидел. Я был уверен, я отличаюсь от других людей, чувствовал что-то должно произойти со мной, пока не прожил первый год трезвости.
Я поимел свою первую выпивку в юношеские годы в высшей школе, после этого пил много раз и полюбил это, случай хранил меня в те времена. Я отучился два года в колледже, перед тем как меня забрали в армию, где я провёл пять с половиной лет, периодически летая на Б-52 в театре Тихого океана. Алкоголь изначально стал играть большую роль в моей жизни.
На протяжении почти 50-ти лет, когда я покинул армию, алкоголь контролировал мою жизнь. Я женился три раза, заимел двух дочерей в первом браке, и двоих в моём втором. Я женился на третьей жене, потому что она не препятствовала моим выпивкам, и всегда ухаживала за мной, когда я был пьяным. Это случилось 30лет назад, я встретил её, когда мы временами встречались в баре. Она никогда не видела меня трезвым, и совершенно точно не любила это состояние. Она сказала, она защитит меня от пития.
Тем не менее, я работал на множестве работ, и несколько раз в бизнесе, большинство из которых закончились благодаря алкогольным приключениям, или продолжительным периодам пития. Были потери домов, финансовые проблемы, крушение авто, отказ от детей, некоторое время в тюрьме и так далее, но я никогда не признавал алкоголь своей проблемой.
Однажды утром я проснулся около пяти часов, я вспомнил, что ходил в бар, где опрокинул около 8ми порций водки через соломинку, всё это выпил и в предыдущую ночь. Это становилось моим ночным ритуалом, поэтому через несколько недель я был способен опрокинуть чашку этого зелья в рот, не глотая.
Моя жена 22-х лет, должна была вставать идти на работу, а я желал прекратить ужасный тремор, который бил меня каждое утро несколько недель, или месяцев. (Я реально не уверен - может быть это были годы). Я порой осознавал, что имел достаточно алкогольных потрясений, которые должны прекратиться и жизнь будет о’кей через несколько часов. Мне не приходила мысль, что необходимо дать организму отдохнуть, хотя бы один день. Где-то около 2часов после обеда, я опрокинул две по пятьдесят водки. Я был один, обвиняя и матерясь на каждого и на всёх, за все проблемы моей жизни, но не знаю по каком закону, я не был пьяным. Но внезапно до меня дошло, я не смогу решить мои проблемы один, такое случилось первый раз в жизни, я должен рассказать другому человеку, что нуждаюсь в помощи.
Я знал очень мало об Анонимных алкоголиках. Я ранее посетил пару собраний АА, но верил, что отличался от этих людей, и эти АА не помогут в моих проблемах. Я решил вернуться опять к употреблению, но не только не смог ограничить, но понял, что стал пить ещё больше. Я вспомнил, кто-то на АА собрании говорил, что прошёл через реабилитацию, внезапно я почувствовал, возможно в этом я нуждаюсь.
Не знаю, по какому разумению, я открыл телефонную книгу и увидел региональное объявление помощи химически зависимым, после осмысления увиденного, я набрал номер и сказал кому-то, я не могу остановиться в питие, и мне необходима помощь. Они задали мне несколько вопросов, и сказали приходить незамедлительно. Когда моя жена пришла домой с работы, я сказал ей, что собираюсь в госпиталь, она согласилась довезти меня туда, однако сказала, не думала что со мной так всё плохо.
Моя память о событиях тех нескольких дней смутная. Время текло как в калейдоскопе, меня кормили с ложечки, потому что я не мог поднести пищу ко рту, чтобы не рассыпать, меня подталкивали, чтобы мог перейти улицу к церкви, в которой проходили собрания АА, ночами без сна я лежал в кровати, всё тело моё трясло от озноба.
После 20 дней реабилитации, я очутился в новом странном мире, который не понимал. Я нашёл спонсора, ходил на множество собраний, но не мог принять себя, как алкоголика до Рождества на седьмом месяце трезвости. Моя старшая дочь, которая была в АА к тому времени 12лет, проехала 700 миль, чтобы провести на собрании этот день со мной. Она рассказала собственную историю и о том, как она гордиться, что её отец сейчас, как и она был трезвым. Затем сказала, она и её сестра никогда не знали в какое время ночи их отец может прийти домой, в каком состоянии он окажется. И придёт ли он вообще. Она рассказала, как они боялись садиться в машину и ехать с отцом.
Я сидел весь в слезах, признал, я алкоголик и моя жизнь стала неуправляемой. Я смог осознать только первый шаг, и в этот момент понял, моя жизнь в трезвости только начинается. Я служил, как секретарь на многих группах, провёл три года обслуживания в главном офисе, был спонсором у большого числа людей, и любил каждую минуту этой жизни. Да, ещё я готовил кофе и помогал его раздавать на собраниях.
Сейчас, когда это пишу у меня семь с половиной лет трезвости, я отпраздновал 77-ой день рождения, имею успешный бизнес, большое число друзей, четыре прелестных дочери и прекрасную жизнь в обществе. Для меня жизнь началась за два месяца до моего 70летия.

Дж. Х. (Возраст 75). Она присоединилась к АА в возрасте 61год.

Редко, когда я была действительно счастлива - редко искренна в чём-либо! Сплошное притворство!
Совсем недавно я отпраздновала 14 лет трезвости. Трудно поверить; были времена, когда я не могла дня прожить без алкоголя. Когда я пришла в АА, мне был 61год, и я не думала, что буду делать 14лет. Я была уверена, лучшая часть моей жизни завершена. Я никогда не могла поверить, какой необыкновенной моя жизнь должна стать!
Моя жизнь мгновенно повернулась в лучшую сторону, когда однажды утром я проснулась и сказала, - «Мне нужна помощь!» Эти слова были ответом на вопрос моего мужа, - «Твоя ночь прошла сегодня хорошо?» У нас был обед с друзьями и так далее, я пила мою привычную водку до того, как мы вышли из дома, значительно большую дозу за обедом и закончила наперекор утверждениям моего мужа. Как всегда и более того я пошла в кровать злая. Проснулась среди ночи, чувствуя, я могу умереть, и сказала себе: я не могу больше так жить. Я не хочу больше это творить. Бесчисленное количество раз я молилась, «отврати от меня желание выпить – помоги мне завтра отказаться от алкоголя». Каждое завтра приносило очередную выпитую бутылку с моим изобретательным другом, который сейчас превратился в моего врага. Только я не могла отстраниться от него совсем.
Когда я признала, что нуждаюсь в помощи, я никогда не думала, как много этой помощи может прийти. Мы должным образом отправились в госпиталь. Я ответила, «Да» на все вопросы, кроме одного, который звучал, - «Вы пили по утрам?» Я подумала, это довольно тяжело признать, что пила по утрам! Они спросили, - «Вы принимали ланч, или ланчевали с друзьями?» - «Ну да было такое!» – «Вы пили вино, и Кровавую Мери!?» - «Да конечно!» – «Затем вы пили по утрам?!» Я была алкоголиком и нуждалась в помощи. Я, кто вставал каждый день и совершал прогулку в три мили! Я была уверена, если могу это делать, то не могу быть алкоголиком.
Я знала, не хочу идти по жизни в связке с алкоголем, укажите мне, как мне это сделать? Редко когда я была действительно счастлива – редко искренна в чём либо! Сплошное притворство!
Мой муж и я, росли в Великую Депрессию, а были рождены в двадцатые годы. Мы поженились в 1943г, в середине Второй Мировой войны. Все наши употребления были связаны с выходными днями. Это были еда и выпивка, нам было прекрасно (на утро мы были боеспособными). Я просматривала наши теперешние выходные. Алкоголь был очень важной частью нашего приятного время провождения. Это вдохновляло меня на танцы, на разговоры, и делало меня приятной девочкой. Да, первые годы замужества были полны веселья, мы всегда были вместе.
Как жена лётчика я решила не быть зависимой (жёны были осуждаемы, как «зависимые»). Я старалась быть самодостаточной. А если я была вынуждена делать что-то трудное, я старалась убедить себя - я могу это сделать – собственными силами, если необходимо. Моё первое путешествие над океаном было в 1953году, это моё первое пребывание в самолёте с 4-мя детьми: 2, 4, 6, и 8 лет. Это было нелегко подняться в Нью-Йорке и приземлиться в Германии.
В Германии я поняла, каким прекрасным может быть вино. Я пила достаточно много разных марок! Это были прекрасные дни. Но большое количество вина могло испортить эти прекрасные дни, и я помню эти мрачности до сих пор.
Наша Воздушная карьера продолжалась 32года, и закончилась в Пентагоне с различными назначениями «туда-сюда-обратно», с несколькими путешествиями в Европу. Я безуспешно старалась быть заботливой и не пить достаточно много. Но не всегда успешно. Я портила иногда очень приятные мгновения. Мы были очень рады, что получали такие назначения – иметь такую прекрасную карьеру - естественно не могла думать, что мой питие станет на пути продвижения моего мужа. Я с трудом старалась удерживаться в рамках примерной жены в Воздушных силах.
Когда поступила на реабилитацию, я обрела способность посмотреть на себя, как на персону не только, как чью-то жену, мать или дочь. Я начала искать ответ, кто я была и что у меня внутри, что делает меня такой, как я есть. Я также изучила, то что не имела, заливая в себя алкоголь каждый день.
Обрела свободу, наконец! Я благодарна моей Высшей силе и АА, что более не подчиняюсь алкоголю. Я свободная женщина с клеймом новой жизни. Я ожидаю каждый день собрания АА, я представляю это событие, словно это первая рюмка! Слава богу, я не делаю этого более.

Комментарий переводчика.

С большим интересом я читал этот буклет несколько раз, и у меня появилось желание перевести его на русский язык. Когда приступил, сделал это на одном дыхании, с озарением и надеждой, что помогу тем, кто страдает от алкоголизма в преклонном возрасте и думает - жизнь закончилась! Я раньше робко думал, в трезвости жизнь только начинается. Но всегда себя одёргивал, реальность возраста всё-таки существовала для меня. Когда прочитал, что одного из моих собратьев по АА признали, как одарённого эссеиста на 80том году жизни, то воспарил духом настолько, что осознал - жизнь на 20том году трезвости в 63года, только начинается! Это не рисовка, это не актёрская игра, это действительно так. У меня всегда впереди вся жизнь, это не зависит от количества дней, месяцев или лет, которые предстоит прожить.
Сегодня день Святителя Николая, в 1996 году Господь убедил меня, Он существует, когда отсрочил смерть моей тёщи на 20-е декабря, я это прочувствовал, но со временем в суете забываю об этом просветлении. Сегодня полностью осознаю, наступило новое осознание и принятие собственной трезвости. Это моя новая жизнь и я совершенно не должен думать, что она конечна. Она для меня существует, как объективная реальность в одном дне, который краеугольный камень моей трезвости. Спасибо этим оптимистичным людям, которые в отличие от меня начали трезветь намного позже, но впечатления от трезвости у них намного ярче. Я рад, что прочитал, понял, проникся и доношу это до других, кто сейчас сомневается - стоит ли в 55, 60, 65 лет обретать трезвость, общаясь с Анонимными алкоголиками. Только мы можем понять друг друга, наполнить энергией и помочь отправится в долгий интересный путь в трезвую жизнь.
Господь всем дарует радость трезвой жизни, открывает и учит здравомыслию, наполняет мудростью и мужеством. Аминь!

* * *

Действия, которые совершаются вместо Четвёртого шага.

Things to do instead of step 4

Сейчас у меня шесть лет трезвости. Я сделала всё шаги, Я звоню регулярно моему спонсору, я хожу на собрания, у меня есть домашняя группа и я встречаюсь с новичками. Моя проблема в том, я очень часто испытываю обиду на кого-то. Ну, это не совершенно точно сказано, я имею обиды, а реальность такова, я имею список обид, которые растянулись на пять страниц.
Мне нравится говорить вам все причины, которые оправдывают моё негодование против парня, но я скрываю это от моего спонсора. Я работаю с ним на протяжении четырёх лет.
Факт, что я пишу это вместо того, чтобы заканчивать Четвёртый шаг, не расстраивает меня. Просто существует множество очень важных поступков, которые мне необходимо делать так же хорошо: менять бельё, следить за состоянием банковского счёта, следить за новинками в кино, смотреть телевизор.
Я не помню, насколько моё первое погружение в Четвёртый шаг было мучительно. Думаю, я была на своих первых девяноста днях трезвости. В те дни, мой спонсор и я, читали Большую книгу вместе, и когда дошли до 63 страницы, она сказала мне последовать этим примерам и начать писать собственные обиды. Я не слышала тогда множество ужасных историй о трудностях прохождения Четвёртого шага, про людей, которые начинали пить, когда приступали к нему. Я не могла представить, как описать мои обиды, причём глубоко и бесстрашно, полностью осознавая моральную исповедь, но я была готова делать это, как бы то ни было. Я не познала великого облегчения, когда со спонсором сделал Пятый шаг, несмотря на то, что она помогала мне постигать, самые большие заблуждения, которые были у меня. Моё первое ощущение от духовности было следующим.
Зацикливание на собственных обидах, обкрадывает мою духовность каждый раз. Более того, я тогда ещё не видела, как это развивается – я часто опрометчиво боролась в способности обозначить то, что я чувствовала, вместо того чтобы признать – это обида.
Мой первый спонсор часто говорил, “Не думай”, и это один из самых лучших советов, которые я слышала в АА.
Это один из путей разузнать, имеете ли вы огромную обиду против кого-либо: Посмотри на это пугало в церкви. Ой! Работа с обидами не лёгкое задание, я занимаюсь этим, это намного легче делать ежедневно, как Десятый шаг. Таким путём, я сразу признаю мои заблуждения и не подвергаю собственную трезвость риску, принимать негатив от людей, которых я действительно люблю, стараясь не занимать драгоценное время спонсора, ещё раз прорабатывая Пятый шаг.
Я знаю завершение Четвёртого шага, будет ещё ценнее. Это всегда так. Существуют и другие подарки, наряду с подъёмами, которые приходят, если не возиться долго с тяжёлым бременем. Эти Шаги, которые делаю последовательно, действительно убирают некоторые из моих самых ярких дефектов характера, заставляют меня быть более дружелюбным, работящим, лучшей сестрой и дочерью.
Необходимо сказать, я с трудом преодолеваю путь к счастливой судьбе, порой очень медленно. Совершая определённые правильные поступки, которые приводят меня к завершению Четвёртого шага, а это приведёт к признанию моих заблуждений, так я могу вновь обрести собственную духовность.

Ariel. M. Tucson, Ariz.

Журнал “Grapevine”, апрель 2011г. стр. 24-25, перевод Валера, Краснодар, группа АА «Сиссития».

Комментарий переводчика.

Мне за время моей трезвости, а ей уже 18 лет, приходилось слышать множество мнений по поводу прохождения Четвёртого шага. Мне повезло, в начале отрезвления я оказался один. Желание быть и жить трезвым, захватило меня, и самым большим помощником оказалась книга 12+12. Я с ней не расставался, она испещрена моими заметками, комментариями, пометками и дополнениями. В моё время, как говорит автор, я не мог услышать всех опасений, которые распространялись в связи прохождением Четвёртого шага, и я благодарен Высшей силе за такой путь моей трезвости. Я последовательно изучал все строчки, абзацы и главы этой полезной книги, по мере возникновения собственных трудностей и откликов на прочитанное, я пытался найти противоядие от желания напиться. Это мне, слава Всевышнему, удалось. Сейчас, размышляя над тем, как проходят Четвёртый шаг новички, и все остальные члены АА, я чувствую отрицание пути, когда недостатки характера выискиваются, практически насильно, или навязчиво надиктовываются спонсором. Я называю это революционным путём прохождения дистанции с 4-го по 7-й шаги. Мне по нраву эволюционный путь развития и прохождения. Четвёртого шага, когда по мере возрастания духовной составляющей открывается суть тупика, за которым стоит определённый дефект моего характера.
Для иллюстрации могу пояснить, суть обиды на собственную внучку, жену или дочку совершенно разные, но чувство ущемлённости, недооценённости, ущербности, и униженности очень похожи. Разбираясь в ситуации, которая привела к обиде, можно ухватить, как различия, так и общность обид, и тогда это будет настоящая работа по Четвёртому шагу, а не личностная возня, которая базируется на предубеждении, которое сложилось намного раньше того, как я начал пить, или остановился в питие. Я не отрицаю, рекомендации, которые даются на 63-65 страницах Большой книги работают, и им необходимо следовать. Для себя я изменил таблицу, расширил, как мне удобнее на сегодня, хотя может так случиться, что количество колонок увеличиться, но качество духовной работы остаётся на месте, а должно повышаться.

1. Действия, события, человек
2. Чувства, которые я переживаю
3. Причины этих чувств и эмоций
4. Действия по преодолению или культивации чувств
5. Последствия моих действия и анализ поведения

По мере осмысления собственных недостатков и дефектов характера, происходит заполнение новых строчек. Это даёт мне самому более полное представление, кто я есть, в каком направление двигаюсь, и в каком необходимо двигаться. Я работаю с действительно существующими, осознанными мною недостатками и дефектами моего характера, а не занимаюсь теоретическими выкладками, - Что такое хорошо и что такое плохо? Очень рад, что прочитал эту статью, она меня подбодрила и наполнила уверенностью, Четвёртый шаг начинается практически одновременно с Тремя первыми. Нет необходимости настаивать себя, мы не вино, мы потребители вина. Всё что вино могло, оно с нами уже сделало, остаётся лечиться от его воздействия. Чем скорее приступаем к этой не очень радостной работе, тем основательнее будет моя трезвость.

* * *

Поиск Веры

Когда он по-настоящему отвернулся от бутылки, он смог, наконец, выкинуть её из головы и обрести Господа.

Quest for Faith.

When he let go of the bottle, he could finally let go and let God.

Агностик приходит на своё первое собрание Анонимных Алкоголиков, уже поборовшимся с большим количеством простых, неодолимых препятствий, прежде чем быть побеждённым идеей, что должен препоручить собственную жизнь и волю на попечение Высшей силы. Этот случай, возможно, более судьбоносен, чем множество дерзких выпивок. Анонимные Алкоголики последняя остановка на продолжительном пути банкротств и разрушений. Многие из нас были готовы делать что-то, и я это часто слышал на собраниях, “Если слово Бог выносит тебя с твоего места в АА, мистер Алкоголь, будь уверен, загонит тебя обратно к себе".
В 40 летним возрасте я радуюсь трём годам трезвости, несмотря на то, что первый раз был новичком, за неделю перед моим семнадцатилетием. Я боролся с принятием собственно болезни более половины моей жизни. Основа моей борьбы лежала в трудном принятии силы более могущественной, чем моя собственная. Я не принимал религию, надеялся на образование, и дерзко провозглашал моё неверие. Мне недоставало ключевого ингредиента Билла У, предлагаемого, как квинтэссенция нашего выздоровления, смирения. В книге «Как это видит Билл», он представляет, Всякий прогресс АА можно охарактеризовать двумя словами: смирение и ответственность. Наше общее духовное развитие, может быть определёно нашим согласием строго соблюдать эти великолепные правила. По счастью в книге «Как это работает», Билл также предупреждает нас, «Мы претендуем на духовный прогресс, нежели на духовное совершенство». Даже сейчас, когда я уже продумал смирение, и как его применить на практике с моими страхами, моё эго стало до смешного фантастичным. До того, что мои медитации становятся обличающими и заманивающими, а я перестраиваюсь, как только доктора и профессионалы в медицинском поле приближаются ко мне и понимают мой алкогольный разум.
Возможно, я должен только возвратиться назад.
Обернувшись назад и продумывая моё первое погружение в трезвость в центре излечения от алкоголя, я отчётливо помню зафиксированную яркую фразу, которую услышал на собрании: Я почувствовал себя так, словно имел «Бога, как воздушную яму, которую отчаянно старался заполнить алкоголем. «Божественная воздушная яма», это объяснило всё. Долгое время, этот образ значился, как необходимость наполнить эту бездонную яму. После старания сделать только это, я начал пытаться принять и признать мою жизнь несостоятельной и перепоручить её под присмотр Высшей силы по собственному признанию, которую я сейчас с комфортом принимаю, как Бога.
На протяжении моих поисков, были времена, когда я мог признать существование всеведущих сил, всевидящих, небесных, существенных объединяющих всё созданное и материальное во всех хаотических танцах, музыкальных и оркестровых сферах. Главное в моей духовной вере, заключалось в незнании, существовал ли Бог, а если существовал, то конечно не заботился о моём жалком существовании. Гордыня и стыд заполнили пространство, где смирение должно естественно существовать.
Моя вторая попытка излечиться начиналась для меня с морального банкротства, страдания от необъяснимой деморализации, которые испытывают большинство алкоголиков. Я принял решение делать, что было сказано, подобрал спонсора, который был благочестивым Христианином. Он вёл меня, никогда не принуждая, по тропинке, которую принял в своей трезвости. Я пробивался вперёд с рвением фанатика тёмного средневековья, вымаливая спасение и проклиная себя за собственные грехи. Я рвал на себе волосы, бил себя в грудь, проходя пятый шаг, творя глубокие поклоны в собственных молитвах, перенося стыд и чувство вины на собственные рукава. Но это была очень маленькая комната для смирения, или простого персонального единения со всех любящим и всех прощающим Богом. Я тащил себя на собрание ежедневно, принимая обязательства и отмечая время. Это всё продолжалось пока я не встретил женщину, которая полюбила и позаботилась обо мне, так я почувствовал собственную Высшую силу, которая действовала, так что я отставил в сторонку, тяжесть собственной вины, и сразу произошло проникновение и единение с АА.
Достаточно быстро, я обнаружил в себе старание почувствовать размер Божьей благодати с женой, детьми и в постоянной работе. Стало понятно, одна выпивка изменит мой разум. В сравнительно короткий отрезок времени, я вытеснил алкоголь из каждого дня. Моя голодная жизнь предостерегли не покинуть жену, сделать брошенными и без отца троих детей. Если моя жена не звонила матери присмотреть за детьми, а она и я позволяли посетить собрание, которое проходило всего в двух шагах от нашего дома, это могло закончиться трагически.
Я был поверженным, законченным, и прибитым, что имел только одно место преобразиться. Я добрался до места, где я мог принять идею силы более могущественной, чем моя собственная, способная любить меня, несмотря на мои недостатки. Я принял решение препоручить собственную жизнь и волю Высшей силе. Я сделал то, что говорил. Я молюсь постоянно, выпрашивая готовность и предводительство во всём, только бы не выпивать. Я отчётливо помню наличие вполне определённого состояния от выпивки, которое могло быть хорошими, или плохим. Огромнейшее чувство страха, которое испытывало моё сердце, продолжает возвращаться ко мне в обществе. Такие состояния полностью закрывают все ожидания, о том что я могу как-то предотвращать что-то плохое из того, что может произойти со мной, или моей семьёй. Этого не было пока я мог следовать за бутылкой, полностью и основательно, так я уходил от себя, честно веруя, чтобы не случилось, всё будет отлично - о,кей. Я не прикоснусь к выпивке, я благодарю Господа, и жизнь продолжается.

Alan G. Novato, Calif.

Журнал “Grapevine” Июль 2011г. стр. 51,52, перевод Валера г. Краснодар группа АА «Сиссития».

Комментарий переводчика.

Впечатлило, откровение, вера просто так не приходит. Никакой трезвости без веры не происходит. Беспокойство и страхи уходят только тогда, когда есть заступник и защитник от зелёного змия, это Бог! Да обретёте вы его сегодня. И на каждый день с утра и до вечера. Случается, я надеюсь на собственные силы, но это не значит, что я не хочу беспокоить Бога. Нет, я прекрасно осознаю то, что я хочу Богом не одобряется, поэтому «скрываюсь», вроде от Всевышнего можно что-то утаить. Нет, я принимаюсь за осуществление собственного каприза, надеясь, мне удастся его удовлетворить. Бог не мешает мне капризничать, но потом всё оборачивается против меня, потому что мои поступки противоречат здравому смыслу. Прими моё благодарение, Господи!

* * *

Стремление ускоряться.

Это время пересмотреть нашу Одиннадцатую традицию?

Getting up to speed Is it time to update our Eleventh Tradition?

Согласно Одиннадцатой традиции, для разглашение нашей персональной анонимности, достаточно сказать, «Я член Анонимных алкоголиков». Некоторые утверждают это не нарушение анонимности, даже если говоришь это на ТВ, в газете, как постоянный, неоплачиваемый городской крикун, вещающий с высоких крыш.
Я могу рассказать людям, как я хожу, или ходил на собрания АА. Существует множество открытых собраний АА, где не АА-цы, врачи, семьи членов АА, ал-ононы, студенты, журналисты, все ходят, чтобы узнать больше об АА.
Могу сказать, я трезвый девять лет, и это не нарушает моей анонимности. Не существует большого количества Двенадцати шаговых программ, в которых вы можете получить трезвость и оставаться трезвым. (Разъясняю: это так осознаётся мной).
Я могу также сказать, что не употребляю спиртное более девяти лет. Являюсь одним из пионеров – среди Иранских католиков, кто взял на себя эту миссию, кто просто не пьёт, а не только в какой-то Двенадцати шаговой группе. Примеров этому масса, Я не нуждаюсь в громком оповещении собственной точки зрения.
Тем более сейчас, «при таком уровне прессы радио и кино?» (Молодой человек, мне кажется Марти Мен, рассуждал как-то о нашем прогрессивном веке!) С тех пор, как только это было написано, технологи от традиций торопятся с предложениями произвести ревизию Традиций.
Некоторые группы, в своих форматах собраний добавляют «телевидение», потому что используемый фильм был сделан на телевидении, а это исключительно домашний театр, в этом случае, телевидение становится на уровень «фильмов». Базара достаточно.
Но дом развивается, также как индустрия фильма, возражая, они сужают проблему до частного мнения. Существуют фильмы, несущие множество значимых историй, как историй об АА в целом, так и отдельных членов АА. (справляясь в архивах районной интергруппы, или контактируя с всемирным бюро обслуживания АА, удаётся определить, как вы можете посмотреть эти фильмы). Члены АА позволяющие себе это, не считают просмотры архивов нарушением нашей Одиннадцатой традиции, так как это не означает публичную передачу, тем более это всего только фильм.
«Публичность» есть первое отрицание Десятой традиции, относящееся к написанию имени АА в «публичном обиходе». Здесь обоснована персональная анонимность в Одиннадцатой традиции, которая затрагивает наши «публичные отношения», а не индивидуальные, персональные, или социальные отношения (то есть общественные масмедиа). Цель Одиннадцатой традиции сохранить Анонимных алкоголиков, как целое, от общественных, публичных обсуждений причём, как каждого члена индивидуально, так и оратора от АА, чтобы не оценивать АА, как успешное предприятие в деле спасения алкоголиков. Сложность в том, что такое сама публичность, а не в специфическом определении масмедиа.
Что можно сказать об интернете? Некоторые группы начали присоединять деятельность в интернете к их формату, вопреки Традициям. Но это ошибка рождена недостаточным пониманием, как новые масмедиа взаимодействуют с другими традиционными ветвями СМИ и Одиннадцатой традицией.
Новым масмедиа, включённым в социальные сети, присуща персональность, а не публичность. Вы часто стремитесь оказаться первыми пользователями, подключёнными к их платформе, а затем, если пользователь использует множеством подконтрольных ему пользователей, вы можете быть одарены специфическим доступом. Более того, большинство новых масмедиа используют псевдонимы, или искажённые логином имена. Короче говоря, несоблюдение правил в новых медиа более частный случай, чем публичный, и кроме того не противоречит нашей Одиннадцатой традиции.
Другие слияния с интернетом имеют цель, только дополнение без адресных принципов Одиннадцатой традиции, в этом случае мы должны быть в состоянии расширить этот список доступа в будущем на какие-то социальные сайты, блоги, фото и видео демонстративные сайты, чат сайты и коротковолновые передачи, которые вы слушаете правильно?
Так следует ли хранить эту простоту и в будущем?
Третья традиция подразумевает, я член АА, когда я говорю я член АА. А Одиннадцатая традиция настаивает на анонимности просто: “Не афишируй в радиопередаче я Анонимный алкоголик”.
С этой точки зрения, АА должны идти на разрыв анонимности в новых масмедиа, как это было сделано в узаконенных ранее средствах массовой информации прессы радио и кино – совершая контакты АА в индивидуальном порядке, необходимо помнить ценности и принципы традиции анонимности.

J.G. Stockholm Sweden

Журнал “Grapevine”, Ноябрь 2011, стр. 28,29, перевод Валера г. Краснодар, группа АА «Сиссития».

Комментарий переводчика.

Очень злободневная статья. При современном уровне развития информации, некоторое переосмысление анонимности необходимо. Я думаю, единственным критерием должно быть собственное бережное отношение к анонимности другого человека, который временами сидит рядом со мной на собрании. Интернет, при всём его безбрежном космосе, способен хранить анонимность, если не пытаться целенаправленно кричать на все сети, - я Анонимный алкоголик, смотрите какой я красивый, честный, справедливый, праведный и трезвый. Суть в том, когда я публично говорю о себе, - Я Анонимный алкоголик, то слово анонимный теряет своё значение, как обозначение тайны и идентификации. Я вот он, личность, которая только что была не отягощена ни алкоголизмом, ни анонимностью, но слово анонимный вылетело и всё, анонимность улетела. В этом смысле заявления; я трезвый, я не пью, я работаю над своей трезвостью etc, вполне допустимы и анонимность не нарушают. Согласен полностью и поддерживаю.

* * *

Эти усилия принесут результат.

It Beats Being a Jerk

Прочтение «Двенадцать шагов и двенадцать традиций» помогло не алкоголику прийти, наконец, к пониманию Шестого шага.

Это нелегко описывать Шестой шаг. Но я решусь сделать несколько заметок. И так, мой первый отклик, это сопротивление. Я восторгаюсь и принимаю все Двенадцать традиций, несмотря на то, что я не алкоголик. Так же я принял основательно Второй шаг из всех Двенадцати, как часть собственной дисциплины в ежедневной жизни, с одним исключением. Я обнаружил, что меня сдерживает, я сопротивляюсь Шестому шагу. Наиболее выпукло я противился, “полностью подготовили себя к тому, чтобы Бог избавил меня от всех дефектов характера“. По правде говоря, я, конечно, признаю, что имею дефекты в собственном характере, и я более чем готов, положиться на силу более могущественную, чем моя собственная, которая наполнит меня мужеством признать наличие недостатков, и привёдёт меня к прощению. С большим желанием, на которое был способен, я работал по Четвёртому шагу и Пятому, но объявить, я внутренне готов, чтобы Господь освободил меня от всех моих дефектов характера, было против всей моей природы.
Это восстаёт против всей моей сущности по нескольким причинам. Во-первых, я чувствую, мои дефекты характера, это моя собственная ответственность. Я был слабаком, чтобы просить о помощи избавится от них. Во-вторых, мы говорим о моих глубоко скрытых дефектах характера. На протяжении многих лет росла моя привязанность к некоторым из них. Предположим, я решил отказаться от них, отлично, но я не уверен, что хочу, чтобы кто-то третий вмешивался в этот процесс. В-третьих, Шестой шаг в краткой форме заставляет меня чувствовать недоверие и вселяет в меня чувство безнадёжности. Осознание Господней способности помогать мне, вселяет надежду и укрепляет мою веру. Мою способность любить и сохранять любовь я воспринимаю, как громадную Божью заботу, как я понимаю его/её (Высшую силу). Но я не верю, что Бог может свободно избавить меня от дефектов характера, намного быстрее, чем он может заставить светить солнце, когда идёт дождь. Таким образом, несмотря на то, что существуют определённые действия в жизни, которые я произвожу с надеждой, Шестой шаг не из их числа. Я верю, Высшая сила может освободить от алкогольной одержимости, это вселяет в меня уверенность с надеждой, и объясняет, почему как врач я люблю Сообщество АА. Но я не могу сказать, что готов, “что Бог, как я его понимаю”, даст мне освобождение, как толчок, и мгновенно отсечёт меня от моей зависимости в глубинном смысле. Такая короткая версия Шестого шага приводит меня к недоверию.
Но если я сажусь писать Шестой шаг, я не могу биться в некое «затенённое окно» при помощи инструмента, который я отрицаю. Мне необходимо рыть глубоко. На протяжении долгих лет я изучил, что полезно читать краткие памятки по АА. Таким образом, я выписал выражение из “Двенадцать на двенадцать” и первое, которое до меня дошло было, - «Это шаг, который отделяет мужчину от мальчика». Ха, и это шаг, который я не смогу одолеть. Сейчас я начал беспокоиться. Почему в определении сути нашего действия - работать по Шагам, существуют различные подходы, редактор Грейпвайна предлагал мне писать именно Шестой шаг? Возможно, он знал про мой дефект характера, который заставляет меня отрицать этот шаг, так страстно. Но может быть я ещё и параноик? И такое случилось не в первый раз.
Тем не менее, я продолжал чтение. Книга «Двенадцать на двенадцать» последовательно излагает, алкоголики, обладают природным чутьём ‘интуицией‘ к жизни, которая полностью совпадает с желанием Создателя, дать им новую жизнь…Он просит только, что бы мы старались делать это, как можно лучше, чтобы узнать, как можно внести прогресс в построение характера. Но никто не получал это мгновенно, как толчок извне. Этот Шестой шаг предлагается, как кооперативное предприятие. Я понимаю кооперацию. Я “должен быть удовлетворён упорным усовершенствованием”- только на один день. Каждое мгновение, и с течением продолжительного времени, сила более могущественная, чем моя, укажет моему отчаянию - путь к надежде. Так как я продолжал читать, то почувствовал маленькое чудо, оказалось, я полностью готов к этому. Шестой шаг сделает это во мне, как во всех других. Я только продолжал собственное чтение. Моё негодование испарилось. Кроме того я подумал, не удивляйся, как Группа это получает, и по каким законам исцеление существует в Сообществе АА. «Двенадцать на двенадцать» преобразовало моё отчаяние, посредством Шестого шага в надежду. На самом деле, общее чувство мудрости, описанное Билом, делает Группу такой, как надо мне, мы чувствуем надежду и признательность – два таких подарка мы не можем дать сами себе.
Я перевернул страницу и к моему удивлению, начал понимать, что не только редактор Грейпвайна, но Билл тоже подготавливал мой разум. Соломинка Била в книге «Двенадцать на двенадцать» существует, только для таких, как я. Он ворчал, - “Я не могу отказаться от этого дефекта, пока, или на этот раз”, или - “От этого я никогда не откажусь”. Таким образом, Бил знал, что люди рядом со мной “радуются (балдеют) от некоторых своих дефектов характера”. По видимому те, которые рядом со мной “имеют страсть к притворству из тщеславия” Люди, которые рядом со мной открыли, - “собственный, благочестивый гнев, может быть очень приятным”. Да провались ты, я не такой особенный, чтобы писать Шестой шаг каждые полгода. Я не особый случай во вселенной. Я не одинок. Шестой шаг страшит достаточное количество людей, а раз так, то я довольно в приятной компании. Надеюсь продолжить своё возвращение и прочитать снова, - “Только настойчивую работу, которую мы делали вначале, необходимо тщательно продолжать”. Это предложение очень плодотворно. Я понимаю и проживаю жизнь, только как один день. Я делаю реальные вещи. Спасибо редактору Грейпвайн. Спасибо Вам Высшая сила. Спасибо сообществу АА. Я думаю, после путешествия сквозь все эти исследования, я смогу начать подключение Шестого шага в собственную жизнь. Это может быть сделает мне уздечку, и эти усилия принесут результат.

George E. Vaillant. M.D.

Журнал “Grapevine”, июнь 2011г. стр. 29-30. Перевод Валера, Краснодар, группа АА “Сиссития”

Комментарий переводчика.

Я перечитал эту статью несколько раз, пока понял, меня зацепило именно то, что Шестой шаг говорит мне, я не хочу отказываться от некоторых дефектов характера. Мне с ними удобно. Но в тоже время, автор донёс до меня, нет необходимости торопиться, или бояться, что я не успею проработать Шестой или Седьмой шаги. В Анонимных алкоголиках существует много условностей, слухов, рекомендаций. Я верю этому человеку, который как врач помогает нам Алкоголикам обретать трезвый образ жизни. Он пытается сам жить по программе и ему действительно кажется диким, как это шестой шаг отделяет мальчика от мужа. Я, как алкоголик находился в некотором детском восприятии жизни, мои чувства затормозились и в основном развивались негативные, обида, зависть, ревность, одиночество, обособленность, инфантильность и etc. Статья помогла мне понять, программа это процесс на всю жизнь, нет необходимости шпорить самого себя, но и застаиваться на некоторых заблуждениях совершенно не стоит.
Для разрешения недоумения, или непонимания, существует множество книг, написанных основателями АА, существует журнал “Grapevine”, групповые собрания и другие анонимные алкоголики, которые обладают опытом прохождения через Двенадцать шагов и Двенадцать традиций.

* * *

| наверх |

Авторский сайт  ©  Все права защищены