| страницы АА |

написать мне письмо

Переводы и статьи


На этой странице:
Более вверх, чем вниз
Действия
Помоги
Самостоятельный подход
Угождай мне
Воодушевление
Если это работает

перейти к странице №1
перейти к странице №2
перейти к странице №3
перейти к странице №4
перейти к странице №6
перейти к странице №7
перейти к странице №8
перейти к странице №9
перейти к странице №10
перейти к странице №11
перейти к странице №12

Статьи и переводы первоисточников

страница 5

Более вверх, чем вниз.

Шутка показала тщетность гнева в процессе прохождения Пятого шага.

More ups than downs.

A prank shows her the futility of her rage while working on the Fifth Step.

Перепечатка из «Grapevine» за 1974год
Это случилось прошлой зимой, я ехала вниз к нашему маленькому парку, а некоторые мальчишки начали швырять снежки в мою машину. Один ударил моё ветровое стекло. Я захлебнулась от гнева. Скрипнула зубами, так что остановила свой автомобиль. Дети, видать заметили, как я была взбешена. Что предпринять! Я выскочила из автомобиля, но не могла объяснить, что было моим намерением. Было это желание убить всех этих маленьких дьяволят, или искромсать их в кусочки? Абсурдность ситуации поразила меня и я начала смеяться. Я слепила пару снежков и швырнула их в детей. Они ответили несколькими бросками в меня. Приятное состояние начало возрождаться во мне. Я сказала, - Думаю моё недовольство не к лицу зрелому человеку. Я возвратилась в автомобиль, и улыбаясь поехала проч.
Это прекрасно, когда мы можем видеть нелепые моменты в ситуациях, в которых мы действовали, или думали ошибочно. В эпизоде со снежками, я поняла, что действовала как осёл, Я не нуждалась в Боге, или в друге из АА, это первое что я сказала себе, обдумывая эпизод позже.
Гнев, как и страх, разрушителен, разрушающий изнутри. Также как зависть, обида, жалость к себе, тревога. Страх и тревога могут сделать нас самоуверенными и властными, что не хорошо для наших самых близких и самых дорогих людей. Добротный лес застарелых обид может неожиданно возникнуть с праведными намерениями сделать полную моральную оценку других людей, придираться к ним постоянно и мягко, так что жизнь наших любимых становится несчастной и жертвенной. Обида и зависть могут сделать нас злобными и болтливыми, неприятными для общения с другими людьми и для самих себя. Можем ли мы посмотреть в зеркало, когда мы чувствуем, что ступили на этот путь? Это разоблачительно.
Возможно мы никого внезапно не ударяли словесно, но что-то действительно сделали им. Возможно наш гнев, возвратил нас в депрессию, и мы ошибочно почувствовали себя ничтожеством. Жалость к себе. Да, да! Есть множество причин в таких ситуациях, которые приводят к раздражению и трагедии. Но мы нуждаемся в восстановлении нашей внутренней силы, и учимся получать что-то, если мы новички в АА, и чувствуем что никогда не делали что-то подобное.
Если мы работали по 4-му шагу, возможно, мы уже рассматривали некоторые отрицательные черты собственного характера, тогда легко припомнить их сейчас. Пятый шаг, более углублённое рассмотрение и словесное определение моральных качеств. Мы начинаем осознавать, никто не старается послать нас на гильотину, кроме наших собственных отрицательных черт характера. Мы не хотим быть отвергнутыми. Мы не хотим быть наказанными. Даже в АА.
Большое количество раз я прорабатывала эти шаги самостоятельно, с моими друзьями по АА и с Господом! Но я не всегда делала это основательно. Но я делала это снова и снова, несмотря на собственный протест и сожаление, признаваясь в содеянном перед собой, или другими людьми. Хотя от этого, и оттого что гнев и страх, были отвергнуты, вместе с тем, что я действительно хотела делать, я понимала, что доброта и рассудительность могут скрывать агрессию или беспокойство. Когда кто-то приходит к вам на помощь, или вы слышите от других на закрытом собрании и получаете некоторые замечания в собственный адрес, вы обнаруживаете в тысячный раз, вы не одна. Другие люди испытывают такие же чувства. Они совершали такие же действия. Это совершенно поразительно, как часто мы возвращаемся к мысли о себе «я особенный».
Когда я пила, я была озлобленной персоной, которая оправдывала себя, но осуждала других людей за недостатки. Когда я трезвела первый раз, я была злобной персоной и ходила осуждать других людей в их недостатках. Сейчас уже снова, я уговариваю людей непосредственно. Если я так делаю, я стараюсь возмещать причинённый им ущерб. Я не делаю это с высокомерием, как это было ранее, потому что я постепенно приняла самою себя, и собственную задолженность во всём. Я даже думаю, что могу иметь некоторое имущество. АА учит, что это сохранит морю собственную самооценку.
Десять тысяч благодарностей, и золотая кофейная кружка, тем, кто слушал меня так долго, и помогли мне разузнать о себе так много. Это такое прекрасное чувство, знать, что вы не можете быть богом, божественным, святым или гением, можете руководствоваться разумным счастьем, трезвостью, вести здоровый образ жизни, быть общительным, конструктивным и полезным в жизни – с некоторой иронией принимать собственный опыт.
Журнал “Grapevine”, май 2011 год, стр. 28,29. Перевод Валера Краснодар, группа АА “Сиссития”

Комментарий переводчика.

Случай неуправляемого гнева для меня не удивителен. Сам я его не раз испытывал, и даже доходило до того, что я его вызывал, потому что он помогал мне воздействовать на людей собственной властью. Я пытался устрашить их, подчинить собственной воле, желаниям и действиям. История со снежками очень хорошо иллюстрирует природу гнева, практически на пустом месте. Невозможно обвинять, особенно близких людей, в злонамеренности, но как это ни странно, при употреблении спиртного я только и делал, что винил и обличал других. Сейчас программа учит меня быть терпимым, а работа с дефектами характера помогает определить, что во мне в данный момент происходит. Десятый шаг это Высшая математика для прагматика и одновременно контакт с высшей силой, которая постепенно входит в мою жизнь. Как бы я не кричал, что третий шаг я уже постиг, всё это не совсем верно. В определённых случаях своеволие превалирует, а для усвоения программы полезно повторять прохождение Шагов по мере их потребности.

* * *

Действия, которые делаются вместо 4-го шага.

Things to do instead of step 4

Я здесь: имею шесть лет трезвости, проработала все шаги, я регулярно звоню спонсору, хожу на собрания, у меня домашняя группа АА и я привечаю новичков. Моя проблема, я ношу в себе громадную обиду против, сама не знаю кого. Но мне не удаётся точно сформулировать, что за обиду я переживаю, потому что в реальности мой список обид, около пяти страниц.
Я любила говорить разумно, что причина моего гнева направлена на парня, но я берегла это для спонсора. Для собственной защиты, я работала с ним на протяжении четырёх лет.
Тот факт, что я писала это вместо завершения моего Четвёртого шага, не сломало меня. Существует бесчисленное множество других очень важных действий, которые я должна была сделать хорошо: изменить собственные лозунги, разобрать кучу собственные заблуждений, понять роль фильма, который смотрела по ящику.
Я не помню, насколько мучительным было моё первое прохождение Четвёртого шага. Я была только на первом девяностом дне трезвости. Мой тогдашний спонсор и я, вместе читали Большую книгу, и когда дошли до 63 страницы, она сказала мне последовать примеру и начать писать мои обиды. Я тогда не слышала ужасные истории, связанные с трудным прохождением Четвёртого шага, про людей, которые начинали пить, когда погружались в него. Я не пришла в ужас, когда бесстрашно обосновывала и записывала собственные обиды, и основательно провела моральную инвентаризацию, но я была готова сделать это любыми путями. Я не знала бы большого подъёма, который я почувствовала после прохождения со спонсором Пятого шага, если бы она не помогла мне постигнуть, наиболее отрицательные черты характера, которые у меня были. Я почувствовала первый вкус собственного духовного прогресса.
Сосредоточение внимания на негодовании, цепляло моё душевное состояние всё время. Однако, я не видела развития – я часто боролась, опрометчиво надеясь освободиться от обид, но думала о чем-то другом, вместо того чтобы просто принять обиду.
Мой первый спонсор любила говорить, “Не думай”, и это самый лучший совет, который я когда-либо слышала в АА.
Здесь имеется один путь узнать, какого громадного размера обиду ты имеешь против кого-то; Смотри на парня в церкви. Бриллиант!
Разборки с обидами не лёгкое задание, я училась этому долго, и делала это ежедневно на Десятом шаге. Это путь, я не скоро признала отрицательные черты своего характера, подвергала собственную трезвость риску, стравливая негатив на людей, которых я действительно любила, и следовала ценным советам моего спонсора, проработала ещё раз Пятый шаг.
Я знаю, завершение Четвёртого шага стоит этих усилий. Это действительно так. Существуют другие награды, которые приносят облегчение, когда долгое время заботишься о такой сложной ноше. Шаги, о которых я рассказала, действительно преобразовали некоторые из самых ярких дефектов моего характера, привели меня к тому, что я стала лучшим другом, работником, сестрой, и дочерью.
Нет необходимости говорить, я с трудом постигала дорогу счастливой судьбы, порой очень медленно. Делая перечисленные правильные поступки, добилась завершения Четвёртого шага, принятием моих дефектов характера, и могу получить собственную духовность вновь.
Журнал “Grapevine”, апрель 2011 год, стр. 24-25, перевод Валера, г. Краснодар группа АА Сиссития.

Комментарий переводчика.

Очень часто я слышу, про Четвёртый шаг, как голгофу, на которую приходиться идти со смешанным чувством страха, восторга и ожидания. Я был точно в таком же положении, как и автор, потому что просто не слышал 18 лет тому назад страшилки, которые сейчас рассказывают про, - Глубоко и Бесстрашно оценили себя и свою жизнь с нравственной точки зрения. Что я могу узнать о себе такого, что отбросит меня в срыв. Если я полностью осознаю собственное бессилие перед алкоголем, то ничего не остается, как оставаться трезвым. Без 4-го шага это сделать очень трудно, особенно в моменты душевных волнений. А раз я принял решение быть трезвым, так как алкоголь сильнее меня, остаётся верить, все шаги очень важны для меня. Так что Добро пожаловать в Трезвую страну 12+12! Как только принимаются первые три шага, немедленно необходимо приступать к Четвёртому, нет необходимости настаивать собственную духовность - не вино, от срока не крепчает. Душа обязана трудиться ежедневно, а не разглагольствовать о трудностях моральной оценки самого себя! И самое главное, необходимо работать над дефектами характера по мере их проявления в себе самом, а не теоретически перечислять “N-ое” количество и удивлять народ на собраниях, - вот я какой бесстрашный, наковырял на заднем дворе моего друга огромное число дефектов, записал их в тетрадку и закончил на этом инвентаризацию. Недостатки должны быть моими собственными, осознанными, пережитыми, а не теоретическими бреднями, на которые я решился, потому что так говорит консультант, или спонсор. Мои собственные решения, мои собственные дефекты характера!

* * *

Помоги!

Это слово порой может восприниматься, как самое грязнейшее матерное выражение на английском языке.

Help!

It can feel like the dirtiest four – letter word in the English language.

Этой ночью я достигла предельного дна, я только вернулась домой после месяца жизни с родителями в другом штате, куда я поехала с намерением закончить своё замужество, но была вынуждена отказаться от этого намерения под воздействием сладкого примирительного телефонного разговора с мужем. Это оказалось очередным стимулом расстаться; Мои родители предупреждали и осуждали моё бесконечное количество алкоголя, которое я употребляла. Дома я пила столько, сколько желала. Как я это видела, моя проблема была в муже, а не в моём употреблении алкоголя.
Утром я покинула собственных родителей, несмотря на то, что моя мать загнала меня в угол на своей маленькой кухне. “Я никогда не спрашивала тебя ни о чём”, начала она, “Но сейчас я хочу, чтобы ты дала мне обещание, если ты не сможешь контролировать употребление спиртного, то когда вернёшься домой, тебе лучше отправится в АА, я не вижу другого пути для тебя от этого пристрастия, ты мне это обещаешь”.
По дороге домой из аэропорта, мой муж и я стали спорить. Спор продолжался то, разгораясь, то затихая всю ночь. В какой-то момент я начала пить. Облегчая эмоциональную боль, которая для меня была сильнее, чем обещание, которое я дала матери. Скандал закончился, когда я накричала на мужа, - “Я ненавижу тебя, я ненавижу, ненавижу! Я скорее убью себя, и ты не сможешь остановить меня!”
Я выбежала вон из комнаты, и поднялась по ступенькам в нашу спальню, бросила себя поперёк кровати и почувствовала злость, какую никогда не испытывала до этого. Тёмная комната способствовала этому состоянию, так словно происходило что-то по настоящему значащее, и бесконечно ужасное для маленькой женщины. Мой рациональный разум говорил мне, я была мелодраматичной, даже сумасшедшей, но я по-настоящему чувствовала злость. Я прошептала быстро, бессознательно, и невольно “Господи помоги мне”. Через несколько секунд, я почувствовала, как чудесно погружаюсь и падаю в божественный сон.
Я проснулась в два часа ночи, спустилась вниз по ступенькам и обнаружила собственного мужа, сидящим за обеденным столом. Без паузы, я обратилась к правде: “Я алкоголик и нуждаюсь в помощи”. Могла ли я думать об этом секунду до этого? Я поверила, что имею Высшую силу, которая говорит моими словами, вероятно ли это? Как я могла такое сказать, не имея даже мысли об этом. Признание, что я была алкоголиком, предполагало, я должна остановиться в питие, а я не думала останавливаться, даже если хотела этого. Таким образом, продолжился наш брак, мой муж был самым последним человеком, перед которым я хотела бы признать, что ощутила пробуждение, он самая последняя персона, у которой я просила бы помощь.
На протяжении нескольких часов этой ночи, я просила о помощи дважды: первый раз у Господа, затем у моего мужа. Несмотря на то, что брак наш всё равно пришёл к разводу, я приняла помощь, в которой нуждалась, когда мой муж отвёз меня через неделю в реабилитационный цент. Я поверила с первого раза окончательно, всего раз попросила Господа о помощи, это оказался Он, кто дал мне слова признать собственное бессилие перед другим человеком, с того момента началась новая жизнь, основанная на принципах трезвости и содружества Анонимных алкоголиков.
Признавая принципы, и оставаясь трезвой всего один день (всего 24часа), это самое великое чудо в моей жизни. Но и ещё одно чудо свершилось в эту ночь: Я попросила о помощи, не единожды, а дважды. Это естественно не пришло просто так. Но фактически, я провела свою предыдущую жизнь, не спрашивая о помощи, ни у кого.
С самого раннего детства в собственной семье, я чувствовала обособленность не понятную другим, и когда меня дразнили этой обособленностью, то чувствовала стыд и стеснение. Я стала скрытной и замкнутой, зарывая себя в книги, стала подозрительной, но прекрасной студенткой.
По мере того как я становилась взрослой, мои чувства развивались, имея что-то общее с алкоголиками: так словно была выброшена из общества совсем, а наставления как жить, не воспринимались мной вовсе. Мне не приходило в голову, что кто-то может чувствовать себя так же нелепо, и пила, чтобы частично скрыть собственную незащищённость, даже от самой себя. Я развивала собственный лоск уверенности, который легко было разрушить. Когда это происходило, я могла атаковать, с мыслью, меня никто не любит, кроме работодателей. Я терпела неудачу от множества событий, поэтому стала более защищённой и настойчивой, и когда распоряжалась очистить мою скамейку, я чувствовала свою правоту.
Я желаю, и могу сказать про все эти изменения, потому что получила трезвость, это опыт моего обращения к Богу и собственному мужу о помощи, именно той ночью, когда я достигла собственного дна, и меня подвигло просто попросить о помощи. Кроме того, я пришла к пониманию, важности этих простых действий. Неожиданно признала тот факт, что обрела самый лучший шанс закончить мою докторскую диссертацию, если я попрошу помощь у библиотекаря. Я размышляла, что каким-то образом смогу узнать, как найти журналы, в которых нуждаюсь, так чтобы не спрашивать, поэтому не искала, принципиально, и не заканчивала свою работу. Я не просила своего профессора о помощи, хотя он был моим руководителем. По какому-то обретенному наитию, я думала важнее идти к ему с ответами, чем с вопросами.
Я преобразовала собственное отношение к книгам, веру против всех доказательств, которые могу прочитать и получить помощь, в которой нуждаюсь без осуждения, не отстраняясь от других людей. Иногда ко мне приходили полезные идеи, но я сейчас знаю, когда я стараюсь получить помощь тайно, моё эго ликует. Когда отхожу от других людей, я реально живу человеческими желаниями, я в “Правильном формате» сама по себе. Я могу, или не могу получить ответ по специфической проблеме, но я всегда буду уверена, что не одна. Просьба о помощи, не только тропинка к единству, это путь общения с моим друзьями по АА, и с Богом.
Я никогда не чувствовала более надёжного единения, чем то, которое прочувствовала в прошлом году, когда исполняла служение в течение шести месяцев, как председатель регулярных, Воскресных, спикерских выступлений на ночной группе. Я услышала множество жалоб от “правильных персон” о людях, которые продолговато рассказывают о своём дне, так я пережила два случая, когда вежливо прерывала людей, кто более пяти минут пространно рассказывал о себе, прося их покороче выражаться, так чтобы и другие имели возможность высказаться. После собрания я подходила к каждому из них, извиняясь за остановку на собрании, и убеждала их, люди, чьи истории были проще, чем у них, тоже имеют право рассказать это лично.
Несмотря на то, я верила, что выполняла волю группы, останавливая особо длинные истории, я ловила себя на мысли, моя работа ничтожна и то, что я делала не важно. Я была так несчастна, фактически, что подумала просить о помощи, предположила, групповое сознание сделает меня совершенно уверенной, что в остановке длинных историй, я действовала, как хотела того от меня группа.
Через несколько недель заранее, я объявила необходимость мнения группового сознания по моему вопросу, каждый раз объясняя, как я болезненно переживаю, когда прерываю истории, которые за пределами разумной продолжительности. После такого объявления и проявления запроса, одна женщина подошла ко мне и сказала, - “Ты очень храбрая, когда делаешь это”. Это не позволило мне быть нервной и испуганной (несмотря на то, что имелись серьёзные основания, так как некоторые свободные собрания были очень высоко эмоциональны), но однажды я услышала комментарий, от которого пришла в ужас. Я знала, что я могла сделать и как быть…но что конкретно? Быть более вежливой? Наказывать? Опираться на собственное положение секретаря? Терпеть или четвертовать? Я не знала, что необходимо предпринять, но была уверена, это любое решение не может быть хорошим.
Фактически, что случилось при групповом сознании, не было хорошо; это было грандиозно. Дискуссия была осмысленной и даже глубокой, наполненной любовью, обе стороны обращались ко мне и к другим людям, кто хотел продлить изложение истории. Как результат, разговор был оформлен нашим открытым решением, просить присутствующих умещать собственные истории в три или две минуты, а председательствующие были наделены правом просить людей следить за продолжительностью, если это необходимо. Изменения в правилах не были распространены только на один вечер. Свидетельство доброй воли моих товарищей по АА, сделало меня более правдивой, более охотно прибегающей к обращению за помощью.
Откладывание собственного эго в сторону, обращение к другим о помощи, не стало ещё для меня естественным, так я сделала это частью моего Десятого шага при инвентаризации, спрашивая, “Испытываю ли я страх просить о помощи, когда в ней нуждаюсь сегодня?” Я удивлялась, как часто приходил ответ, - Да! Не спрашивая, это очевидно и так, это глубоко укоренившаяся черта, как и большинство моих дефектов характера - не просить. Но награда за обращения за помощью – наполнение общностью, соприкосновение с истиной, и хорошо обоснованная поддержка.
Прежде чем эта статья пришла в Грейпвайн, она была прочитана большинством единомышленников по АА моего округа; если это пойдёт в печать, по разрешению редакции журнала, пусть будет для этого использовано ваше мастерство редактирования. Статья только на малою толику принадлежит мне, и то только в самом конце, поэтому, намного лучше, если это будет известно всем, потому что я прошу о помощи и пусть так это и будет.

Marcia J. Phoenix, Ariz.

Журнал “Grapevine”, апрель 2011г. Перевод Валерий г. Краснодар, группа АА “Сиссития”.

Комментарий переводчика.

Очень было трудно вначале понять, о чём эта статья. Тем более она была опубликована под рубрикой Эмоциональная трезвость. Не видел я здесь никаких эмоций. Потом понял - моя обособленность, эгоцентризм, эгоизм не позволяют меня спрашивать у других совета, или тем более помощи. Я всё знаю сам, Что же это, если не эмоциональное возбуждение? Я благодарен автору, который разъяснил мне, обособленность, отстранённость, стремление к одиночеству это страхи. Страх оценки, которые я придумываю. Мне кажется, люди смотрят на меня и всё время оценивают, но даже если они это делают, то имеют на это право. Я бессилен построить вокруг себя общество, которое меня устраивает на все 100%. В этом прелесть программы, которая привела меня к этому выводу, и помогает строить отношения с различными людьми, которые встречаются у меня на пути. Это не значит, что мне удаётся принимать их всех. Нет, это далеко не так. Мне дают силу отстраниться и даже обозначить собственное отношение к тем, кто меня не устраивает, но в рамках приличия и спокойствия. Я учусь признавать ошибки, просить о помощи и разъяснять непонятые места в программе. Так что трезвость, Высшая сила, бессилие, здравомыслие дают мне гармонию и спокойствие.

* * *

Самостоятельный подход.

Когда приходит час работать по Четвёртому шагу, это дорога не спонсора, а только моя собственная.

A Unilateral Approach.

When It comes to working Steps Four, It’s this sponsor’s way or the freeway.

Когда мои подспонсорные и я, брались за Третий шаг, мы читали вступительную верхнюю часть страницы 62 в Большой книге. Этот параграф гласит: “Хотя наше решение быть трезвыми было основательным и жизненно важным шагом, это может быть недостаточным, и не станет работать сразу, пока не последуют конкретные усилия самого выздоравливающего, чтобы освободить самого себя и собственные мысли, которые заблокировали нас за время пития”. Для нас это шаг инвентаризации. Я говорил каждому подспонсорному, я имею решимость самостоятельно “немедленно” в течение 48 часов после Третьего шага отправляться далее.
Затем брал жёлтый календарный блокнот, и на странице чертил три вертикальные линии, таким образом, создавая четыре колонки, и называл их слева направо, следующим образом: “Кто я такой, не сумасшедший ли?” (позорная колонка вызывающая обиду) Почему? Как это воздействует на меня? Мои действия (мои обязанности)? Я просил его подумать обо всех раздражениях, которые он ещё чувствует на людей из его прошлого, в организациях (полиции, колледже, на работе и т.д.), и моральные принципы обдумать тоже, (в состоянии наивысшей честности). Я объяснял, - Это очень важно сделать, не сокращая и ничего не упуская. После того как он опишет на бумаге всё, ничего не утаивая, и раздражение и злость окончатся, я говорю ему перейти к колонке “Почему?” и написать ниже несколько слов, что было причиной этих раздражений и негативных чувств. Его задание полностью заполнить эти две колонки в течение одной недели.
Когда он вернётся назад к началу колонок, я не стану читать, что он там написал, или дискутировать на эту тему, кроме частных вопросов, если они будут у самого спонсируемого. Я консультант. Он должен делать всё “для тяжёлого подъёма“. Мой долг помочь ему найти его собственную истину.
На нашей второй встрече, я прошу его перечитать текст Большой книги на странице 63, приковывая пристальное внимание к колонке названной “ Как это задевает меня?” Он может использовать эти предложения, чтобы разобраться, как его обиды, и негодования воздействуют на его собственную жизнь. Он может использовать другие выражения, но эти полезны для заполнения третей колонки.
Заключительная колонка инвентаризации обид и негодований Мои Действия (мои обязанности) Я прошу его окончательно обдумать, всем своим разумом, все обстоятельства и условия, которые он переживал, как они ассоциируются с обидами и негодованиями, и решительно определить, как они способствовали ситуации, описанной в первой и второй колонках. Я предупреждаю, часто это очень не просто, но всё это обдумывается и пишется досконально и честно.
После следующей недели работы на этих колонках, мы приступаем к нашим регулярным встречам. Часто мы сталкиваемся с трудностями в колонке Мои действия. Я стараюсь быть полезным настолько это возможно, не подсказывая ему, что он должен писать ниже. Здесь это очень важно, чтобы напоминать себе эта инвентаризация его, а я просто консультант, но не автор.
Мы перевернули страницу окончательно и страх инвентаризации закончился. Я работаю с двумя колонками: на самом деле одна называется: “Чего Я боюсь?” а вторая “Почему?” Я обычно объявляю такой пример: “Я боюсь сорваться”. Вторую колонку можно читать: “Я сорвался до того” В течение трёх недель он закончил полностью инвентаризацию собственных страхов.
Процесс инвентаризации заканчивается на нашей четвёртой заключительной встрече, когда мы обсуждаем очень осторожно сексуальную инвентаризацию. Я делаю это корректно, чтобы мы не описывали каждую сексуальную встречу. Большая книга наставляет нас быть благоразумными, когда мы прикасаемся к этим событиям. Мы хотим писать о поведении, когда мы были эгоистичными, лживыми, или безрассудными. Когда мы были охвачены подозрительностью, ревностью или жестокостью? Другими словами это могла быть сексуальная инвентаризация о супружеской неверности. Подспонсорный провёл неделю в переосмыслениях этих важных периодов собственной жизни, и мы закончили. Я прошу его читать главы из Большой книги, которые относятся к Шестому и Седьмому шагам, так как на следующей встрече мы будем делать Пятый шаг. Он будет совершать все три шага (Пятый, Шестой и Седьмой) в тот самый день.
Этот процесс инвентаризации требует четыре недели для полного завершения. Подспонсорный и я встречаемся четыре раза, и я даю на каждую неделю задание по силам. Я закладываю это, как основу, которую подспонсорный усвоил наверняка, и чтобы он знал, что делать дальше самому, а не фокусироваться только на заданиях из моих рук. Иногда я прошу его повторить, что он должен делать на следующей неделе, так чтобы не существовало недомолвок и непонятных мест.
Этот процесс простой и требует настойчивых усилий. Шаг по природе своей одухотворённый, и я верю, может быть завершён под руководством другого человека, если имеется готовность и согласие.

Billy D. Los Gatos, Calif.

Журнал “Grapevine” апрель 2011г. Перевод Валера г. Краснодар группа АА “Сиссития”.

Комментарий переводчика.

Я внимательно проанализировал предложения по Четвёртому шагу, которые даны в «Большой книге» с теми, которые изложены в переведённой мною статье «Самостоятельный подход» и получается очень интересная картина.
Большая книга стр.63 настаивает, я должен проанализировать на кого я обижен, и за что? Проанализировать, как это всё воздействует на меня, как откликается, какими чувствами и эмоциями?
Статья “Самостоятельный подход” предлагает оценить себя как личность. Задать себе простой вопрос Кто я? Не сумасшедший ли? «Большая книга» помогла поставить самому себе диагноз: Я больной алкоголизмом, поэтому можно, не опасаясь прослыть сумасшедшим, ответить на вопрос, кто я такой? Почему я такой? А далее осознать, как же это воздействует на меня, как откликается во мне какими чувствами и эмоциями? Не обида сама по себе, а осознание собственного алкогольного поведения. Но, не останавливаясь на этом, идти дальше, глубже и шире расшифровывая собственные заморочки.
Если по «Большой книге» в основе лежит обида на конкретного человека, которому нравится моя жена, то по «Самостоятельному походу» в основе лежит моё отрицательное чувство. Например, ревность. Получается, - Я ревнивец! Почему я так себя чувствую? Ревность это страх потерять. Значит я боюсь, что моя жена от меня уйдёт? Да, скорее всего, это так. Но получается, я ей не доверяю? А почему? Потому что сам допускаю флирт с другими женщинами! Как это воздействует на меня? Раздражает? Вызывает подозрение, недоверие? Естественно! Для кого естественно? Для меня! Как мне избавится от этого чувства. На первый план выходит новая часть, четвёртая колонка, - Мои действия! Я анализирую, верю ли я собственной жене? Если выясняется, что верю, но тревога остаётся, придётся с ней поговорить и рассказать, что мне неприятны её отношения с противоположным полом. Честно рассказать о том, что я чувствую, когда она общается с М, В, П и etc.
“Самостоятельный подход” предполагает, я уже изучил «Большую книгу», имею матричное представление о всех шагах, но без глубокого понимания и проникновения в Четвёртый шаг процесс тормозится. Ничего не остаётся делать, как приступить к его постижению. Инвентаризация моих отрицательных, а также положительных черт характера, необходима.
Берём жадность! Это отрицательная черта? Да, если она переходит некоторые нормальные состояния такие, как бережливость. Пишем жадность к деньгам. Почему? Это страх, мне не хватит денег на достойную жизнь. Я не смогу платить за квартиру, покупать необходимые продукты, ходить и ездить на собрания АА, отдыхать летом и etc. Возникает простой вопрос, а как же принципы: “Я живу только сегодня”, “Я полностью препоручил собственную жизнь и волю Высшей силе, как я её понимаю?” Ничего этого не было? А я уверял себя, что давно принял “Третий шаг” и принцип жизни “Одного дня”. Так эти принципы только для трезвости! А всё остальное зависит от меня!
В этом месте самая главная ошибка. Вся моя жизнь в трезвости основывается на Двенадцати шагах. Так что когда я дохожу до жадности и понимаю, что страшусь бедности, необходимо вернуться к Третьему шагу, именно здесь. Когда я пил я боялся бедности? Совершенно об этом не задумывался, пил, несмотря на то, что денег не было и до зарплаты было много дней. Так почему сейчас я сомневаюсь, что Высшая сила предоставит мне условия, при которых я буду трезв и обеспечен? Этот страх бедности, воздействует на меня разрушающе. Мои действия? Естественно, я должен молиться и медитировать, слушать, что мне советует Высшая сила. Вспоминать свои былые профессиональные навыки и склонности. Анализировать, не принесут ли они мне новые трудности при взаимодействии с обществом. Решение будет найдено. Иногда это происходит не так быстро, как хотелось бы, но ответ и способ зарабатывания денег находиться. Если я буду суетиться, бесноваться, волноваться, кидаться в страсти из стороны в сторону, поддаваться панике, то мой организм, ослабленный неизлечимой болезнью, моё эго навялят мне решение, связанное с употреблением, в таком случае разрушение неизбежно. Моё употребление отбросит меня назад в физическом и эмоциональном плане, и тогда необходимо будет начинать всё с начала, но сил на это может не хватить. Четвёртый шаг это естественное продолжение и совершенствование, без которого я не в состоянии жить свободной трезвой жизнью, без страшилок и катаклизмов, которые в первую очередь рождаются в моём больном алкоголизмом разуме. Работа с собственными дефектами характера помогают мне в здравомыслии и принятии самого себя таким, какой я есть. По возможности, я исправляю себя, работая со своими реакциями, страхами, эмоциональными и чувственными потрясениями, защищаю себя от разрушительных разносов, которые устраивает мне моё эго, вседозволенность, собственная лжеконтролируемость и своеволие. Желаю всем, у кого хватило терпения дочитать до этого места, трезвости, здравомыслия, бессилия принимать решения Высшей силы в спокойствии и гармонии.

* * *

Угождай мне, как можно больше!

Имеется мнение “проблема свободы” в трезвости извращена нашими ожиданиями.

Fix me or else

Has a nation of a “problem - free” sobriety warped our expectations?

Я слышал недовольные восклицания, что АА остановились в росте и достигли своего предела. Анализ происходящих на собраниях, различных отклонений и высказываний, не убедил меня в этом, хотя я встречал новых личностей, которые подтверждали время от времени эту версию. Рассматривая другие собрания в округе, я обнаружил не убедительное уменьшение активности в численности потенциальных кандидатов для АА.
Но прозвучало что-то очень важное в этом вопросе. В конечном счёте, дело не столько в количестве, а скорее в качестве роста, на который способен, как индивидуум, так и группа.
Количество, я уверен, может быть проконтролировано (сколько имеется членов в группах и во всём АА), но другие показатели роста намного труднее читаются.
То что я почувствовал и "Содружестве" сегодняшних дней, похожее на чувство обязанности – не того рода обязанности, которое я почувствовал, когда пришёл в АА почти 33 года назад, когда те из нас, кто были достаточно успешны, оставаясь трезвыми, чувствовали обязанность и долг перед Содружеством сохранить наши жизни в трезвости.
Эта новая обязанность и долг перевернулись в другую ипостась, окружающий дух, в большинстве своем, воспринимается, как будто Содружество обязано всем им, угождать и делать их счастливыми. Это воспринимается, как стяжательские и эгоистичные отношения. Я боюсь; позиция ‘угождай мне как можно больше‘, и проблема свободной жизни, которую каким-то образом обещали Анонимные алкоголики через 12 шагов, не одно и тоже.
Если это правда, что АА прекратили свой рост, то только потому что мы, как Сообщество прекратили свой рост. Как отмечал Билл У и июне 1960года в статье озаглавленной “АА завтра” Никогда мы не должны успокаиваться в собственном самодовольстве и удовлетворении от большого успеха и аплодисментов, что мы существуем повсюду. Это коварный соблазн, который может приостановить нас сегодня, нечаянно разрушит нас завтра. Мы должны всегда стремиться к встрече, переступать чувство страха и кризиса. Проблемы должны стимулировать нас. Как родник, и несмотря ни на что, будем способны встречать проблемы, как победы?”
Он призывал спрашивать, “Будем мы продолжать вытаскивать на свет повсеместно пороки и упущения в наших отношениях? С достаточно осознанным мужеством и преданностью, будем ли мы способны решительно адресовать самому себе, то множество заданий по восстановлению и развитию, как сейчас, так и в будущем, к этому призывает нас наша ответственность?”
Итак, если мы несмотря ни на что остановимся в росте, как "Содружество", то только потому, что перестанем преодолевать трудности – или просто не захотим их изучать.
Трудности не так уж ужасны, в конце концов. В моей жизни было их достаточное количество, разной степени сложности. Некоторые по силам было решить сразу, другие проявлялись, если я не решал их каждодневно, они появляются снова, словно ожидая меня за дверью.
Но если я оставался подключенным к АА, рассматривая его, как Содружество, это не только решало мои трудности, но помогало расти, преодолевая их, без опасности остаться в одиночестве, и я получал десятки шансов остаться трезвым.
Как предлагал Бил в конце собственной статьи, “Для тех, кто сумел так долго, как мы оставаться уверенными, что наш {для всех единый мир АА}, это подарок Бога, и он лучше, чем заработанная добродетель, или созданная нами общность; так долго этот наш ‘единый мир’ продолжит быть ещё более желанным для тех, кто в этом нуждается; и это будет продолжаться так долго, пока мы говорим и стремимся совершенствовать язык любви, только при этом условии мы можем быть спокойными, при всевозможных превратностях судьбы, которые Бог приготовил для нас “

Ames S. New York, N.Y.

Журнал “Grapevine”, март 2011г, стр. 56-57, перевод Валера, группа АА Сиссития, г. Краснодар.

Комментарий переводчика.

Опасение, что АА вырождается, частенько возникают в моей голове. В такие моменты к нам приходят новички. Да, не все они остаются в наших рядах, но я учитываю, более демократичной общественной организации пока не существует. У нас нет устава, нет ответственности за нарушение режима, у нас только принципы, которые работают когда появляются личности, которые хотят обрести трезвый и здоровый образ жизни. А высшая сила, она всегда с нами, она никогда не покидала, не покидает и не покинет нас.

* * *

Воодушевление!

Урок осознания Бога, перед постижением Пятого шага.

Fired up!

A lesson in putting God first in the Fifth Step.

Когда я, наконец, закончил писать собственный Четвёртый шаг с нравственной точки зрения, и страстно захотел поговорить со спонсором. Он привёл меня в затруднение, когда в общем, оценив мою работу, произнёс, - “Приехали”, сказал он. “Ты писал оценку собственных моральных качеств, или великую Американскую новеллу?”
Сейчас я готов был двинуться вперёд и дальше. Поэтому я позвонил ему спросить, если он может, то поговорить об этом. Он быстро воодушевился предстоящим движением по Пятому шагу. Но он высказал другую идею: - “Тебе сейчас необходимо изменение движущей силы”. Найди время быть признательным тому прогрессу, которого ты достиг и поблагодари свою Высшую силу.
Очень быстро, как только он предложил мне идти этим путём, я узнал, он был прав. Я поблагодарил его за помощь, именно в этих шагах, и сказал, я не могу работать по программе самостоятельно. Но далее я постарался вернуться к своему мнению, и попросил его опять о Пятом шаге.
“Прежде чем мы приступим к этому“, сказал он, - “Я хочу задать тебе конкретный вопрос о твоей концепции Бога “. Я надеюсь, ты действительно имеешь Божественную Суть, которая работает на тебя?
“Несомненно“, сказал я, - “Я принимаю, как говорит об этом Большая Книга. Концепция гласит о Силе более могущественной, чем моя собственная, которая делает прекрасным моё собственное настроение“.
Мой спонсор согласился, но добавил: - “Я надеюсь? большинство из нас в АА имеют общую идею Высшей силы“. Но я спросил о твоей собственной концепции. Твоя Идея совершенно не такая как моя, ты об этом знаешь. Фактически я верю, каждый из нас имеет очень индивидуальную идею Бога”.
Затем он помолчал перед тем, как спросил: - “Как ты думаешь, твоя концепция Бога существовала, когда тебе было 10 месяцев отроду?”
“О святой Пётр”, сказал я, - “Я не знаю. Возможно, она представлялась мне, как моя мама”.
“Что ты можешь сказать об этом в четыре года?” спросил он.
“Тоже самое”, ответил я.
Он продолжил наступление: - “Какая концепция Бога была у тебя в 7лет?” Такой странный допрос ввёл меня в затруднительное положение. Это помогло открыть мой ум и увидеть какова моя концепция Бога – если честно представить это – глубоко проникла в меня, эта была идея, которая формировалась, изменялась и соединилась во мне с той, что существовала с ранних лет.
Вопросы моего спонсора помогли мне представить концепцию Бога конкретно перед процессом, связанным с Пятым шагом. Сам шаг гласит, я должен признать “истинную природу моих заблуждений” в первую очередь перед Богом, затем перед самим собой, а далее перед каким-либо другим человеком.
Мой спонсор сказал, он может разобрать часть моих недостатков, если я его выберу (так я и сделал, сколько мог), но кроме этого мне необходимо было найти кого-то – он предположил члена АА духовного звания – озвучить мою историю, “ничего не скрывая” как говорит книга. Я сказал ему, я не хотел разговаривать со священником, потому что устал исповедоваться на протяжении моих питейных дней, всё это было бесполезно.
“Это не исповедь“, сказал он, - “Это пятый шаг”. Затем попросил прочитать инструкцию в Большой книге на стр.72-75. ещё раз. Помогая мне начать, он предложил использовать для этого телефонный справочник, выбрать Католическую церковь, позвонить, спросить и поговорить со священником. “Выясни знаком ли он с программой АА и с Пятым шагом в отдельности”, сказал он. “Если знаком, назначь встречу и принеси ему записанную исповедь”.
Я последовал его совету, встретился со священником в его доме. Это был длинный разговор, но время пролетело быстро. Совершенно без перерыва. Он слушал внимательно, и задал несколько вопросов. Когда я закончил, он предложил мне препоручить всё это Богу и был прощён. Но сейчас сказал он, я должен набраться решимости, простить себя и не чувствовать более за собой вины за дела, которые случились, так как нахожусь в руках Господа.
После того как он закончил говорить, я почувствовал состояние облегчения. А я понял, он тоже пережил расслабление и присутствие Святого духа. Затем, когда я уже приготовился попрощаться, священник сказал что-то совершенно неожиданное: Он сказал, что тоже бал действующим алкоголиком и членом АА, недавно прибыл в этот город.

Дейв М. Пуэбло, Колорадо.

Журнал “Grapevine” 2009 год, май, стр. 45-47. Перевод Валера, г. Краснодар, группа АА «Сиссития».

Комментарий переводчика и Анонимного Алкоголика.

Мой Бог, как я его понимаю.
В программе перед 5-м шагом, необходимо определиться для себя, Кто или Что является моим Богом. Как написано в Большой книге, что является моей Высшей силой. Я не стану в первую очередь определять, каким образом, и как родился, определился и получился мой Бог, который есть у меня сейчас. Такой, который меня устраивает, кому я верю, верю безгранично и честно, именно, в эту Его ипостась, в этот конкретный момент времени.
Каким был мой Бог в 3-6 месяца от моего рождения. Скорее всего, Богом была моя мама, которая кормила меня грудью, купала, меняла пелёнки, делала всё возможное и рекомендуемое человеческим обществом, чтобы я жил. Мне было уютно в маминых руках и объятьях, хотя она рассказывала, что я был беспокойным и шаловливым мальчиком. Как-то она рассказала, я простудился, она была вымотана моими болезненными капризами до предела, и не помня себя, засыпала хоть на мгновенье, когда я затихал. Ей приснился сон, она приносит охапку дров в комнату, дрова лежат на согнутых в локтях руках, подходит к печке голандке и бросает их перед печкой, и просыпается. От моего крика. Оказалось, она заснула на стуле и бросила меня по сценарию сна, как охапку дров, прямо на пол. Я проснулся и разорался вновь. Ничего серьёзного не случилось.
Когда подрос, то в связи с тем, что отец служил, и мы часто переезжали меня отвезли к любимой бабушке в город Вольске на Волге. Этот период продолжался до 7лет, потом от бабушки меня забрали и я пошёл в первый класс совсем в другом городе и республике. Но пока себя помню в городе Вольске, Богом были моя бабуля и дед. Причём бабуля тёплая, добренькая и сладкая, а дед справедливый, строгий и сильный с кулаками со среднюю дыню. Бабуля меня баловала и ублажала, выполняя все мои желания, а дед, хотя и ворчал, всегда готов был защитить от внешних притязаний. Поэтому, когда со мной случались на улице приключения, и я улепётывал намётом от преследователей, моёй главной целью было ворваться в калитку, которая с обратной стороны закрывалась на широкий деревянный засов, и тогда мне становилось радостно и свободно. Во дворе я был в безопасности, несмотря на мои провинности.
Время шло, меня стала занимать проблема и ужас смерти, которую я не представлял, как процесс, но то, что она существует уже знал из сказок, про бессмертие, а раз в сказках существовало бессмертие то естественно существовала и смерть. Перед сном мне становилось страшно, я долго не засыпал, вдруг я усну и не проснусь. Бабушка или дед рассказывали мне сказки, но они не снимали напряжение, они убаюкивали меня и тогда я спал очень хорошо. В обыденной жизни, страх смерти проявлялся во мне, как страх перед уходом в какую-то темноту, где не будет мамы, бабушки, дедушки отца и etc.
Детские фантазии придумали для меня следующее: раз я существую и чувствую только себя и не могу почувствовать себя Наташей, Серёжей, Славиком или Ларисой, мне удалось родиться только Валерой. Мне это имя в детстве не нравилось, хотелось более короткого и звучного типа Юра, Саша. Меня кликали Мироном, это меня раздражало, хотелось другой клички, скорее всего более мужественной. Размышлял таким образом: если вдруг мне предстоит умереть, в этот момент, я вновь рождаюсь и чувствую себя, живым - я это я. Сам образ существа, который заведовал моим возрождением (реанкарнацией) отожествлением, или, как сейчас говорят, идентификацией, представлялся в виде Николая угодника. Доброго старичка с иконы моей бабушки, перед которой она очень усердно молилась. Дед мой тоже был похож на этого доброго иконного старичка. Седой, с густой шевелюрой, аккуратно стриженной и побритой бородкой. А в голове стало всё очень просто, я умираю и вновь рождаюсь. Единственное, что меня напрягало и вызывало неудовольствие, мне не хотелось вновь быть младенцем. Я уже видел маленькие, беспомощные и беззащитные существа и мне не хотелось вновь уписываться и укакиваться в пелёнки и слушать ворчание матери или бабушки.
Я чувствовал себя маленьким, не помню, как сосал грудь и пустышку. Проходит время, я вступаю, в возраст, который более мне походит. Это детский сад. Но более всего мне нравилось жить без всяких распорядков. Такая жизнь была у бабули. Вставал после длительных уговоров, прыгал под потолок на кровати. Бабуля вскрикивала, толи от испуга, толи от возмущения, кричала шалун окаянный, неслух и Содом. Я спускаться на пол, тащился в кухню и поглощал блины, которые она жарила в громадной пылающей русской печке. Ловко их выбрасывала на тарелку, мазала маслом, вареньем, сметаной или мёдом, потакая моим капризам. Естественно, определённую часть жизни она была для меня Божеством. Она таскала меня в церковь, которая наполняла меня благоговением перед волосатыми блестящими попами, лампадами и тёмными иконами, которые укоризненно смотрели на меня.
Жизнь продолжалась и пионерские дела, заставили меня стать атеистом. Во втором классе, к 22 апреля необходимо стать пионером, но вдруг фортуна заскрипела. Мой летний день рождения не позволял быть восьмилетним в канун 22 апреля. Полное несчастье и облом, но судьба в образе доброго бородача, отменили распоряжение, и я стал пионером. Но по правилам игры, на вопрос верю ли я в Бога - бодро ответил нет.
На место доброго, седого старичка пришёл другой старик, Владимир Ильич Ленин. Его порой ехидный, хитрый, прищуренный, ироничный образ заполнял улицы, парки, висел на стенах домов, смотрел на меня с экранов телевизора, улыбался со страниц учебников. В институте мне про него читали лекции, я изучал его работы, теорию революции и революционную ситуацию, которая назревала в России к 1917, помню до сих пор. Он не был Богом, это был авторитет, непререкаемый авторитет. Если Сталина разоблачили как кровавого тирана, то Ленин до сих пор остаётся странным демоном революции. Справедливости, которой нет, и счастья, которое строится собственными руками и не построено до сих пор. В то время я уже пил и никакие символы, образы, постулаты не были моими Богами.
Но когда становилось очень плохо, то я молился, но от противного. Я не заказывал конкретно, чтобы меня не разбирали на собрании. Я определял чего меня могут лишить по ходу разбирательств и твердил, я не получу премию за этот квартал, потому что попал в медицинский вытрезвитель. Да, мне было тревожно определённое количество дней, но понемногу всё утихомиривалось. Тучи рассеивались и никакого наказания кроме штрафа, который я выплачивал милиции, на меня не налагали. Но чем дольше я заигрывал с зелёным змием, тем больше проблем у меня появлялась. Я уже ломался под напором всего этого вала. Когда казалось карьера рушится, и мне грозит исключение из ВЛКСМ, вдруг нашу организацию перевели в другой район города. Всё началось с белого чистого листа. Но продолжалось недолго. Алкоголизм брал своё и опять я превратился в бомжа. Тогда никакая Высшая сила уже не помогала и не существовала.
Когда через двадцать лет пития наступило время решать, быть трезвости или не быть, пришлось разбираться и с Высшей силой. Но этот процесс для меня начался практически сразу, как только я начал погружаться в программу выздоровления 12+12. Именно на Втором и Третьем шагах возник вопрос, - “Кто моя Высшая сила?” Уйти от ответа мне не удалось. Сама жизнь заставляла меня обратиться к Высшей силе за поддержкой в трезвости. Поговорить о проблеме трезвой жизни было практически не с кем. Редкие алкоголики, которые звонили, или приходил на собрания, убегали с второго-третьего раза. Остановить их у меня не было никаких сил. В этом было бессилие. Бессилие, не только перед алкогольными жидкостями, но и перед процессом, когда у меня не находилось союзников по трезвости. Никому не хотелось тщательно заниматься трезвостью, очищать собственные помыслы, и делиться опытом трезвой жизни.
Седой старик из детства, который занимался моим спасением, превратили я в Иисуса Христа из кинофильма «Христос из Назарета». Чтение Библии вошло в привычку. Записался на заочное обучение в различные школы Богословия, предложений было масса. С интересом писал контрольные работы, получал отзывы и комментарии, но оценки всегда были отлично. Это воодушевляло. Ходил на литургии, стал приятелем множества священников, получил куратора от РПЦ”б”. Вот тут и началось неприятие. Молодой человек будет мне говорить, что я грешник, потому что пью. Я старался смирить себя, принять его таким как он есть, но гордыня рвала меня на части. Программа говорит, если это не приносит вреда другому человеку и мне самому. Я решил себя любимого пожалеть и перестал общаться с церковным кланом. Стало легче.
В настоящее время Святой, прекрасный, Богочеловек Иисус Христос является моей Высшей Силой, понимаю я Его в свете Библии, но оставляю за собой право истолковывать рекомендации этой божественной книги, только в рамках сохранения моей трезвости и не более того. Длительные литургии, которые воспринимаются мною, как источник раздражения посещать перестал, На причастия не хожу, считаю присутствие и выступление на собрании Анонимных алкоголиков очень полезной промывкой пьяных мозгов от соблазнительных мыслей. А то, что священник говорит, - Прощаются грехи твои, иди и не греши больше, не являются определяющими для моей трезвости. Я спокойно обхожусь без них, и не тоскую об этом.

* * *

Если это работает, тогда это не уловка.

Первый шаг проявляется из индивидуальной истории.

It’s not a gimmick if it works.

A First Step emerges from an indexed history.

Шаг первый был крепким орешком. Я пришёл в АА с часами, автомобилем, профессиональной карьерой, без нарушения закона, не побывав в тюрьме, без отравления, ночлежек, лечащих центров, или реанимаций. Я не пил каждый день. Я думал, что никогда не перепивал.
Я сказал, АА был рождён для жаждущих – громогласно!
По благодати Господа, как я его не понимал, я был трезвым более 34 лет; никогда не срываясь. Как? Люди молились на меня.
Некоторые из старичков АА говорили: - “Молодой человек, неважно кто он, нуждается в трёх вещах, которые получает в программе. Мы очень извиняемся, у тебя нет ни одной из них”. Я спрашивал, - “Что это за три вещи?” Они отвечали, - “Честность, восприимчивость новому и готовность к действию”.
Они не были убогими. Они говорили мне истину. Они говорили я выродок. Один из них даже сказал, - “Ты видишь даже ты смог усвоить программу! Если ты больной? Измучен болезнью и уставший от неё, если ты готов и стремишься быть готовым, с усердием работаешь над этой готовностью отрезвиться. Если ты просишь Господа, как ты его понимаешь, или как ты его не понимаешь, дать тебе то, в чём ты нуждаешься, а ты этого не имеешь и делаешь это честно, с открытым сердцем и готовностью к действиям – даже ты можешь погрузиться в программу!”
Это заключение было надеждой для меня. Я смог начать оттуда, где я был. Я не стал, дожидаться пока достигну лучших указаний. Мне достаточно было одного этого.
Девяносто собраний в девяносто дней? Читать Большую книгу каждый лень? Оба мероприятия довольно скучные! Мужики предлагали мне их телефонные номера. Я сказал, - “Отойдите от меня; я не желаю того, что имеете вы!” Но я начал молиться каждый день честно, открыто и откровенно с готовностью к изменениям, с честным желанием оставаться трезвым несмотря, ни на что, и подлинным желанием остаться живым.
Рассматривая мою питейную жизнь, я использовал учётные карточки, взамен беспорядочных заметок, которые подбрасывала память в стихийном порядке. Каждая карточка была посвящена одному питейному впечатлению, или событию. В верхнем левом углу я писал “мой возраст”, посередине, “что было выпито”, в верхнем правом “где”. Внизу описывал детали этого мероприятия и опыт. Например: 14 - Виски, - В родном доме и окрестностях. Мы могли просто умереть, совершили ночную кражу со взломом, день и ночь воровали виски. Мы были пьяны до сумасшествия.
Я сортировал карточки по возрасту. Я увидел, как я всегда оказывался на грани жизни смерти, хотя совершенно не имел дела ни с какими медицинскими, или полицейскими мероприятиями. Я обычно пил и напивался до отключки, и смывался куда-либо всегда очень быстро. Я мог со временем пить, так как становился мысленно одержимым, напивался, потому что физически становился одержимым играть с алкоголем в смерть, потому что болезнь прогрессировала.
Я применял такие примеры с мужчинами, у которых был спонсором. Я говорил, - “Эта ‘уловка или хитрость’ и её нет в Большой книге, но имеется достаточно прекрасных идей, которых нет в Большой книге, но они работают, таких как ‘посетить за 90дней 90 собраний’, ‘Остерегайтесь, быть голодными, злыми одинокими или усталыми”
Я говорил, - Это будет болезненно, но это поможет тебе увидеть часть твоей питейной истории, которая привела тебя к реанимации, беспомощности, ты можешь честно посмотреть на всё это – сейчас ты не можешь это видеть – эту подводную часть айсберга, которая завалила “Титаник”.
Они все выражали недовольство, но, в конце концов, благодарили меня. Я говорил, - Самопознание не смогло сберечь трезвость некоторым алкоголикам, но это может мотивировать вас, идти искать что-то, что может спасти – это Двенадцать шагов.
Если мои подспонсорные принимали наркотики, для них естественно намного труднее увидеть различного рода питейные трудности, это чаще всего смесь всяческих проблем. Я предлагал, чтобы они вели алкогольные карточки отдельно, а наркотические отдельно насколько это возможно.
Я предлагал, это ваша питейная история. Так что вы можете сравнивать их с историями в Большой книге и решать, какого рода питейные проблемы есть у вас: А. можете вы бросить пить и не пить сами без Двенадцати шагов и собраний АА? Б. Есть ли на протяжении жизни по программе двенадцать шагов случаи жизни и смерти для вас? И так далее.

Anonymous, Denver, Colo.

Журнал “Grapevine”, январь 2011, стр. 31,32, перевод Валера, г. Краснодар группа АА “Сиссития”.

Комментарий переводчика.

Мой Бог, как я его понимаю.
Когда мне посчастливилось прочитать эту статью, то я не сразу понял, почему она меня так заинтриговала. Более основательно подумал и понял - принятием Высшей Силы. Оборот, как я её не понимаю, но всё равно продолжаю ей молиться, очень глубок в своей основе. Я человек с улицы, прихожу на собрание, совершенно в атеистическом духе, потому что церковники приложили усилия, чтобы я отказался от Божественного обретения трезвости, которое мне навяливают трезваки. То понимание Бога, которое есть в любой церкви, не может меня, как алкоголика удовлетворить. И когда мне говорят, можешь протестовать, если есть силы и охота, но молись этому своему протесту и достаточно. Ходи на собрания с тем, чтобы их набралось Девяносто, читай литературу, встречайся с Анонимными братьями и сёстрами. Всякие находки, хитрости, или даже уловки, если они помогают трезветь и работают на трезвости, имеют право на жизнь. Необходимо ими пользоваться. Желаю всем читателям убедиться в этом самим.

* * *

| наверх |

Авторский сайт  ©  Все права защищены