| страницы АА |

написать мне письмо

Переводы и статьи


На этой странице:
Жареная чушь трезвости
И наихудшее собрание самое лучшее
На опасной земле
Несовершенный
Стоящий на краю
Сумасшедший город

перейти к странице №1
перейти к странице №2
перейти к странице №3
перейти к странице №5
перейти к странице №6
перейти к странице №7
перейти к странице №8
перейти к странице №9
перейти к странице №10
перейти к странице №11
перейти к странице №12

Статьи и переводы первоисточников

страница 4

Горячая "стряпня" трезвости.

Hot fudge sobriety.

Дорога обратно в нормальную жизнь не всегда правильная и прямая.

Если вы возьмёте маленькую живущую тварь и сделаете домик для неё в тарелке из алкоголя и наркотика, что, в конечном счете, получиться об этом ничего не известно. Если эта тварь проводит жизнь в такой тарелке, а духовное вмешательства вытаскивает её оттуда, это есть счастливое начало, но это не гарантирует возврат в «нормальное состояние». Это только познание чего-то только на первое время.
Я была совершенно обескуражена в мой первый год трезвости. Ежедневно каждая минута дня, из первых 365, были наполнены новым опытом и впечатлениями. Это было, как новое рождение. Первый день рождения, первый День матери, первый дождь, ежегодные юбилеи, как печаль, писание первого письма без стакана вина в руке, всё это было незнакомым для меня, как прогулка по Луне.
Я не знала, что могла умереть при полном отказе от алкоголя, была загипнотизирована им, а он был поглощён мной. Я реально не видела в себе ничего плохого. Лихорадка и спазмы в процессе отказа от выпивки парализовали моё сознание, а женщина, которая была моим спонсором с первого собрания, предупредила меня, если я не буду пить только один день, то никогда не смогу пройти этим путём. Я звонил ей, чуть ли не по шесть раз в день. Она работала в очень спокойном магазине по продаже ковров, у неё было время говорить со мной, она искренне поддерживала меня, те несколько часов, пока не заканчивала работу и могла позвонить мне, чтобы пойти со мной на собрание. Я могла взять увольнительную с моей работы официально, где я была занята по самые уши. Я не хотела докучать ей, но действительно хотела, чтобы она это делала, так это и было. Не было никакого шанса, что я смогу понять программу самостоятельно. Она посадила меня в посудину трезвой жизни и тащила меня со дна океана. Я была помешана от своей болезни, только спонсор, оставаясь поодаль, помогала мне своими рассказами, как она оставалась трезвой. Спасибо Господу она не слушала мои советы.
Я спрашивала её, есть ли вообще кто-либо, кто прошёл через это. Она улыбалась и говорила на своём ломаном Английском, - “Не беспокойся об этом, ты можешь это сделать, они все уже сделали это, и не думали об этом. Ты тоже можешь сделать это, единожды, только сегодня, только в эти несколько часов”. Она была родом из Восточной Германии, основательный и совершенный род женщины, в котором я нуждалась в мучительном путешествии к собственной трезвости. Она знала обо мне больше, чем я сама о себе. Она говорила, что наихудший пьяница в мире может оставаться трезвым в течение одного дня. Я смеялась над этим, но она знала, я не видела себя такой, как они, но время шло, хотя один день тянулся очень долго, а я была в шоке, узнавая, какой реально отвратительной я была.
Я не находила себе места, чтобы реально успокоиться. Даже в это конкретное время. Я не знала, когда и что мне есть. Она говорила, что в алкоголе достаточно сахара, я должна употреблять немного мёда или что-то сладкое на протяжении всего времени, потому что сахар мне просто необходим. То, что меня трясло, это было точно, не от шоколадного бара, но я могла услышать что-нибудь от неё. У меня было зимнее пальто, так как это было в марте в Нью-Йорке. Я запасалась двумя коротенькими роликами шоколада и печёными пирожками в больших пакетах, и ходила на два собрания в день, обедала, и ночью тоже была на собрании. Это была основное помещение для собрания содружества из пяти городов. Если какого-то не случалось, мы ждали следующего. Кто-то обязательно объявлялся днём или ночью. Я ела горячую выпечку каждую ночь в течение первого года. Убеждена, мне лучше быть толстой, чем мёртвой. Со временем мой спонсор растолковала мне более широкий набор пищевых продуктов для меня.
Я могла не спать и говорила, - “Никто ещё не умер от недосыпа”. Таких прибауток я слышала во множестве, обо всех могла думать, - “Какую чушь они несут?” Делать надо, что служит пробуждению и не злит меня, просмотр ТВ не мог убить меня, но мог возбудить на питие. Я говорила, большинство людей видят ужасные сны, когда обретают трезвость, потому что их центральная нервная система потрёпана и необходимо время, чтобы обрести нормальное состояние. Ничего ещё не случилось, когда вы прекратили пить. Это общий процесс, а не одномоментное событие. Я искала людей, кто не ложился спать всю ночь, после окончания ужина. Некоторые люди были совами, они были способны, как с ребёнком сидеть с новичками. Я могла говорить с Петром Пламбером до 3 утра, когда думала, что могу обходиться без сна. Он должен был не ложиться и общаться со мной по телефону, пока страхи не покидали меня. Он дал мне первую «Большую книгу» на 90 дней, иногда читал её мне, - “Спасибо тебе Пётр Пламбер!” Я так и не поняла, какую благодарность он ждал от меня. Эта книга одна из моих самых дорогих реликвий сегодня.
Я слышала, «Первым делом Главное» и думал, как я узнаю, что является Главным? У кого спросить? Я жила одна и даже не знала, как часто вы обычно меняете простыни. Все границы, все правила, и все общепринятые чувства были практически размыты.
Я сейчас трезвая большую часть своей жизни, естественно, у меня основательный фундамент, но я ещё спрашиваю у спонсора, что можно считать нормальным. Если вы никогда не начинали с точки, которая считалась нормальной, как вы сможете её узнать?
Я имею представление о духовном возрождении, это результат погружения в программу Двенадцать шагов и моя жизнь развивается в кругу трезвости, благодаря ей и программе. Как это ни странно, но трезвость это ежедневная отсрочка пития, история ещё не закончена и к счастью, я имею достаточно много, что ещё предстоит познавать. Я глубоко убеждена и уверена, в моменты, которые вы воспринимаете, как нормальные, есть некоторые нюансы, которые вы не знаете, они неизвестны вам на новой стадии трезвости, в которой вы находитесь. Даже если вашего спонсора нет с вами, Бог следует за вами, где бы вы ни были.

Snow P. Ft. Lauderdale, Fla.

Журнал “Grapevine”, январь 2011, стр.42-45, перевод Валера Краснодар, группа “Сиссития”.

Комментарий переводчика.

Я переводил с большим интересом эту историю. Мне было понятна мысль - трезвость это процесс. Очень часто новичкам кажется, что после 2-3 месяцев жития без выпивок, трезвость уже наступила. Это большая ошибка, жизнь в трезвости только начинается, и в любой момент может наступить кризис. Правило, надо оставаться трезвым всего один день - основательная истина. Да, любой из нас в состоянии оставаться трезвым всего один день. Другое дело, какого напряжения это стоит? Если добиваться этой сухости и напрягаться из последних сил, продолжая уверять себя, я всемогущий, скорее всего, ничего не получиться. Сил просто не хватит. Бессилие перед алкоголем, вот ключик, который открывает дверь в трезвость.
Я обладал завидной силой, волей, умом и практической сметкой, что бы добыть спиртное в пору сухого закона. Признание бессилия приводит меня в тупик, но это только первое впечатление. Бессилие не на все времена и не перед жизнью. Бессилие именно перед алкоголем в любых его проявлениях. После его употребления, я уже не принадлежу себе. Разум отключается, воля подавляется, я начинаю действовать по велению алкоголя. Вот оно бессилие что-либо изменить, когда механизм уже запущен. Бомба с самолёта сброшена, она летит по пищеводу со страшной скоростью и начинает своё разрушительное действие в моём существе через 3-5 мин. Изменить уже ничего нельзя. Психика задействована, все привычные, приобретённые рефлексы возвращают меня в другую реальность, которая существует по законам алкоголизма.
Высшая сила, программа 12+12, собрание АА и моё собственное бессилие вот моё оружие на один день трезвости, о котором так хорошо написано в статье. Не надо думать, что это легко. Но трезветь с таким набором инструментов значительно легче. Добавим сюда чтение литературы АА, опыт спонсора и общение с товарищами по АА. Это совершенно новый мир жизни, он познаётся в процессе. Он труден в начале, потому что все мои жизненные “ценности’ умещались в стаканах, бутылках и кружках. Сейчас мир расширился, в этом и есть трезвость.

* * *

И наихудшее собрание самое лучшее!

The worst meeting ever.

Он получил помутнение рассудка в этой комнате полной зловония и шума.

Немного более полугода назад, я встретил человека, который жил в реабилитационном центре. Ему было разрешено ходить на собрания вне центра после 30 дней реабилитации, и он был даже избран на очень престижную общественную конференцию Анонимных Алкоголиков. Он сказал мне, вполне счастлив, жить в таких условиях, потому что жил на улицах более двух лет. Мне хотелось многое сказать ему, потому что он не был знаком с АА, но обрёл этот новый путь и существование.
Более двух последующих месяцев, я продолжил общение с ним на всех собраниях региона. Он действительно был в этом заинтересован и находился в гуще событий АА. Он говорил мне, существует много людей в его реабилитационном центре, и большинству из них никогда не было известно ничего об АА и что это реально такое.
Он никому из реабилитационного центра не предлагал прийти на конференцию и печально размышлял о том, если кто-то из центра узнает, что здесь происходит и как это приятно быть в окружении таких людей, кто понимает утренние мучения и безумства после выпивки, но позволяют себе смеяться над этим. Так как он сам был очень рад оставаться трезвым, мне хотелось рассказать ему ещё больше о программе. Он рассказал мне, что в центре происходят собрания для своих резидентов “АА собрание“ в большой комнате, но эти собрания проводят сами резиденты собственными силами. Он постарался разъяснить мне, несмотря на то, что они проводят собрания, всё равно не понимают сути программы. Я удивился, как много людей могут покидать реабилитационные центры, думая, что АА не могут работать для них. Я принял решение посетить собрание на будущей неделе, так и сделал.
Моё первое собрание было далеко от сенсационного. Фактически я буду лгать, если скажу что-то другое, чем то, что это было самое отвратительное собрание в моей жизни. Во-первых, это место было заполнено людьми, которые не мылись неделями или месяцами. Каждый из них и всё вокруг воняло. Он были одеты в рваную и затрапезную одежду. Оздоровительный центр представлял собой кухонный суп с холодными кроватями для приюта. Большинство из резидентов выглядели ищущими, как им поесть что-то горячее, найти сухое место и уснуть, чтобы опять проснуться и продолжить борьбу за выживание на следующий день. Если здесь происходила война с алкоголизмом, это были окопы передней линии фронта.
Перед тем как собрание началось, я делал то, что привычно делал на каждом собрании: обошёл комнату, останавливаясь перед каждой персоной, и пристально смотрел в глаза, здоровался за руку и представлялся. Болезнь и страдание видел я в их глазах, практически все устали носить это в себе, но были некоторые, кто реагировали весело на то, что это было моё первое собрание. Впечатления и воспоминания нахлынули на меня, я практически заплакал. Я вспомнил, какое счастье я почувствовал, когда такие же странники нашли время здороваться со мной, я не чувствовал то ли я заслужил такое внимание, то ли это формальность с их стороны.
Собрание началось с утверждения - это открытое собрание. Мы поочерёдно вставали, представлялись и далее прочитали всё, что положено по протоколу. Это заняло практически полчаса, потому что люди избранные читать, с трудом произносили каждое слово. Пришло время свободного общения и все разделились, половина народа отвалила совсем, половина оставшихся людей приступила к разговорам друг с другом, некоторые сразу заснули на своих местах. Каждая персона на собрании вставала, подходила к месту, где было кофе, наливали его, или выковыривала лёд из большой металлической емкости, следя за его объёмом. Всё это было достаточно необычно.
Я спрашивал мою Высшую силу, почему Она направила меня сюда. Потому что только с Её помощью я мог оказаться на этом своеобразном собрании. Они закончили всё это действо нашей Молитвой к Господу. Я никогда до этого не был так рад окончанию собрания. Мой мозг искал наикратчайшую дорогу к выходу. Я думал, моя работа здесь окончилась. Слишком мало я понимал в этом, как оказалось, она только начиналась.
Как только я начал прорываться к выходу, то был остановлен маленьким престарелым парнем. По нему было видно, он пережил трудные времена. “Вы похожи на того, кто может мне помочь”, сказал он. Он хотел поговорить. Я думал, он хотел спросить у меня денег, или довезти его до места ночлега. Я старался быть сдержанным. Он продолжил, - “Я слышал всю жизнь, люди реально могут получить трезвость от АА. Я не верил в это ещё месяц назад. Можете вы мне подыскать спонсора?” Справедливости ради я почувствовал огромный прилив сил, которые исходили от всех этих запахов, шумов и неприглядных зрелищ. Я остановился поговорить с ним и другими людьми, прежде чем расстаться с ними этим вечером. Я принял обязательство начать посещать здесь одно собрание в неделю.
Я делал это на протяжении года, меня просили быть спонсором много раз. Некоторые из этих мужчин действительно просили меня быть для них спонсором, а первый из них, только что отпраздновал год трезвости. Он проработал со мной первую часть Большой книги. Он возместил собственные долги и восстановил отношения с собственным сыном.
Каждую среду вечером, когда иду в реабилитационный центр, я прошу Бога убрать от меня моё Эго, страх, сомнения и стресс; для того чтобы иметь способность доносить программные действия, опираясь на наш основной текст; так чтобы это не было только моим опытом. За этот короткий год, я наблюдал 10 мужчин, сидящих со спонсорами, изучающими Большую книгу, и испытал общее потрясение, когда говорил, все эти 10 человек имеют продолжительную трезвость.

Anonymous, Oklahoma City, Okla.

Журнал “Grapevine”, февраль 2011г, стр52-54, перевод Валера, Краснодар, группа Сиссития.

Комментарий переводчика.

Очень интересная история. Я часто говорил, не бывает плохих групп и отвратительных собраний. Бывает моя оценка процесса, который происходил во время мероприятия. Очень часто подлинное воздействие собрания или группы я понимал через некоторое время, когда эмоции успокаивались, а волнения улеглись. Можно вспомнить мой многолетний конфликт с анонимным С. Он требовал от меня отчитаться за деньги, которые падали в нашу шляпу. Это было его право, которое чётко записано в программе, - в любой момент, каждый член АА может попросить у казначея отчитаться за потраченные общественные деньги. Мне казалось, он обвиняет меня в нечестности. Самое серьёзное в этом, я не мог сказать, что был кристально честным в расходовании наших средств. Я не был щепетильным в записях, и наверняка за часть денег не мог отчитаться. Поэтому не выбрал лучшего для себя поведения, как начать с ним перепалку по поводу того, если ты мне не веришь, то бери себе всё это хозяйство, разбирайся и работай сам.
Ошибка была, я не понял, он вправе требовать отчёта.
Принял за оскорбление его запрос.
Потерял спокойствие и начал кричать, вместо того чтобы просто отчитаться.
Если порыться, то можно найти множество других моих ошибок. Но главное было, что окружающие наблюдали мой скандал. Слава Богу, после нескольких скандалов, нашлась одна справедливая женщина и прямо сказала мне, что во время перепалок я выгляжу отвратительно. Мне пришлось задуматься. Я понял, длительное служение казначеем, не пошло мне на пользу. Я уверовал в собственную исключительность и право распоряжаться финансами по собственному усмотрению, ни с кем, не считаясь. Я переосмыслил собственное поведение, далее мне удалось не сразу - мгновенно, но по истечение длительного времени построить отношения с этим человеком по-новому и избегать острых конфликтов.
Вначале мне не нравились реакции, как самого нападавшего, так и всех моих товарищей по АА. Не нравилось само собрание, когда этот конфликт возникал, я даже подумывал открыть другую группу, уже без этого товарища. Но Высшая сила вразумила меня и в настоящее время отношения улеглись в нормальное цивилизованное русло.

* * *

На опасной тропе.

On dangerous ground.

Разрыв со спонсором разрушил защищённость, которая прикрывала сексуальность.

Созревая в трезвости, я почувствовала полное одиночество. Я совершала великие попытки быть лучше, во всём, что имела – в школе, на работе, в отношениях и etc. Это всегда приводило к разрушению способности соответствовать тому, что общество было в состоянии мне предложить. Мне не удавалось стать авторитетом, потому что я боялась протестовать. Я боялась кого-то разозлить, поэтому старалась большую часть времени быть обособленной и стала ярко выраженным интровертом. Я всегда старалась быть тем, или совершать поступки, не выходя из себя, и мне было комфортно оставаться в собственной скорлупе. Я чувствовала себя не принятой обществом. Моё питиё играло огромную роль в моих поисках легкости и комфорта. Я могла уехать далеко, когда напивалась. Я хотела быть счастливой только сама с собой.
У меня была надежда, когда я обрету трезвость, то научусь тому, как быть в согласии с собой. Но я не знала, когда это путешествие захватит меня.
Моя жизнь сильно преобразилась за пять лет трезвости. Я решила сменить спонсора после того, как проработала с ним по программе четыре года. Я прорабатывала Шаги неоднократно, и каждый раз получала некоторый подъём. Но всегда была мысль, которую я не могла написать: мою самую глубокую тайну, я была уверена, что так и умру с ней. Эта тайна никогда не видела дневного света, ей удавалось избежать всех Четвёртых и Пятых шагов – и я не могла объяснить, что это было. Я оставалась в этих оковах сомнений много лет. Я вышла замуж, надеялась сделать себя и свою семью счастливыми, но это продолжалось 14 месяцев, и наступил момент развода. Я думала, что имела всё – мужчину, свадьбу, дом и карьеру. Я была в крайне безумном состоянии и начала медленно умирать от “осознания” собственного алкоголизма. В смятении от развода и от потока вопросов моих родственников, мне очень хотелось скрыться. Это желание изолироваться приняло форму посещения собраний АА, и не говорить там ничего, а если говорить, то только о приятных вещах, которые ничего общего с реальностью не имели.
Мой спонсор легко смогла сказать, если я так себя чувствую, значит, она не может больше поддерживать меня в моём движении в трезвость. Это точно соответствовало к чему я пришла; наступило время отвалить от этого спонсора. Я начала ходить на другие собрания, я встретила женщину по имени Джоан, которую вскоре попросила стать моим спонсором. Я думала, Джоан, хорошо понимает программу, я тоже её прилично знаю, поэтому должна соединить собственную жизнь с Джоан. Помню, мы сидели в кафе при магазине, в самом начале, как только начали вместе работать по программе, но я чувствовала себя полным профаном. Я сказала Джоан, что не могу идти по жизни и воспринимать её достоверно. Я стихийно отмечала некоторые места в Большой Книге и говорила об этом. Я ничего не понимала в собственной жизни, как она развивалась, может мне необходимо выбрать какой-то другой путь. Каким должен быть мой выбор? Я не могла сохранять жизненное спокойствие и не знала, как поступать именно в данный момент. Я хотела начать пробуждаться во всём: в отрицаниях, в нечестности, в масках, которые я натягивала на себя с самого раннего детства, я желала всё это разгрести на самой опасной и высокой скорости. Как ни странно, это оказалось состоянием трезвости, в котором я почувствовала себя, выпившей именно в этот момент. Я помню, как на одном из наших первых собраний говорила Джоан, я чувствую себя, как прокуренный горшок, и если даже восстановлюсь, то не смогу избавится от воздействия алкоголя. Мне просто необходимо погрузиться в изучение шагов.
Далее в наших спонсорских отношениях, я начала развивать свои чувства, согласуясь с Джоан. Я поняла, почему старожилы АА предлагают спонсором женщинам женщину, а мужчинам мужчину. Нет необходимости говорить о том, что я не была готова к ситуации, когда необходимо спрашивать собственную мотивацию, у спонсора, которого я имею. Я решила, необходимо быть честной с моим спонсором.
По её мудрости, она обращалась со мной очень бережно, но не смогла долго быть моим спонсором. Я чувствовала, словно попала в ураган и моя жизнь, которую я знала, была сделана. Я страдала под воздействием алкоголизма и меня привлекала женщина. Не какая-то женщина, а именно мой спонсор! Как это ни странно, некоторые из моих привычных тупиков, я начала понимать.
Джоан предложила мне начать посещать некоторые собрания GLBT (gay, lesbian, bisexual & transgender) на окраине города. Я думала, мне необходимо поиграть в это, для того чтобы они охладили моё состояние тем, что подумали я пришла к ним надолго. Это выглядело, как будто я пришла на собрание АА, на котором никто не знает, что я алкоголик. Самое забавное событие произошло. Я словно снова начала слушала отрывки моей собственной истории: как я пила, как я чувствовала. Некоторые члены АА даже поделились, как уходили из жизни. Я встретила там СК, и попросила быть у меня спонсором. И догадалась почему? Её история была очень похожа на мою. Я была в АА долго, и знала, что должна избегать слушать рассказы подобные моей истории. Но я прилипла к СК, словно приклеенная клеем.
Я оказалась исключительно на женской территории. Я не знала ничего, что они могли мне показать, это было опасно во всех отношениях. Я действительно чувствовала смущение, потому что первое время я не могла всё это принимать. Я была как лань освещенная прожекторами. Это позволило мне почувствовать уют там, где не было геев в АА.
Это позволило изменить мой внешний вид, я сделала несколько пирсингов, потому что это было притягательно для меня. Отверстия могут всегда зарасти вновь. Я отчасти поняла, отрицание ценностей, на короткое время не представляет опасности. Все это были аспекты моего я, которые я скрывала, потому что они мною не принимались, были разобраны мною, как модные, комические приколы. Я была бунтующим подростком, который скрывался в теле 30летней женщины. Я узнала, что нахожусь среди своих, и первый раз смогла раскрыть секреты, которые скрывала внутри себя.
Очищаясь, пласт за пластом от заблуждений, позволяло испытывать мою трезвость по направлениям, которые я не могла ранее представить. Одно из самых больших испытаний, которое пережила, я не знала, как возвратиться в собственную домашнюю группу в новом обличье лесбиянки. Я приняла решение, не посещать собственную группу, почти целый год.
СК хотела облегчить дорогу, проведя меня сквозь этот довольно болезненный процесс. Я выросла в семье, где странности поднимались на смех, у меня была ненависть к гомосексуалистам, мне действительно необходимо было разобраться в этом. Моё предубеждение было естественным для меня, я верила, Бог говорил мне; - Бог не любит меня. Он только ждёт, как причинить мне вред, чтобы сказать мне это, а затем я буду наказана, как заслужила. С такой разновидностью Высшей силы я пришла в Анонимные алкоголики. Я даже рисковала жить без Бога, чем иметь такого неудобного Бога, так я протестовала против идеи препоручить себя Высшей силе.
Потребовалось много времени, чтобы реально поверить, что Высшая сила любит меня и лучше всех блюдёт интересы моей души. Это случилось, когда я полностью прошла путь по Двенадцати шагам. Когда я решилась быть бесстрашной, и полностью, несмотря ни на что, стала полезным и продуктивным участником собственной жизни.
Ничто не могло помешать моему трезвому путешествию. Каждый раз я думала, у меня есть понимание, как моя Высшая сила планирует мою жизнь, а я реализую мои планы, изменяя их по её велению.
Я простила моих первых спонсоров. Я не была способна быть полностью честной с ними, когда решала сменить спонсора. Я была способна только на часть правды, а спонсоры не были в состоянии больше подбадривать и поддерживать меня.
Я решила только дорога правды может быть удобной для меня в моей скорлупе. Я рассказала собственную историю на старой домашней группе. Когда я это сделала, одна женщина после собрания подошла ко мне, и поблагодарила за откровение, а я почувствовала себя вновь членом этой родной для меня группы.

М.F.

Журнал “Grapevine”, февраль 2011, стр.16-20, перевод Валера, Краснодар, группа «Сиссития».

Комментарий переводчика.

Вначале я не понял, почему мне понравилась эта статья. Но после раздумий стал постигать. Честность перед собой и Господом - вот основа моей трезвости. В прошлом году я осознал, Третий шаг мною не был претворён в собственную жизнь. Да, я его произносил, читал и даже рассуждал о его пользе, но на самом деле не принимал его в полном объеме, потому что не был уверен, Высшая сила выбирает для меня самый лучший жизненный путь. Основа этого недоверия в том, что желания мои были греховными, они не соответствовали заповедям Господним и моральным и этическим ценностям. Я не могу похвастаться, что сейчас полностью перевоспитал себя. Нет! Но осознаю, что я творю, в какой мере мои поступки без духовны, насколько мои желания аморальны. Надеяться, что Высшая сила для меня всё устроит, не приходится. Отказаться от своего Эго не в силах, но я понимаю, почему со мной не происходят желаемые события. Они греховны. Есть резонный вопрос, а почему раньше у меня исполнялись всякие желания. Только потому что искушения захватывали меня целиком, я несся к ним на всех парах, совершенно не думая о последствиях.
Автор была лесбиянкой и пока не поняла это, не приняла себя, такой как она есть, процесс трезвости не приносил ей удовлетворения. Да, материальные ценности она имела, но духовное равновесие не наступало. Как только всё прояснилось, то желания стали совпадать с внутренним состоянием. Высшая сила видела гармонию и давала силы, устраивала события так, чтобы жизнь текла совершенно по новому руслу. Вот почему Анонимные Алкоголики организация не религиозная. Мы допускаем нетрадиционные ориентации, мы не интересуемся внутренним миром другого человека, если он закрывается. Каждый из нас вправе поступать, как считает нужным сам и его Высшая сила.

* * *

Несовершенный.

The imperfectionist.

Момент капитуляции приносит персональную победу.

Когда я впервые прошла через эти двери, я была совершенно повержена; была полностью готова делать всё, что необходимо, лишь бы оставаться трезвой. Я не знала, что была ребёнком умственно, эмоционально и духовно. Я только знала, что была бесконтрольной выпивохой, которая всё запутала в собственной жизни. АА было последней надеждой. Я интересовалась «Ал-онон», а также «Взрослые Дети Алкоголиков». Это так приятно переводить проблемы на родителей, окружающую среду и генетику.
Находясь около шести месяцев в трезвости и Третьем шаге, я приняла решение препоручить мою волю и мою жизнь на попечение Господа, как я его понимала. Это представлялось довольно простым для меня, так как я уже имела Бога, и могла понимать указания Большой книги. Я не могла понять, что это было только начало Третьего шага для меня. Однако я реально думала об этом решении. Отдать единственную жизнь под заботу другому существу было трудно, для эгоиста, поверхностно мыслящего, напуганного, недоверчивого подверженного капризам и совершенного. Тем не менее, я приняла интеллектуальное решение и приступила к Четвёртому шагу.
Как и большинство из нас, я говорила о готовности приступить к служению, и таким образом работать над собой. Я готовила кофе, стала генеральным организатором мероприятий, запасным членом в районном комитете и потом добавила себе служение в других комитетах, как запасной комитетчик. Не смотря на это, я была испуганной персоной, не понимая, кем я была, и не знала, кого я представляю из себя. Мои дефекты характера и проблемы в отношениях с другими людьми росли и множились. Мне не по силам было служить на районном и региональном уровнях.
Мой спонсор говорила, что я делала большую работу, я думала это было правдой, так как другие члены АА начали просить меня стать их спонсором. Я поднималась на различные вершины, не понимая реально, как жить по программе. После восьми лет я решила, что собрание группы не делает того что необходимо, а я пойду бухать, если не изменю что-нибудь. Я поехала в другой город, где было множество групп АА и обрела другого спонсора. Как можно более направлено против собственной поверхностности, я решила пройти шаги повторно с другим спонсором, об этом и просила. Я реально нуждалась в чём-то ещё, но не знала в чём.
В процессе повторной работы по Третьему шагу, я поняла, простое деяние, принять решение препоручить, это только полдела, по-настоящему перевести шаг в действие и жить по нему - это совершенно разные состояния. Этот шаг стал первым действием из всех шагов. Я начала обращаться каждый день к моей Высшей силе и произносить молитву Третьего шага.
Я перешла к осмыслению поступков совершенно разных, но я реально не понимала, как необходимо работать с собственными инстинктами, для правильного поведения. Я прожила более 50лет, думая, принимая решения и совершенствуясь, как при употреблении спиртного. Все мои сумасшедшие задумки, казались совершенными и здравомыслящими. В этом состоянии, приступая второй раз к Третьему шагу, я надеялась обрести правильный путь. Ой. Я произносила молитву, и практически сразу забывала её на весь день. Так я продолжала быть – беспокойной, несдержанной, и недовольной…, но старалась совершать самые лучшие поступки.
Это была проблема. Я старалась делать поступки значительно лучшие. Я кто, была взрослой со всеми этими дефектами характера, старалась делать себя лучше, молясь лишь о том, чего я хотела. Это ли не безумие? Не удивляясь собственным внутренним мыслям, поступкам и неизменившимся реакциям. Я старалась изменить себя. Внезапно я поняла то, что я желала делать, могла принести мне Высшая сила, если бы я часто, на протяжении дня, просила Её сделать для меня то, что я не в состоянии сделать для себя.
Постепенно, сохраняя собственный рот закрытым, и работая над сохранением моего сердца открытым, я поняла многие события и поступки. Я была вынуждена возвратиться назад и прочитала “Большую книгу” и “12+12”и удивилась, как я могла смешивать всё это, такое продолжительное время. Далее я поняла, что такое моя работа в программе, я нуждаюсь в продолжении работы на каждом шаге так часто, как мне это необходимо. Некоторые практические ценности я получила в этом шаге, которые приходили из моего убеждения, молитв, готовности принять Его волю, и опыт других членов АА. Когда я препоручила собственную жизнь на попечение Бога, необходимо это делать мгновение за мгновением, так чтобы Он дал мне руководство делать правильные поступки с любовью. Это трудная работа. Несмотря на это я могла иметь правильный ответ, это не моя работа, давать ответ. Моя точка зрения и моё мнение совершенно не важны. Я следовала по-другому, находила другие точки зрения и пути. Это действительно тяжело, для тех, кто знает всё (всезнайка). Я не критиковала ничью жизнь, даже когда они просили об этом. Нет! Представьте, как я должна себя чувствовать, если мою сумбурную жизнь, критиковали ли бы другие. Я не судила и не рассказывала о других людях. Это трудный закон и необходимая практика. Поверьте мне здесь “все мы несовершенны” для меня и для других в этом Шаге.
Я полностью поняла, моя жизнь в трезвости - это следовать собственной Высшей силе, она сделает всё самое лучшее для меня, будь то служение другим, или следование воле других. Это реально тяжело, когда один имеет Эго и тенденцию к совершенству, как это делала я. После множества лет работы по этому шагу, я приступила к Десятому, Одиннадцатому и Двенадцатому, и, в конце концов, поняла, что думали Билл и доктор Боб, когда говорили об этом. Я надеюсь применять на практике и ежедневно укреплять собственное решение препоручать всё под Его опеку. Я могу честно смотреть на усовершенствования, которые я сделала, и видеть где ещё нуждаюсь в улучшении. Я нуждаюсь в осознании, какой прогресс мой Бог совершил для меня, и прошу Его продолжить эту работу.
Какую свободу я обрела, следуя моей любви ко всем, позволяя им быть такими какими они хотят быть, следовать единству АА, имея природные противоречия, соблюдая собственные границы, расширяя любовь, веру и надежду для всех. Наконец, мне стало очевидным, Третий шаг помог мне уйти с привычной дороги и отдать на попечение Бога делать всё, прекратить собственные фрустрации, стараясь быть той персоной, которой Бог хочет, чтобы я была и доверить Господу формировать себя. Следовать его воле, прямо делать то, что верно, совершать хорошие поступки и быть счастливой. Это значит достаточно практично и своевременно знать правду, я не силах изменить ничего, лучше двигаться этим путём, если я хочу оставаться трезвой. В настоящее время я принимаю, чем дольше я утверждаюсь в Третьем шаге на ежедневной и мгновенной основе, то могу оставаться трезвой и быть свободной, счастливой, и духовно продвинутой, как никогда не думала, что это возможно.

A.L. Troy, Mont

Журнал “Grapevine”, январь 2011г, стр.15-17, перевод Валера, группа “Сиссития” г. Краснодар.

Комментарий переводчика.

Не могу удержаться от комментария, Третий шаг мой тупик тоже. Прошло более пятнадцати лет, как я трезвею. Однажды, мне пришло на ум, Третий шаг я совершенно не принял, и он не работает в моей жизни. Стал разбираться. Действительно в делах глобальных, таких как: погода, политические события, поведение администрации, мне удавалось чувствовать собственное бессилие и молиться, чтобы всё было отлично. Всё получалось, особенно с погодой. Но всё остальное, мои поступки, настроение, встречи, карьера, материальное обеспечение, успех на литературном поприще и ‘etc’ я брал на себя. Это не значит, я всё тащил и пробивал, нет. Но мои молитвы были ироничными. Я принимал безоговорочно, поэзия сейчас не нужна, а раз так, то ничего хорошего из этого не получиться. Но одновременно ожидал? восхищённых отзывов по поводу собственных стихов. Да я писал, но надежды на успех у меня не было никакой. Рассказы, то же самое. Они несовершенны, говорил я себя, оттачивая их бесконечно. Что по этому поводу горевать? Не стоит! Так и переводы, делаю с удовольствием, сбрасываю на сайт, совершенно не обращаясь к Высшей силе за поддержкой. Разве это правильно? Особенно отвратительно, я уже давно не надеюсь, что Высшая Сила помогает мне в творчестве. Да, Она существует, но как общий помощник, без которого нет только трезвости. Слава Богу, не натянул на себя и это одеяло, мог дойти до абсурда, что и трезвость это моё личное достижение. Необходимо пересмотреть собственное отношение к ВС и осознать вновь, что только ВС способна полностью обустроить мою собственную жизнь.

* * *

Стоящая на краю.

Standing on the edge.

Осечка в суициде была первым шагом к выздоровлению.

Мой первый питейный опыт случился в 16лет. Я только хотела поймать кайф. Вместо наслаждения получила лекарство от душевных страданий. Это продолжалось недолго, и питие стало совершенно обыденным для меня, как и вождение в пьяном состоянии. Унизительное поведение во время прошедшей ночи, превращалось в угрызения совести. Такое пьяное времяпровождение продолжалось и в колледже. Безостановочные пьянки, не лишили меня бравой славы, и никогда не мешали посещению вечеринок.
После колледжа. Я поехала в Бруклин с моим самым лучшим другом детства. Мы оба были дизайнерами и мечтали быть успешными в столице. Как это ни странно, я справилась с поиском работы и быстро привыкла жить в большом городе.
Мой алкоголизм в Нью-Йорке стал прогрессировать быстрее. На протяжении первых двух лет в Бруклине, мы обжили множество баров с моим другом. Я пила предпочтительно в конце недели и пару раз среди недели. Это не казалось ужасным для меня. Однако, отмечала частые перепои, и стала терять счёт своим материальным затратам. Мои пьяные, барные приключения становились мало привлекательными и для моего друга. Я начала посещать докторов по причине бессонницы. Они диагностировали мне депрессию, и я начала принимать пилюли, которые они прописывали для меня. Частенько я принимала пилюли для усиления пьянящего эффекта.
Со временем нашла работу с полной занятостью в популярном журнале. Когда я начала преуспевать в собственной карьере, моя выпивка снова усилилась. Проводила с сослуживцами много счастливых часов, которые состояли из непродолжительных вечеринок. Я старалась поддерживать свою стойкость к алкоголю, а вечеринки становились продолжительнее, но труднопереносимыми. Множество раз я возобновляла свои выпивки и посреди ночи, так как могла пить значительно больше.
Я не могла уже выполнять распорядок рабочего дня по месту работы. После того как покинула её, я стала пить ежедневно. Я была в депрессии, и не могла ни спать, ни есть. Я не могла долго работать на одном месте. Я оставалась в кровати день напролёт, пока не наступало время идти в бар. Я могла проводить ночь одна, и сидеть в баре часами, испытывая жалостливые чувства пока пила. Иногда, после закрытия бара, я возвращалась в своё жилище с собутыльниками и продолжала накачиваться алкоголем. Пьянки не были особенно привлекательными, но это было то, что я конкретно могла делать. Я предполагала, что выпивая, убиваю себя, но не думала, что это случиться так быстро.
После пяти лет уничижения, мой арендодатель жилья попросил покинуть его апартаменты. Я была способна двинуться только к собственной матери в новый дом, в котором она жила со своим молодым мужем. Когда я покинула Бруклин, я была полностью разбита. Я достигла эмоционального предела и пила ежедневно, поражённая болезнью. Моя мать и я скандалили постоянно. Я прорвалась к её богатым домашним запасам спиртных напитков, и выпила их за неделю. Двумя месяцами позже, я первый раз прошла детоксикацию от алкоголя, и исчезла на неделю из этих апартаментов.
Далее наступила другая географическая ситуация. Я переехала на Лонг-Айленд, там получила новую работу, которая вначале вселила в меня надежду. Внутри себя я надеялась, что смогу контролировать употребление спиртного. Но новая установка просуществовала недолго. Как это ни странно, я не смогла жить без выпивки. Я приносила бутылки, замаскированные под освежительную воду, чувствуя, что водка помогает работе. Босс разоблачил меня после пары загулов.
По всей видимости, я намеревалась стать бичом. Я меняла работу за работой, и последовательно приходила своим поведением, к её завершению. Вскоре мою лицензию аннулировали. И я гоняла собственное тело, где угодно. Иногда моталась на попутках. Я осталась совершенно одна без друзей. Я попадала в ужасные ситуации, пока пила.
После года борьбы с одиночеством, я стала полной, умственной развалиной. Говорила себе, что я прекрасная и деловая, но это не было правдой. Разочарование поглощало меня. Я разрушалась всё больше. Я начала ловить галюны при потреблении алкоголя.
Однажды ночью после смешанного употребления алкоголя и таблеток, я решила, что окончательно больна. Я перелезла через окно на крышу моего жилища. Я стояла на краю, чувствовала собственную никчемность и безнадёжность. Я прыгнула. Случайный человек нашёл меня и отправил в больницу.
В течение четырёх дней я была без сознания. Я очнулась, совершенно не помня, что случилось. Я не помнила, как реконструировали хирурги мои ноги.
Доктор описал мне мою ситуацию. Он сказал, я никогда не буду ходить. Жестокая новость заставила меня войти в нервный срыв, и я была переведена в институт мозга. Я была признана возбудимой и была определена на реабилитацию. На протяжении следующих нескольких дней, у меня начались галлюцинации с рвотами. Я позже открыла для себя, это было последствием прекращения приёма алкоголя. Я была привязана к инвалидскому креслу и обрыгала собственные колени. Это помешательство было моим истинным дном. Ещё никогда не приходило мне в ум, что алкоголь был моей проблемой.
В этот день я закончила интенсивное восстановление по программе “IOP”, я хотела продолжить выпивку. Штат Нью-Джерси принял решение, я должна ехать после излечения согласно программе, на восстановление водительской лицензии. Когда я все сделала адвокат, сказал мне, он думает, я начну пить снова. Он был прав. Даже, несмотря на то, что я опустилась на дно, я была озабочена выпивкой. Я была напугана, реально напугана. У меня не было друзей, не было работы, не было денег, и я проживала в доме с родителями. Возобновленное питиё снова притянет все проблемы на передний план, которые я когда-то имела. Я понимала, действительно нуждаюсь в помощи. Я понимала, что не смогу оставаться трезвой собственными силами.
Я посетила собрание для начинающих, днём позже, после окончания реабилитации “IOP”. Я подумала, я должно быть подлюка и внутри, и с наружи. Когда председатель спросил, кто из нас меньше года в реабилитации я подняла руку. Спикер спросил, как я этого добилась. Это был первый раз, когда я рассказывала про свой алкоголизм, после того как я наплакалась на протяжении собрания, один из членов откатил меня в сторону.
‘Я хочу услышать, как ты говоришь’, - “Я бессильна перед алкоголем!” Его голос напомнил мне голоса церкви. “Я бессильна перед алкоголем!” Сказала я. “Достойно”, сказал он.
Он посоветовал повторять это утверждение, пока я не въеду в него. Я сидела с людьми, которые собрались в этом месте. Пока курила сигарету, обрела спонсором женщину. Люди трясли мои руки и говорили, - “Приходи ещё”. На моём первом собрании для начинающих АА я пришла, к полному отказу от выпивки. Я покинула церковь с чувством, я капитулировала.
В ретроспективе, я чувствовала, как становилась бессильна перед алкоголем в течение стольких лет интенсивного пития. Сегодня я понимаю, что не могу контролировать потребление спиртного, не смотря на то, что это маленькая пластиковая чашка.
Дорога трезвости началась с честности. Только когда я приняла, у меня есть проблема с алкоголем, то могла сдвинуться вперёд. После этого первого собрания, на котором я сказала о собственном алкоголизме, всё что мне необходимо делать было услышано, сохранено и открыто для моего разума и стало понятным для изучения. Я стала способной искать помощь и принимать предложения.
После шести месяцев пребывания в программе, я ещё была захвачена одержимостью выпить. Посиделки давали мне надежду и поддержку, но я нуждалась в чём-то более существенном. Однажды, кто-то предложил, что я могу работать по шагам. Я нашла спонсора, который изъявил желание провести меня через это.
Мы встречались на неделе и читали «Большую Книгу» вместе. Чтение главы “Мнение Доктора” дало мне понимание, почему я стала бессильной перед алкоголем. Я въехала, - бессилие это принятие, у меня недостаточно сил для того, чтобы контролировать количество и качество выпитого алкоголя. Я так же поняла различие между алкоголиком и не алкоголиком. Я также открыла, что беспомощна перед алкоголем в ипостасях души, разума и тела. Я поняла, что такое одержимость, страстное желание и изменчивое поведение под воздействием алкоголя. Я поняла, что самоуверенность это форма болезни. Также поняла, когда я обращала собственную жизнь на попечение алкоголя, моя жизнь становилась неуправляемой.
В моём выздоровлении сейчас бессилие распространяется на людей, места и мысли. Когда я в страхе от ситуации, я обращаюсь и возвращаюсь к Первому шагу. Стараясь обрести контроль над ситуацией, понимаю, что у меня недостаток веры в мою Высшую силу. Пока я бегу за увлечением, мысли быстро становятся неуправляемыми. Перспектива начинала приходить в истину, когда я начала обретать веру. Я получила постоянную работу, купила кооперативное жильё и автомобиль. А когда моей трезвости исполнилось четыре года, я встретила программного мужа на собраниях.
Тот человек из АА, который заставил меня кричать о бессилии шесть лет назад, сохранил мне жизнь. Моё удивительное путешествие началось, когда я объявила, что стала бессильна перед алкоголем. Как он узнал, что мне необходимо объявить, как можно громче собственное бессилие, чтобы поверить в него?

Tanya C, Bedminster, N.J. January 2011.

Журнал “Grapevine”, январь 2011, стр.26-30, перевод Валера, Краснодар, группа “Сиссития”.

Комментарий переводчика.

История очень поучительная. Мне повезло, я не дошёл до полого отключения разума, но порой мне приходили мысли, уйти из жизни. Такие мысли, чаще всего приходили, во время приличного опьянения, или на глубоком отходняке, от которого всё внутри переворачивалось и отвращение к себе и к окружающему миру становилось невыносимым. Не знаю, как удалось этой женщине найти в себе силы остановится и продолжить трезвую жизнь в инвалидском кресле. Это знает только она и её Высшая сила. Но всё начинается с признания, я болен алкоголизмом и перестал контролировать собственную жизнь и осознаю полное бессилие перед этим, залитым в бутылки, бесом. С этого всё начинается и всё на этом держится долгие годы, несмотря на травмы, несчастья испытания и особое пристрастие к напиткам.

* * *

Сумасшедший город.

Crazy town.

Была она пьяницей, сумасшедшей или то и другое вместе?

Мое первое состояние трезвости было в 1978 году, когда мне было 19 лет. Я пила уже около четырёх лет, и практически погрузилась в активное употребление и до и после попытки отрезветь. Я пила от чувства уныния и счастья, ненависти и любви, обиды и прощения, ревности, семейного скандала и семейной любви, от потери и от приобретения чего-либо, пила практически по любому поводу. Я пила пока играла в боулинг, пока каталась на роллере, пока играла в бейсбол, на свадьбах, на похоронах, на юбилеях, на днях рождения, на каникулах или семейных встречах; неважно была я одна или с кем-то ещё.
Не смотря на то, что я никогда не проходила программу Детокса, никогда не была в тюрьме, считала зависимость от алкоголя незначительной, не ловилась на мелких кражах в магазинах, только иногда фортуна отворачивается от меня
Школьная медсестра отстраняла меня от школы за постоянное отсутствие на уроках. Такие дни случались, потому что были перепои, или какие-то другие инциденты, связанные с алкоголем. Администрация консультировалась обо мне с реабилитационным центром. Но я ещё не принимала версию - я алкоголик. Да я, скорее всего, думала, может быть, лучше быть сумасшедшей, чем алкоголиком. Кроме того я была слишком молодая, чтобы быть алкоголиком? Реабилитационный центр перевёл меня для умственного выздоровления обратно в родной дом. После пары недель на новом месте, две молодые женщины (М и Б) пришли поделиться со мной своим личным опытом, силами и надеждами. Я слушала их в пол уха. Это не изменило мой разум, но я согласилась посетить несколько собраний Анонимных алкоголиков. Так я освободилась от их компании.
М предложила мне приходить на её ночные группы, которые проводились вечерами в Четверг. Неохотно, но я согласилась. Я села на последний ряд со скрещенными руками, мой взгляд не поймал ни чьего другого взгляда. Моя одежда давно уже была не модной, старой и уродливой. Я тайно думала, они только и думают, как отвязаться от меня. Естественно это был страх, смущение и скрытность, всё окружение было для меня некомфортным. Они смеялись, пили кофе, пожимали друг другу руки (иногда даже обнимались). Они явно не знали, как это серьёзно отказаться от пития? Они мне не нравились, и я не могла их понять. Вдобавок они говорили мне что-то про три месяца, которые мне необходимо общаться с ними. У меня не было спонсора, я не читала Большую книгу, не работала по Двенадцати шагам и никому не звонила. Я воздерживалась от выпивки, но мне было мучительно неуютно.
Немного спустя некоторые “старички” посчитали ошибочным, то что думаю о себе, как об алкоголике. Они сказали, я очень молодая, чтобы быть алкашом, и по их мнению, должна уйти и нахвататься жизненного опыта. Ах, какой прекрасный предлог, чтобы смыться. Ну, я и рассказала себе, что не могу быть алкоголиком. Кроме всего прочего я же смогла не пить 90 дней, это должно быть и подтверждает, я не была алкашом. Эти мысли быстро вернули меня обратно к Великой Божьей Благодати (повсеместно известной всем алкоголикам). На 91-й день я выпила, но этот процесс продолжался около месяца. Как могло это случиться? Как такое случилось, моей целью было всего пара рюмок? Сила воли помогала сохранить трезвость в течение 90дней, почему моя сила воли не смогла уберечь меня от продолжительной выпивки? Множество таких вопросов возникали в моей голове, рационально и логически я не могла найти связный ответ. Может быть, эти Анонимные алкоголики могли, что-то знать чего я не знала про это.
После великих дебатов в собственной голове, я вернулась обратно к детоксу моего разума. Доктор отказался поддерживать меня, пока я не согласилась пройти реабилитацию от алкоголя. Он также не отпустил меня на пятницу, потому что сказал, что я буду пить. Когда пришёл понедельник, я обрела освобождение. Это был день моего рождения, я продолжила пить дешевое вино, как бы пробуя его, как фруктовый пунш. Что, где, когда, почему как это случилось?
Мой соупотребитель постучал в дверь, я увидела его с бутылкой вина в руках. (Почему он здесь оказался? Никто не знал, где я нахожусь, даже моя семья!) Он сказал, я звонила ему (возможно, ещё один парадокс памяти или перепоя?) Не болтая, и не сходя со своего места, он сказал, - Если я желаю лучшей участи, он уделит мне только пять минут на первом этаже или в машине. Я быстро прикончила бутылку вина, оделась и оказалась в машине. И это был путь к излечению.
После двух месяцев излечения, я вернулась к посещению собраний АА, для начала раз в неделю, и более, когда моя работа позволяла мне делать это. Однажды старожил АА предложил мне специальный проект. Он рассказал, что алкоголизм не зависит от возраста, сексуальной ориентации, социального статуса, образования, профессии, дохода или расовых признаков. Если я поверила, что я алкоголик, этого достаточно для того чтобы им быть.
Какое облегчение! Я продолжила посещение собраний АА. Я хотело того же что и они! Не быть унылой, или немой и бессловесной? Я не знала, то что вы имеете, есть прямой результат жизни по предлагаемой программе, Двенадцать шагов выздоровления. Наконец-то я уловила это. Я нашла спонсора. И регулярно ему звонила, работала по Двенадцати шагам и читала Большую книгу. Другие члены АА отметили, как в моих глазах засветилась жизнь. Мой счастливый час настал. Это не было моим достижением. Это была сила Более Могущественная, чем моя, которая проникла в мою жизнь.
Каждый день, подарок! Это так прикольно, что я творю с этим подарком. Двенадцать шагов и АА помогли мне помириться с собственной жизнью. Это было ни простое решение - отказаться от пристрастия к выпивке. Это не так, будто я не желала себе лёгкой и мягкой дороги, я трезвела благодаря тому, что другие товарищи по АА передавали собственный опыт, силы, и надежду каждому кто был в их окружении. Моя ежедневная трезвость, прямой результат, благодати, содружества и чуда Анонимного алкоголизма, я не употребляю спиртное с декабря 1978 года. Ура!

Renee B Moorhead, Мinn.

Журнал “Grapevine”, декабрь 2010, стр.34-38, перевод Валера, группа “Сиссития” г. Краснодар.

* * *

| наверх |

Авторский сайт  ©  Все права защищены