| страницы АА |

написать мне письмо

Переводы и статьи


На этой странице:
Анонимность ПО БИЛУ!
ДНО СТАКАНА.
Тупик - правильная версия.
Хорошо быть собой!
Воодушевление!
Если это работает...
Освобождение от угрызений совести.
При моём-то возрасте.

перейти к странице №1
перейти к странице №2
перейти к странице №4
перейти к странице №5
перейти к странице №6
перейти к странице №7
перейти к странице №8
перейти к странице №9
перейти к странице №10
перейти к странице №11
перейти к странице №12

Статьи и переводы первоисточников

страница 3
Прежде чем написать Традиции те, которые были опубликованы в книге «Двенадцать на двенадцать» Бил и его соратники основатели написали более пятнадцати ессее по этому предмету в журнале «Grapevine». Обсуждая это с первыми участниками групп АА в широком аспекте, споря и группируясь по мнениям, эта статья показывает, что Бил и Сотоварищи думали о развитии традиций с позиции понимания их, и нового содержания, поэтому они являются такими важными и сегодня.
Три эссе, перепечатанные здесь сегодня, включая такое наименование, как «Двенадцать точек зрения на традиции АА» показывают традиции в процессе создания.
Предсмертная статья Била по традициям, озаглавлены «Язык сердца» или «Перст указующий», наряду с другими статьями, ранних членов содружества АА.

Наша Анонимность это безопасность и вдохновение!

Источники наших двенадцати традиций.
Из журнала «Grapevine» март 1946года.

Обсуждая предмет анонимности в предыдущих статьях «Grapevine», я старался разъяснить следующие понятия - анонимность нашего АА имеет огромное духовное значение; этот принцип должен быть сохранён, как часть нашей жизненной традиции, пока мы не имеем строго определённой политики, а в некоторых случаях имеем сомнения в том, какой должна быть анонимность, в какой мы действительно нуждаемся, поэтому должна быть совершенно определённая традиция, которую все члены АА должны чувствовать, соблюдать и уважать. Я предлагаю на рассмотрение несколько предложений для обсуждения, которые станут основой национальной политики анонимности. Вот эти предложения:
1. Должна быть привилегия каждого члена АА защитить себя такой степенью анонимности, какую он желает. Его товарищи по АА должны уважать его желание и поддерживать везде такой статус, какой он хочет иметь.
2. В обратном порядке, каждый член АА обязан заботиться об групповой анонимности. Если его группа решает быть незаметной в собственном регионе, сам индивидуум должен соблюдать правила группы, пока она не изменит по этому поводу собственное мнение.
3. За очень редким исключением, это должно быть национальной политикой, чтобы член АА не должен даже чувствовать свободу публиковать взаимоотношения любой активности в АА, его имя или фотография не могут открыто публиковаться в средствах массовой информации. Это не должно ограничивать использование его имени в других публикациях, активно им продвигаемых, естественно, при этом он не должен открывать своё членство в АА.
4. Если в некоторых совершенно не ординарных ситуациях, член АА думает что необходимо нарушить собственную анонимность, для конкретного случая, он должен делать это только после консультации со своей группой. Если такое выступление АА происходит в национальном масштабе, то в этом случае необходимо согласовать с региональным высшим органом.
Если эти предложения будут одобрены, как национальная политика, каждый член АА захочет узнать подробнее об этом, как бы далеко он ни был. Он вправе знать, что думают о предмете анонимности в настоящее время большинство его опытных товарищей. Это и будет целью данной публикации, донести до каждого сегодняшний коллективный опыт.
Во-первых, я уверен, большинство из нас должны согласиться, главная идея анонимности озвучена, потому что поддержана алкоголиками и их семьями, которые просят о помощи. При постоянном страхе быть узнанными, они принимают анонимность, как страховку сохранения конфиденциальности, когда сам алкоголик и его семья не будут оклеветаны, в случае обнаружения их на улицах.
Во-вторых, политика анонимности защищает нас и в правовых отношениях. Эти предупреждения наших основателей и лидеров против так называемых семейных группировок, члены которые могут в любой момент напиться, и очернить АА в глазах обывателей. Никто не может гарантированно сказать, этого не может случиться здесь. Это может случиться.
В-третьих, почти каждый газетный репортёр, который писал о нас, жалуется на трудности писать истории без имён. Но они быстро забывают свои трудности, когда узнают, здесь в группе собрались люди совершенно не делающие никакой прибыли или дохода. Возможно, в первый раз он напишет об организации, которая не желает персональной известности. Циник не поверит, но возможно наша открытость и духовность переделает его в друга АА. Кроме того его статья, станет дружественной, всегда желанной работой. Такое писание для энтузиастов, потому что репортёр почувствует этот путь в самом себе. Люди часто спрашивают, как Анонимные алкоголики способны сохранить в тайне такое невероятное количество людей. Ответ видимо такой, практически все, кто пишет о нас становятся нашими сторонниками, а иногда участниками. Именно наша политика анонимности несёт такой феномен ответственности.
В-четвёртых, почему большая часть населения принимает нас так миролюбиво? Просто потому что мы приносим исцеление достаточному числу алкоголиков? Едва ли только это может быть результатом такого отношения. Однако впечатлившись, он может стать нашим выздоравливающим Джоном К. Публике может быть более интересен наш образ жизни. Утомлённый навязчивостью торговли, впечатлениями от рекламы и манерами кричащей публики, он обновляется нашим спокойствием, скромностью и анонимностью. Очень может быть, он почувствует большую духовную силу, которая воспроизводиться АА в большом количестве, это новое духовное состояние может войти в его собственную жизнь.
А так как анонимность для нас уже существующее убеждение, мы конечно должны продолжить это, как национальную политику. Это очень важно для нас сейчас, и это может стать неоценимым достижением в будущем. В духовном плане анонимность предполагает отказ от персонального престижа, как инструмента национальной политики. Я официально заявляю, мы должны блюсти этот основополагающий принцип и решительно никогда от него не отступать.
Сегодня, как это выглядит? С тех пор как мы объявляем анонимность каждому новичку, мы, естественно, должны хранить анонимность новичка так долго, как он того желает. Потому что он читал о нас в прессе, и пришёл к нам, зная наши правила, и мы вынуждены соблюдать наши обещания. И даже если он хочет прийти под вымышленным именем, мы должны гарантировать, это его право. Если он желает воздерживаться от повторения его имени в наших дискуссиях с кем-либо, даже если это другие члены АА, мы должны соблюдать это желание обязательно. Несмотря на то, что большинство новичков не заботятся о реакциях, тех кто знают об их алкоголизме, наряду с такими имеются те, кто заботятся об собственной анонимности и очень серьёзно. Это заставляет нас заботиться о них в любом состоянии, пока они научатся чувствовать собственное состояние анонимности сами.
Далее проблемы приходят к новичку, когда он желает разорвать собственную анонимность очень быстро. Он летит ко всем своим друзьям с радостной новостью об АА. Если группа его не остановит, он может прорваться в газету или к микрофону, оповестит весь мир о себе. Он также с радостью расскажет каждому серьёзный внутренние подробности о собственной личной жизни и вскоре обнаружит, в этом случае он стал очень известным! Мы должны предупредить его, что он подходит к этому легко, перво-наперво он должен стать на свои собственные ноги, прежде чем рассказывать об АА всем и всякую всячину, не он один думает о пропаганде АА, но у него должна быть уверенность, что группа одобряет эти его действия.
Здесь далее возникает проблема групповой анонимности. Как индивидуальная так вероятно и групповая должна следовать идентичным путём, чтобы бережно и полезно хранить достоинство и опыт. Она не должна быть очень торопливой, использоваться посторонними организациями, или использоваться в публичных выступлениях. Не должен применяться ранний преувеличенный консерватизм. Некоторые группы год за годом избегают всех публичных выступлений за исключением тех, которые организуются алкоголиками. Такие группы, по всей видимости, растут медленно. Такие группы становятся затхлыми, потому что они не чувствуют притока свежей крови. В их беспокойстве сохранить секретность они забывают обязанность перед другими алкоголиками их сообщества, кто не слышал, что АА пришло в их город. Но эта неразумная осторожность в конечном итоге терпит крах. Мало-помалу некоторые собрания открываются для семей и старых друзей. Управленцы, работодатели и доктора могут сейчас и в будущем приглашаться в группы АА. В финале группа привлекает для этой цели местную газету.
В большинстве мест, но не везде, становится привычным для групп АА использовать собственное имя, когда они говорят перед публикой, или случайными группами людей. Это создаёт впечатление интимности, заверяет, мы недолго боимся отметины алкоголизма. Кроме этого и газетные репортёры ранее могут быть предупреждены, не использовать имена некоторых алкоголиков, которые выступали по программе. Эти предосторожности и принцип анонимности отдаляют нас от большой публики, но одновременно заинтересовывает, и представляет нас, как группу алкоголиков, кто недолго боялся представлять себя своим друзьям, знающим, что мы очень больные люди.
Практически принцип анонимности можно представить, как будет изложено ниже: Один из очень важных представлений об анонимности, это вопрос насколько глубоко каждый индивидуум, или группа пойдёт в раскрытии анонимности, откажется от индивидуальной осторожности или групповой заинтересованности. Исключением является: что все группы или индивидуумы, когда пишут или говорят для публикации, как члены групп Анонимных алкоголиков, чувствуют ограничения, никогда не открывать свои настоящие имена. За исключением очень редких случаев, это есть именно та точка публичности, которая позволяет наиболее точно почувствовать, мы должны блюсти анонимность поведения. Мы не должны открывать сами себя широкой публике.
Во всей нашей истории нет более трудного для АА положения, чем нарушение собственной анонимности настолько, насколько заинтересована в этом широкая общественность. Некоторые из этих примеров были случайными и незначительными, в некоторых совершенно не было необходимости, и только один или два были действительно оправданы и серьёзны. Конечно, здесь должно быть несколько взглядов, которые не могут мгновенно в общих интересах, быть обдуманными. Даже если кто-то должен открыть собственную анонимность, то должны думать, не принесут ли они прецедент, который может в конечном итоге разрушить основополагающий принцип. Возражений может быть несколько, обдуманные и глубоко взвешенные. Мы не должны никогда следовать мгновенным страстям, увлекающим нас, в наших силах отказаться от такой реальной, жизненной традиции.
Большая скромность и смирение необходимы каждому члену АА в его собственном, индивидуальном выздоровлении. Если эти добродетели так жизненно необходимы каждому человеку, они так же необходимы и в Анонимных Алкоголиках, но ещё в большей степени. Эти принципы анонимности перед широкой общественностью могут, если мы возьмём их на вооружение достаточно серьёзно, надёжно гарантировать движение Анонимных Алкоголиков в рамках этих правил навсегда. Наше направление публичных отношений в главном должно строится на принципе привлекательности наших идей и изредка, по ситуации на пропаганде.

Bill W.

Журнал “Grapevine”, ноябрь 2007, стр.35.

Кто является членом содружества Анонимных Алкоголиков?

Истоки нашей третьей традиции.

Август 1946 ” Grapevine”.

Первое издание большой книги “Анонимные Алкоголики” сделало такое заявление о членстве: Существует только одно условие для членства в группе АА, честное желание бросить пить. Мы не связаны с любыми другими особенными вероисповеданиями, сектами или организациями и не выступаем против кого-то. Мы просто пытаемся быть полезными тем, кто ещё страдает”. Это подтверждает наш существование с 1939года, это год, когда наше Большая книга была опубликована.
С тех пор все виды экспериментов с членством в группах АА были прекращены. Большое количество правил, которые были разработаны (в большинстве разбиты!) их существовало легион. Два или три года назад Центральный Офис запросил у групп список их правил о членстве в группах и просил прислать их в офис. После того как они прибыли, мы свели их все вместе. Они заняли большое количество листов бумаги. Небольшие размышления над этими правилами, привело нас к потрясающему выводу. Если все эти редакции оставить в силе где-нибудь, хотя бы случайно, то будет практически невозможно для любого алкоголика даже приблизиться к Анонимным Алкоголикам. Около девятнадцати наших старых и лучших членов могут никогда больше прийти к нам!

Кто станет последним?

В некоторых случаях мы были обескуражены официальными требованиями, которые обрушились на нас. Большинство ранних членов АА должны были покинуть нас, потому что они неоднократно срывались, потому что их моральные качества были плохими, потому что их мышление было очень сильно испорчено алкоголем и трудностями жизни с ним. Хотите верьте в это, хотите нет, потому что они не пришли из так называемого лучшего класса общества. Мы, старожилы общества, можем быть забракованы из-за нашей неспособности читать “Анонимные Алкоголики” или из-за отказа нашего спонсора поручиться за нас, как за кандидата. И так далее и прочее. Пути наших «достойных» алкоголиков иногда имеет испытание судом, это есть «отсутствие достойности», так мы смотрим в прошлое на это, это даже комично. Получается, вы допускаете возможность, чтобы один алкоголик судил другого!
Время от времени большинство групп АА идут на пересмотр правил. Довольно естественно, так же как группа начинает быстро расти, и это сталкивает её с большим количеством проблем. Разногласия начинаются с разногласия. Члены групп начинаю пить, и порой другие члены присоединяются к ним. Те с разумными трудностями, через депрессии или срывы в параноидальное состояния, порицаются другими членами АА. Сплетня за сплетней, начинается праведное осуждение местных Волков срывщиков и Красномордых капюшонов. Новички задумываются, они не алкоголики вовсе, но продолжают шататься где-то рядом. «Срывщики» выносят на базар имя АА, в надежде обеспечить себя работой. Другие отказываются принимать все Двенадцать шагов программы выздоровления. Некоторые идут ещё дальше, говоря, что это «Божье дело» лечь на койку и этого вполне достаточно. Под всеми этими условиями наша консервативная программа неизменна и это пугает членов АА. Эти потрясающие условия должны находиться под контролем так они думают. Иначе АА непременно придёт к разрухе и развалу. Они ратуют с надрывом за добропорядочность движения АА.
С этого места группа принимает правила и регулирующий период. Параграфы, законы и правила членства, оживлённо обсуждаются, авторитет гарантирует согласие в отфильтровывании нежелательных тенденций, во внедрении дисциплины для неприятных индивидов. Затем группа созревает, обременённая авторитетом, в ней начинается период занятости. Непокорные погружаются в собственную темноту, полностью занимаясь собственными грешными оковами. Так называемые грешники, начинают настойчиво требовать находиться рядом, или порой формируют новые группы для них самих. Или возможно они объединяются с более близкими по духу сотоварищами и становятся нетерпимыми к толпе их соседей. Старички скоро откроют, правила и регулирующие положения не так уж хорошо работают. Наибольшие попытки принудительного внедрения таких правил, приносят в группы разногласия и нетерпимость. Эти события показывают, изменения правил плохи для жизни группы и стали хуже, чем были, пока с ними ничего не делали.
Со временем страх и нетерпимость спадают. Группа продолжает существовать. Каждый обретает большой опыт. Так это работает, некоторые из нас, которые только что боялись, что кое-кто из новичков могут плохо воспринимать репутацию нашего АА и его эффективность успокаиваются. Те кто срывается, те кто отделяется, те кто скандалит, кто с умственными закидонами, кто бунтует против программы, кто торгует репутацией АА – недолго наносят вред группе АА. Некоторые из них становятся нашими наиболее верными союзниками, глубоко любящими программу. Некоторые продолжают настойчиво стараться трезветь, несмотря ни на что. Некоторые уходят прочь. Мы начинаем соглашаться ни те, ни другие не опасны, а некоторые воспринимаются, как наши учителя. Они обязывают нас привносить в группу чувство терпимости, уважения и гуманности. Мы, в конце концов, видим, они только грешные люди, как большинство из нас, а мы кто осуждает их Фарисеи, чья ошибочная правота, вводит нашу группу в глубокие духовные разногласия.

Мы не объект страха, который может принести нам вред, никогда не забывайте какими испорченными и вспыльчивыми вы можете быть.

Мы не судим!

Каждый старожил АА содрогается, когда вспоминает имена людей, которых он однажды осудил; люди, о которых он невоздержанно высказывался, что они могут никогда не протрезвиться; эти персоны, он был уверен, должны быть выдворены из сообщества АА, для лучшего будущего этого движения. В настоящее время некоторые из этих персон, проживают трезвыми на протяжении нескольких лет. И такие индивиды есть среди многочисленных самых лучших друзей, а старички думают про себя. ’Что если бы каждый мог судить этих людей, как однажды судил я? Что если бы АА захлопнул свою дверь для них? Где бы они были сейчас?’
В этом причина, почему мы судим новичков всё меньше и меньше. Если алкоголизм неконтролируемая проблема для него, и он старается сделать что-то с этим, этого вполне достаточно для нас. Мы заботимся не о том насколько его случай глубок или лёгок, насколько он аморален, плох или хорош, насколько он приятен другим или нет. Наша дверь АА широко открыта, если новичок проходит через неё и начинает делать что-то со всей этой проблемой, он становится членом группы Анонимных Алкоголиков. Он не должен ничего объявлять, или с чем-то соглашаться, ничего не должен обещать. Мы ничего не требуем. Он присоединяется к нам по собственному усмотрению. На сегодняшний день большинство групп допускают, он даже не должен признавать, что он алкоголик. Он может присоединиться к АА всего лишь по подозрению, что он, может быть, пережил один симптом, который показался ему фатальным симптомом этой болезни.
Конечно, не существует универсального правила, как оставаться в АА. Но правила членства всё же существуют. Если член группы АА позволяет себе приходить на собрание выпивши, он может быть удалён с собрания, мы можем попросить кого-нибудь проводить его прочь. Но в большинство групп он может возвратиться на следующий день, если окажется трезвым. Несмотря на то, что он может покидать клуб, никто не думает выкинуть его из АА. Он остаётся членом сообщества столько сколько говорит об этом. Пока эта ясная концепция, не стала ещё единодушной, она символизирует главное направление АА на сегодняшний день. У нас нет желания лишать кого-либо шанса избавиться от алкоголизма. Мы желаем только быть естественными и доступными, не претендуя на исключительность.
Возможно, эта стратегия означает что-то значительно более глубокое, чем простое изменение позиции в вопросе о членстве. Возможно, это означает, мы совершенно потеряли страх перед теми сильнейшими эмоциональными волнениями, которые иногда потрясают наш алкогольный мир; возможно, это подтверждает наше убеждение, каждый шторм заканчивается затишьем; которое более понятно, более сострадательно, более терпимо, чем то состояние, которое мы осознавали до потрясения.

Bill W.

Двенадцать основательных предпосылок для традиций АА.

Первая версия принципов, которые ещё управляют группами АА.

Журнал ‘Grapevine’ апрель 1946 год.

Никто не выдумывал Анонимных Алкоголиков. Они выросли эволюционным путём. Переживания и заблуждение принесли богатый опыт. Мало-помалу мы усваивали уроки этого опыта, на первых порах как политику, а затем как традиции. Этот процесс ещё продолжается, и мы надеемся никогда не прекратиться. Могли мы даже зарваться настолько, что это письмо может разрушить духовную составляющую. Мы могли вводить в заблуждение самих себя незначительными правилами, и запретами; мы можем представить, что сказали последнее слово. Мо можем даже по просьбам алкоголиков принять наши твёрдые идеалы, или остаться в стороне. Мы не можем никогда сдерживать прогресс, как бы ни старались!
Вдобавок уроки нашего опыта привели к великому договору – очень великому, в котором каждый из нас убеждён. Первое написанное соглашение опыта АА была книга, Анонимные Алкоголики. Она была адресована к сердцу нашей животрепещущей проблемы – освобождению от алкогольной зависимости. Она наполнена индивидуальным опытом пития и выздоровления, посвящена обоснованию этих божественных и старейших принципов, которые привели нас к чудодейственному возрождению. Со времени опубликования Анонимных алкоголиков в 1939 году, наши ряды выросли со 100 до 24 тысяч членов. Семь лет миновали; семь лет обширного, совместного опыта жизни и работы в нашей громаднейшей, непоправимой проблеме. Сегодня это наше главное достижение. Если мы можем быть выздоравливающими в этом приключении, и сохраняем успешность – в нём, тогда только в нём, наше будущее будет успешным.
С тех пор персональная катастрофа не вводит нас в путы страсти. Наше всеобщее согласие становится будущим Анонимных Алкоголиков: сохраняя нас среди ААцев, это такой сильнейший союз, что никакая болезнь любого члена, напряжения в отношениях или раздор в трудные времена не вредит нашему общему делу. Мы знаем, что Анонимные Алкоголики должны продолжать жить. Добавлю ещё, охраняя себя от некоторых исключений, мы и наши братья алкоголики повсюду в мире будут обязательно возобновлять безнадёжное путешествие в забвение.
Почти все АА могут сказать вам, что имеют групповые проблемы. Основательно они должны решать собственные отношения друг с другом, и с миром вне АА. Они налаживают отношения между собой в собственной группе, отношения собственной группы с Анонимными Алкоголиками вообще, и определяют место Анонимных Алкоголиков в этом ужасном мире, называемым Современным Обществом, где всё человечество должно постоянно терпеть кораблекрушения, или обретать райские небеса. Крайне важная проблема - наша базовая структура и наше отношение к грядущим, надвигающимся вопросам лидерства, денег и авторитета. В будущем АА может хорошо развиваться, так мы чувствуем, и подтверждается, но существуют мысли и действия спорные, а как мы сохраним наши публичные отношения. Наша конечная участь будет непременно зависеть оттого, как мы постоянно разрешаем эти полные опасности события.
Пришло время главного момента в дискуссии. Суть его в том; имеем мы приобретённый достаточно основательный опыт, поступать чётко по этому принципу, в наших главных делах? Можем мы сейчас декларировать наши главные принципы, которые могут перерасти в жизненные традиции, поддерживающие душу каждого АА, переходящие в глубокое убеждение и становящиеся общим соглашением со всеми собратьями? Это вопрос. Думаю, что полные ответы на все наши недоумения никогда не будут найдены. Я уверен, мы придём, наконец, в точку понимания, где сумеем разглядеть главное направление и основы традиций, которые Бог желает до нас донести, это может стать эффективной гарантией против всех разрушительных действий времени и общественности.
Откликаясь на настойчивые требования старых друзей АА, и на убежденность, что всеобщее согласие между нашими членами, есть наш основной потенциал, я решаюсь предложить на словах эти предложения, как Традиционные Отношения Анонимных Алкоголиков – Двенадцать Пунктов, которые гарантируют наше будущее:
Наш опыт в АА учит нас следующему:
1. Каждый член Анонимных Алкоголиков существует, как маленькая часть великого сообщества. АА и должен продолжать жить, даже если большинство из нас непременно умрут. С этого времени наше общее благополучие стоит на первом месте. Индивидуальное благополучие следует за общим.
2. В делах нашей группы есть лишь один высший авторитет – любящий Бог, как он может предстать в нашем групповом сознании.
3. Наше сообщество должно привечать всех, кто страдает алкоголизмом. С этого момента, мы не можем отвергать никого, кто желает излечиться. Сообщество АА не должно зависеть от денег, или слепого подчинения. Даже если два или три алкоголика собираются вместе для того чтобы обрести трезвость, они называют себя группой АА.
4. С уважением к собственной деятельности, каждая группа АА должна быть дисциплинированной не перед каким-то другим авторитетом, а только перед своим групповым сознанием. Но когда наши планы объединяются с соседними группами, также должно учитываться их благополучие, посредством общения. Ни группа, региональный комитет или индивидуальная личность не должны предпринимать какие-либо действия, которые могут иметь большие последствия для АА в целом, без согласования с Попечительским Советом АА. В таких условиях наше общее благополучие существует.
5. Каждая группа Анонимных Алкоголиков должна быть духовно независима и иметь главную цель – нести собственный опыт алкоголику, который ещё страдает.
6. Проблемы денег имущества и авторитета могут отвлечь нас от нашей главной духовной цели. Мы думаем, некоторые основополагающие решения по собственности для АА, должны решаться и управляться отдельно, решительно разделяя материальное и духовное. Любые группы АА никогда не должны заниматься бизнесом. Вторичные цели АА, такие как клубы или лечебницы, которые связаны с собственностью или управлением, должны быть организованы отдельно, так, что если это будет необходимо, могут быть свободно отделены от групп. Управление такими специальными структурами должно быть поручено ответственным людям, независимо входят они в АА или нет, кто финансово может содержать их. Для наших клубов мы предпочитаем управленцев из АА. Но лечебницы, так же как и другие структуры по восстановлению, должны быть основательно отделены от АА и наблюдаться медиками. Любая группа АА может кооперироваться с кем угодно, но должна оставаться вполне самостоятельной.
7. Каждая группа АА должна полностью содержаться на собственные добровольные пожертвования самих членов группы. Мы думаем, каждая группа должна стремиться быстрее достичь такого идеала; чтобы любой публичный фонд не использовал имя АА в опасных ситуациях. Принятие дорогих подарков или добровольных пожертвований от любых структур, не накладывают на нас дополнительных обязательств, которые обычно для нас неблагоразумны. Мы основательно убеждены, что большое накопление финансовых ресурсов, обладание большими резервами, создание различных фондов не согласуется с главной целью АА. Опыт часто показывает нам, ничто так не разваливает наше духовное наследие, как напрасная погоня за собственностью, деньгами и авторитетом.
8. Анонимные Алкоголики должны всегда оставаться не профессиональной организацией. Мы считаем профессионализмом занятие по консультированию алкоголиков за вознаграждения или наёмное служение. Но мы можем использовать силы алкоголиков, куда они пришли для получения трезвости всё время их служения, взамен привлечения для этих целей не алкоголиков. Такое специфическое использование ААцев может быть рекомендовано, как предпочтительное. Но персонально за работу по Двенадцати шагам никогда не должны платить.
9. Каждая группа АА нуждается в минимальной организованности. Сменяемость лидеров есть самое лучшее. Маленькая группа может выбрать собственного секретаря, большая группа переизбирать свой комитет, а группы большого региона выбирают центральный комитет, который часто действует через уполномоченного секретаря. Основатели Алкогольных подразделений осуществляют управление преимущественно через Генеральный Совет Обслуживания. Они являются хранителями наших традиций и собирателями добровольных пожертвований АА, на которые они содержат Генеральный Штаб АА и наш Генеральный Офис в Нью-Йорке. Они поручают группам осуществлять повсеместную публичную информацию и гарантируют чистоту публикуемых принципов в журнале Грейпвайн. Все эти презентации необходимо проводить по духовным принципам, нести повсеместно правду об АА и распространять опыт обслуживания. Никто не добивается практического уважения при помощи титулов. Всеобщее уважение ключ к реальной полезности.
10. Не одна группа АА, или её член не должны становится на путь интриг и дискредитации, вносить всяческие слухи и мнения в жёлтую прессу – объединять себя с политиками, алкогольными реформами, или религиозными сектами. Группы Анонимных алкоголиков не имеют противников. Проводя такую линию поведения, они могут не высказываться по любым вопросам, не относящимся к их деятельности.
11. Наши отношения со всем окружающим миром должны характеризоваться выдержкой и анонимностью. Мы думаем, группы АА должны избегать сенсационных представлений. Наши отношения с общественностью должны в большей степени строиться на принципах привлекательности, чем на пропаганде. Мы никогда не должны себя восхвалять. Наши дружеские чувства лучшая рекомендация для нас.
12. В конце концов, мы анонимные алкоголики верим, что принцип анонимности имеет огромное духовное значение. Это означает для нас, что мы ставим принципы выше персоналий, что мы действительно на практике предпочитаем скромность и сдержанность. Это приведёт к тому, что наше общее благополучие никогда не нарушиться; и мы будем всегда и повсюду жить в благодарности, молитве и медитации к Тому, Кто руководит всеми нами.
Может это подтолкнёт повсюду всех АА, и тогда эти принципы начнут обсуждаться более позитивным языком, они предложены, чтобы действовать в нашем будущем. Мы Анонимные Алкоголики никогда с энтузиазмом не принимали высокомерия и персонального авторитета. Возможно, это более хорошо для АА, чем правильно. Я объявляю эти предложения, не как человеческий афоризм, не как верующий в какую-то доброту, а скорее, как первую попытку отобразить идеалы группы на будущее, которым мы должны, несомненно, следовать за Высшей силой, как и десять прошедших лет.
P.S. Предавая это свободному обсуждению, я стараюсь расширить Толкование Двенадцати Традиций на будущих страницах "Grapevine".

Bill W.

* * *

Двойная оценка трезвости!

Дно стакана.

The bottom of the glass.

Молодой «старичок АА» открыл для себя, какой хрупкой может быть трезвость.

Утром, накануне 21годовщины моей трезвости, радуясь, что у меня нет головной боли, несмотря на то, что поела ночью немного сладостей (сахар обычно приносит мне чувство похмельного синдрома). Я подумала, что чувствую себя так хорошо, потому что вдобавок поела немного протеина с сахаром. Затем мне подумалось, если я съем немного твёрдого протеина, то смогу опрокинуть пару пива, и не почувствовать похмелья. Мало того мне подумалось, я возможно совсем и не алкоголик; а мои проблемы с алкоголем исключительно результат сахарного дисбаланса. Затем мой разум вернулся обратно в нормальное состояние.
Я была потрясёна и шокирована, что мой мозг мог произвести такую сумасшедшую мысль. Я была немного (потрясёна) некоторое время, как я могла (забыть), что я была алкоголиком, а думала о пиве, как о продукте, в котором нуждалась. Но иррациональный мыслительный процесс в это утро был новым для меня. Я была похожа на того придурка из Большой книги, который думал, что может проглотить немного виски без последствий, если выпьет это с молоком, я думала про себя, что имею иммунитет против такого безумия. Я имела гордость подумать, что мои умственные процессы были не такими извращенными, как у других. Это был момент, в котором «полностью разоблачилось коварство моей болезни» – не ссылаясь на мнение других страдальцев – и природу моего алкогольного мышления.
Когда я впервые обосновала концепцию «полностью могу разоблачить коварство», я подумала «полностью» это термин о Перспективах – мною был разоблачён страх финансовой опасности у людей, появились ясность, чувство полезности и счастья. Эти Перспективы принесли правду для меня, но я получила значительно больше. В трезвости я обеспечила собственное образование, стала профессионалом и радуюсь счастью, длительно нахожусь в браке с другим членом нашего содружества. Посредством работы по шагам я развилась духовно, согласилась с собственным прошлым и восстановила мои отношения с семьёй. Я продолжаю посещать собрания АА, потому что то, что я знаю о выздоровлении храниться на жизненной полки в течение 72часов.
В настоящее время моё понимание «полностью могу разоблачить коварство» углубилось некоторыми трудными уроками моих ограничений, которые нуждаются в продолжительной бдительности, чтобы не допустить следующую выпивку. Во-первых, я стала осведомлённой в объёме «полностью могу разоблачить коварство", когда имела 15лет трезвости. Я честно ходила на собрания, работала с другими по программе и жила довольно счастливой жизнью, радостная и свободная.
Но затем развился духовный кризис, который вернул мне те же самые три выбора, которые я имела в первый день моей трезвости: пить, убить себя или работать по программе. Благодаря любящему спонсору, мой муж несколько раз закрывал меня от моих подруг АА, от Шагов, я шагала сквозь эту тёмную ночь духовной трезвости. Я выплыла из неё с более глубоким пониманием моих врождённых дефектов характера и пониманием, ежедневное общение с Большой книгой действительно работает. Более большим открытием, был драгоценный подарок трезвости, которая открыла мне мои скрытые и смертельные, природные дефекты характера, и подтвердила необходимость работать по программе так, как если бы моя жизнь зависела только от этого.
В последующие несколько лет некоторые старички, члены моей региональной АА-ской общественности, сорвались. Люди с несколькими месяцами или годами трезвости испытывали удивление от таких срывов; они никак не могли понять, как с 16-17 или даже с 22годами трезвости, люди могут начать пить опять. Они хотели осудить их всех вместе! Мне необходимо было поднимать руку на собраниях и рассказывать, как я понимаю, почему кто-то из старичков может начать пить снова. Я была так смущёна и сконфужена и так боялась того, что сознаю, я не имею гарантии от того что могу начать пить и вполне способна совсем скоро и неоднократно начать это делать. Я не знаю точных причин ни одного срыва. Не могу точно объяснить, почему я могу начать пить снова. Но я знаю, что моё выздоровление в настоящее время более драгоценное и более хрупкое, чем тогда, когда я была в нескольких годах трезвости и значительно меньше знала о себе.
Старичок АА по имени Гари вынужден был сказать людям, кто упивался двойной оценкой трезвости, «Это есть только продолжительный перерыв между выпивками!» Первый раз я обиделась на эти слова; я подумала, они были грубыми и не нужными, лишающими удовольствия в юбилей. Я пришла к глубокому пониманию этого высказывания, когда поняла, высказывание правдиво, но не все АА его понимают. Если вы остаётесь трезвыми дольше, чем пару тройку лет, вам предстоит пройти сквозь одну или несколько мрачных духовных ночей. Эти трудные периоды перенесут нас на новые ступени признания и смирения, возможно, мы перейдём на новый уровень познания, как оградить наше существование от следующей выпивки. Если мы сорвёмся, мы поймём учтивость Содружества и принципы программного вывода нас с поля поражения достойно, радостно и вовремя. Не важно, сколько мы трезвы 33дня или 33года, мы каждый храним нашу ежедневную передышку от активного приёма алкоголя, благодаря работе по этой программе и нашей сверх способности оставаться трезвыми только один день.

Журнал «Grapevine», март 2009 год, стр. 13, перевод Валера Краснодар, группа «Сиссития»

* * *

Тупик.

The jumping off place.

Будет  день,  когда  он  не сможет  представить		
Жизнь,  как с алкоголем, так и без него.  Затем
он познает одиночество, такое как некоторые. Он 
окажется в тупике. Он будет желать конца.
		          Анонимные Алкоголики.
Это есть в главе Большой книги «Перспектива для Тебя». В главе говорится о тупике.
Я достигла тупика однажды ночью в баре после многочасового пития. Мне было двадцать лет, а у меня было трое детей, удаление матки, и третий развал отношений со всем миром. Я несколько раз была в тюрьме по причине пьяных приключений, и была в бегах от предыдущего мужа.
Я не могла представить себе жизнь без алкоголя. В том состоянии слабости, в котором была, я верила, что не могу жить, как без алкоголя, так и с ним. Я не могла представить жизнь без моих детей, и я боялась, если я продолжу пить, я испорчу им жизнь, или потеряю их как мать. В это время самая старшая жила с моей роднёй. Географически их дом был её домом, и моя дочь регулярно ходила в школу.
И так, я решила, что попала в тупик. Только дело времени было меня добить окончательно. Я заказала такси домой на рассвете, отвезла одну из девочек в школу, другую к сестре, затем вернулась в бар обдумывать то, что имела. Когда, в конце концов, я поднялась чтобы выйти, кто-то спросил, куда это я направляюсь. «Прыгну с моста» ответила я. Кто-то рассмеялся. Я вышла наружу и направилась к реке и попыталась прыгнуть с моста.
Какой-то человек шел по дороге, я видела его, когда входила в бар, но через несколько минут он решил подняться на мост, и действительно вовремя. В это же время дорожный патруль следовал по боковой дороге к станции. Они решили остановить меня уже наверху, но не без насилия.
Позже я немного очухалась, оказалась я в больнице, обнажённая, связанная полностью, подключённая к капельнице и к кислороду. Было такое чувство, мои бока разбиты, и врачи говорили мне, я должна остаться. Я не могла разумно выбирать, была эмоционально возбуждена, уровень алкоголя в крови был опасно высок.
Я провела в реанимации больше 12 часов. Нет слов, как я была раздавлена, безнадёжна, испугана, и зла. Я провела семьдесят два часа под наблюдением в психиатрической палате.
Они говорили мне, что я была алкоголиком. Я не думала, что я когда-либо услышу об АА до этого случая, но я посетила несколько собраний. Я не думала, что это подходит для меня. Я не была тогда в возрасте, когда можно пить легально, я никогда не пробовала наркотики, у меня был дом и дети. Я почувствовала себя лучше, и намеревалась уйти, если они меня отпустят. Несколько недель спустя, они отпустили меня, и я посетила несколько собраний, предварительно посещая бар, в нетерпении ожидая окончания собрания, и возвращалась в бар после его окончания.
За несколько промелькнувших недель, я опять оказалась в тупиковом состоянии. Я вернулась к домашним выпивкам после многочисленных отключений. К несчастью не было моста над водой в это время. Я была в грузовике, который ехал 65миль в час, когда я выпрыгнула. Я не хотела видеть ни себя, ни моих детей. Я действительно не знала и не имела никакого другого выбора.
Прошло несколько дней, пока я очнулась в хирургическом отделении. Я не могла вспомнить ничего хорошего в собственной жизни. Но я вспомнила одну вещ, у меня в кошельке была карточка и я попросила позвонить хоть кому-нибудь по этой карточке. Они позвонили, кто-то из АА пришёл и говорил со мной. К сожалению, это был парень с тремя или четырьмя месяцами трезвости. Когда я оправилась после интенсивного лечения, физического восстановления и психиатрической опеки, я соединила свою жизнь с блестящим рыцарем (парнем из АА). Не смотря на то, что мы посещали собрания вместе, мы это делали по моей воле. Потом начали пить оба и наши дороги разошлись.
Семена АА были посеяны. То что у меня оказалось в голове портило мне веселье от выпивки и усиливало моё унижение. Но как-то я ощутила безопасность и здравый смысл, хотя была не готова принять это.
Через одиннадцать лет я снова выпрыгнула из длинномера. И как бы вышла и вошла в АА сквозь эти годы, я вернулась так скоро, как могла и заговорила снова.
Пару месяцев спустя у меня было последняя попойка. В это время я опять оказалась в тупике. Я умоляла всех, кто был рядом, возвратить меня в мою конуру в горах. Тот кто вызвался помочь был против этого, и даже собирался уехать, но я плакала, пока он согласился, но согласился только тогда, когда забрал у меня пистолет, а между мной и дверью сел ещё один человек.
Этой ночью я прыгнула снова. Но только в этот раз в веру и выздоровление. Я была одна на вершине горы. Дети были в городе вдали от меня, но они и были моими самыми близкими людьми. Всю ночь я умоляла, плакала и просила Господа помочь мне. Я лежала голая в позе эмбриона на холодном деревянном полу, мне казалось ночное небо обрушивается на меня, но одновременно в моём сердце была надежда. Я знала, эта надежда была в АА.
Около восемнадцати месяцев спустя я снова читала «Перспектива для Тебя» и поняла, это написано обо мне! Я знала - тупик был, но я не только вырвалась из него, но я была восемнадцать месяцев трезвой, в своём уме и свободная. Вдруг я ощутила новую надежду и радость, я предположила, что при помощи АА и Господа я сумею жить трезвой. Что вполне согласовывалось с программой Содружества и служения, я наградил себя восемнадцатимесячной медалью – первая медаль, которую я заслужила за пять лет собственной трезвости.
У меня тринадцать лет трезвости это приличный не лёгкий срок, но были самыми лучшими годами моей жизни. Я научилась жить с тремя моими детьми, в период учёбы в высшей школе, курсах университета, лечебных учреждениях для детей, тюрьме, в период осуждения их биологического отца за преступления против нас. Переживала различные события – как их первые танцы, окончания учебных заведений, замужества, разводы и появления на свет шестерых прекрасных внуков.
Пережила бедность, хроническую болезнь, боль и бессилие, четыре операции на позвоночник и даже рак. Пережила смерть родственников, включая мою мать и внука, нескольких старых друзей, мою прошлую любовь по активному алкоголизму, и мою первую любовь по трезвости. Я живу сейчас в новом городе, новом доме, общаюсь в новых домашних группах, сохраняю и забочусь об отношениях.
В продолжение всего этого – были взлеты, и провалы, счастливые и тяжёлые времена – у меня есть трезвость, не всегда эта дорога была правильной, но всегда трезвой. Это приносило мне помощь в практической жизни и принесло Шаги в мои дела.
Я осуществляю служение в моей домашней группе. Фактически этот порядок был открыт вручением мне медали за 18 месяцев трезвости, за все мои действия, и за такую хорошую жизнь, которую я веду сейчас.

Вашингтон.

Журнал «Grapevine», Июнь 2002г, стр. 34, перевод Миронов Валерий группа АА «Сиссития»

* * *

Хорошо быть самим собой.

O key to be Me.

Моё имя Уиил К. и я алкоголик. Я белый, ирландский католик, мужчина с тремя дедами и бабками из графства Корк в Ирландии. Я вырос недалеко от Чикаго, был одинок, потому что думал я не такой как другие. Когда мне было два года, моё сердце останавливали на время операции и в результате кислородного голодания, со мной случилось осложнение. Я потерял полностью способность видеть. У меня исчезла зрительная память, не мог думать образами, и не мог составить зрительный образ в голове. Я был как «радио». Когда я закрывал глаза, видел только обратные стенки моих век, это было всё. Это исследованное заболевание, однако, оно не было у меня диагностировано на протяжении тридцати лет.
В школе я был успешен в математике и механике (в тех дисциплинах, где надо было помнить, как они работают, а не как они выглядят), но очень бледно разбирался в предметах требующих запоминания, специального описания, которое было мудрёным, и связанным с представлением предмета и описанием словами самого образа. Я рассказал одному из моих учителей, когда я закрываю глаза, могу видеть только обратные стенки моих век, а она сказала, что я не хочу достаточно упорно учиться, и наказала меня. Мои успехи в математике были использованы, как доказательство, что я не прилежен в Английском, и что я был только ленивым. Но я знал, я не такой как другие, и скрывать это различие стало моей главной задачей в жизни.
Я придумывал всевозможные способы чтобы делать это, я специально делал мой почерк неразборчивым – буквы одну от другой было невозможно различить - так что никто не мог разобрать, что я написал. Но в большинстве случаев, я избегал думать, что я бедный, думал только что я хороший. Я был достаточно одиноким, но был сосредоточен на том, какое впечатление могу произвести на других людей. Я жил исключительно в фантазиях и никогда не переставал думать, потому что благодаря этому мог предполагать, что они настоящие, потому что они у меня были. Всё это было великой подготовкой к моему алкогольному будущему.
Я открыл для себя алкоголь в высшей школе, это было двойное чудо: во первых я мог не притворяться, когда был пьяным – мог быть самим собой – а во вторых быть пьяным (или под хмельком) давало мне возможность принимать собственную ущербность. Алкоголь быстро стал опорой и оправданием. Это была одна вещ в мире, которая мне нравилась, и я её любил. Я неудачно закончил высшую школу, а запомнил это окончание, потому что пронёс две кварты пива под своей мантией, так что никто из студентов не увидел. В колледже я ещё больше погрузился в питие. Это было приятно провалить тест, если я был под градусом; этот путь я никому не рекомендую проходить, или видеть каким бессловесным я был тогда. Я вылетел из колледжа на втором году.
Возвращение к питию я определил для себя, как новый путь в жизни. После большого количества успешных, но краткосрочных работ я стал охранником в баре, а затем погрузился в кафешный бизнес (легче и удобнее). Я женился на девочке, которая нравилась и другим людям, продолжал пить ещё более интенсивно – доставляя радость, своими «сверхуспехами» и приятно обслуживая в трактире всех на протяжении многих лет. Я был арестован несколько раз, потерял собственную водительскую лицензию, разбил несколько автомобилей, но это было в порядке вещей, не так ли? В 1968 году я обдумывал собственное излечение, и желал внезапно остановиться, и знал, как это сделать, но пил ещё 19 лет. После потери моей таверны в 1976 году (таверна была преуспевающим баром, как известно) я прошёл через всевозможные психологические тесты, которые доказали мою полную неспособность к обучению. Сейчас я имею подтверждение на бумаге, что отличаюсь от других, и это позволило мне пить ещё 11 лет. Я уже потерял собственную таверну, далее за короткий период я потерял жену, семью и множество работ, способность погружаться в работу, но собственное мнение о себе я ещё имел. Но я себя прощал: я был не такой, как другие.
После переезда на запад штата Висконсин в 1979, я провёл последующие восемь лет на фермерской работе (строя в основном заборы вокруг ферм) и прекрасно проживал в палатке, в автоприцепе без мотора, в пустом гараже и в двух комнатном фермерском доме, без внутренних дверей, оплачивая за это 40 долларов в месяц. Моё одиночество было практически полным, и я чувствовал пустоту вокруг себя. Если я приходил в бар полный народу, через минуту на десять футов вокруг меня не оставалось никого. Я мог звать людей и упрашивать их подойти, но они скрывались и делали вид, что им пора домой. Если звонил телефон, я не мог ответить по нему, и он прекращал звенеть. Я был уверен, это была житейская ошибка.
Наконец в 1987 я прошёл ещё одну детоксикацию, и был в силах оценить лечение, которое привело меня в класс для пьющих водителей (этот тренинг я считал глупым, потому что знал очень хорошо, как ездить за рулём пьяным). Но там я обрёл свой первый духовный опыт. Я пришёл к выводу алкоголизм моя болезнь. В первый раз сумел сказать себе, я был больным, а не плохим и другие имели опыт такого же рода, в этом я был не одинок. Я был разбит, заплакал и попросил помощи и с тех пор не прибегал к выпивке. Я прошёл через пятидневную программу детоксикации, лежал в токсическом отделении, 10дней провёл в психиатрическом отделении, а затем преступил к общему оздоровлению. Моя нервозность и приступы паники были очень сильными, такими, что только месяцем позже я чувствовал безопасность, покидая собственную комнату, я не имел времени думать о собственных отличиях от других. Я благодарю господа, что директор этого заведения был убеждённым Анонимным алкоголиком, который говорил мне, - «Пожелания это прекрасно, но если ты хочешь оставаться трезвым, посети девяносто собраний за 90 дней».
Случилось так, что благодаря АА, мои отличия от других перестали иметь для меня важное значение. АА было первым местом, в котором мне было комфортно. Но для этого потребовалось время. У меня были ужасные мысли, которые возникали из пережитых воспоминаний, были медитации переходящие в реальность. Но я оставался трезвыми, а мои отличия продолжали становиться менее значимыми.
Около трёх месяцев трезвости (я имею шесть месяцев трезвости) у меня было минимум одно собрание в день. Я слышал о собраниях Регионального комитета в городе, я не знал что это, но знал, что это было собрание АА. Я пошёл и был избран чередующимся председателем собрания в этом районе. Я пережил первое чувство собственного достоинства (достоинство моей реальной личности, взамен моим собственным претензиям). Я был включён в служение АА, и продолжаю расти в этом направлении до сих пор.
Как результат служения в регионе, я стал районным секретарём, я научился не стыдиться моей неграмотности, а окончил тем временем колледж и имею с того времени много опубликованных работ. Короче, я понял через излечение в АА, я могу быть отличным от других, мои отличия могут быть моими достоинствами, а то что нас объединяет более важно, чем какие-либо различия. Я понял через служение в АА, другие могут видеть намного дальше, чем я, а я могу обнаружить в себе намного больше, если дам им рассмотреть себя. Мне стыдно было быть другим, сейчас радуюсь, я уникальный – так как все мы уникальны, благодаря Господу.

Журнал «Grapevine», Октябрь 1997г, стр. 45, перевод Валера Миронов, группа «Сиссития» Краснодар.

* * *

Воодушевление!

Fired up!

Урок осознания Бога перед постижением Пятого шага.

Когда я, наконец, закончил писать собственный Четвёртый шаг с нравственной точки зрения, и страстно захотел поговорить со спонсором. Он привёл меня в затруднение, когда в общем, оценив мою работу, произнёс, - “Приехали”, сказал он. “Ты писал оценку собственных моральных качеств, или великую Американскую новеллу?”
Сейчас я готов был двинуться вперёд и дальше. Поэтому я позвонил ему спросить, если он может, то поговорить об этом. Он быстро воодушевился предстоящим движением по Пятому шагу. Но он высказал другую идею: - “Тебе сейчас необходимо изменение движущей силы”. Найди время быть признательным тому прогрессу, которого ты достиг и поблагодари свою Высшую силу.
Очень быстро, как только он предложил мне идти этим путём, я узнал, он был прав. Я поблагодарил его за помощь, именно в этих шагах, и сказал, я не могу работать по программе самостоятельно. Но далее я постарался вернуться к своему мнению, и попросил его опять о Пятом шаге.
“Прежде чем мы приступим к этому“, сказал он, - “Я хочу задать тебе конкретный вопрос о твоей концепции Бога “. Я надеюсь, ты действительно имеешь Божественную Суть, которая работает на тебя?
“Несомненно“, сказал я, - “Я принимаю, как говорит об этом Большая Книга. Концепция гласит о Силе более могущественной, чем моя собственная, которая делает прекрасным моё собственное настроение“.
Мой спонсор согласился, но добавил: - “Я надеюсь? большинство из нас в АА имеют общую идею Высшей силы“. Но я спросил о твоей собственной концепции. Твоя Идея совершенно не такая как моя, ты об этом знаешь. Фактически я верю, каждый из нас имеет очень индивидуальную идею Бога”.
Затем он помолчал перед тем, как спросил: - “Как ты думаешь, твоя концепция Бога существовала, когда тебе было 10 месяцев отроду?”
“О святой Пётр”, сказал я, - “Я не знаю. Возможно, она представлялась мне, как моя мама”.
“Что ты можешь сказать об этом в четыре года?” спросил он.
“Тоже самое”, ответил я.
Он продолжил наступление: - “Какая концепция Бога была у тебя в 7лет?” Такой странный допрос ввёл меня в затруднительное положение. Это помогло открыть мой ум и увидеть какова моя концепция Бога – если честно представить это – глубоко проникла в меня, эта была идея, которая формировалась, изменялась и соединилась во мне с той, что существовала с ранних лет.
Вопросы моего спонсора помогли мне представить концепцию Бога конкретно перед процессом, связанным с Пятым шагом. Сам шаг гласит, я должен признать “истинную природу моих заблуждений” в первую очередь перед Богом, затем перед самим собой, а далее перед каким-либо другим человеком.
Мой спонсор сказал, он может разобрать часть моих недостатков, если я его выберу (так я и сделал, сколько мог), но кроме этого мне необходимо было найти кого-то – он предположил члена АА духовного звания – озвучить мою историю, “ничего не скрывая” как говорит книга. Я сказал ему, я не хотел разговаривать со священником, потому что устал исповедоваться на протяжении моих питейных дней, всё это было бесполезно.
“Это не исповедь“, сказал он, - “Это пятый шаг”. Затем попросил прочитать инструкцию в Большой книге на стр.72-75. ещё раз. Помогая мне начать, он предложил использовать для этого телефонный справочник, выбрать Католическую церковь, позвонить, спросить и поговорить со священником. “Выясни знаком ли он с программой АА и с Пятым шагом в отдельности”, сказал он. “Если знаком, назначь встречу и принеси ему записанную исповедь”.
Я последовал его совету, встретился со священником в его доме. Это был длинный разговор, но время пролетело быстро. Совершенно без перерыва. Он слушал внимательно, и задал несколько вопросов. Когда я закончил, он предложил мне препоручить всё это Богу и был прощён. Но сейчас сказал он, я должен набраться решимости, простить себя и не чувствовать более за собой вины за дела, которые случились, так как нахожусь в руках Господа.
После того как он закончил говорить, я почувствовал состояние облегчения. А я понял, он тоже пережил расслабление и присутствие Святого духа. Затем, когда я уже приготовился попрощаться, священник сказал что-то совершенно неожиданное: Он сказал, что тоже бал действующим алкоголиком и членом АА, недавно прибыл в этот город.

Дейв М. Пуэбло, Колорадо.

Журнал “Grapevine” 2009 год, стр. 45-47. Перевод Валера Краснодар, группа «Сиссития»

Комментарий переводчика и Анонимного Алкоголика.

Мой Бог, как я его понимаю.

В программе перед 5-м шагом, необходимо определиться для себя, Кто или Что является моим Богом. Как написано в Большой книге, что является моей Высшей силой. Я не стану в первую очередь определять, каким образом, и как родился, определился и получился мой Бог, который есть у меня сейчас. Такой, который меня устраивает, кому я верю, верю безгранично и честно, именно, в эту Его ипостась, в этот конкретный момент времени.
Каким был мой Бог в 3-6 месяца от моего рождения. Скорее всего, Богом была моя мама, которая кормила меня грудью, купала, меняла пелёнки, делала всё возможное и рекомендуемое человеческим обществом, чтобы я жил. Мне было уютно в маминых руках и объятьях, хотя она рассказывала, что я был беспокойным и шаловливым мальчиком. Как-то она рассказала, я простудился, она была вымотана моими болезненными капризами до предела, и не помня себя, засыпала хоть на мгновенье, когда я затихал. Ей приснился сон, она приносит охапку дров в комнату, дрова лежат на согнутых в локтях руках, подходит к печке голандке и бросает их перед печкой, и просыпается. От моего крика. Оказалось, она заснула на стуле и бросила меня по сценарию сна, как охапку дров, прямо на пол. Я проснулся и разорался вновь. Ничего серьёзного не случилось.
Когда подрос, то в связи с тем, что отец служил, и мы часто переезжали меня отвезли к любимой бабушке в город. В на Волге. Этот период продолжался до 7лет, потом от бабушки меня забрали и я пошёл в первый класс совсем в другом городе и республике. Но пока себя помню в городе В, Богом были моя бабуля и дед. Причём бабуля тёплая, добренькая и сладкая, а дед справедливый, строгий и сильный с кулаками со среднюю дыню. Бабуля меня баловала и ублажала, выполняя все мои желания, а дед, хотя и ворчал, всегда готов был защитить от внешних притязаний. Поэтому, когда со мной случались на улице приключения и я улепётывал намётом от преследователей, моёй главной целью было ворваться в калитку, которая с обратной стороны закрывалась на широкий деревянный засов, и тогда мне становилось радостно и свободно. Во дворе я был в безопасности, несмотря на мои провинности.
Время шло, меня стала занимать проблема и ужас смерти, которую я не представлял, как процесс, но то, что она существует уже знал из сказок, про бессмертие, а раз в сказках существовало бессмертие то естественно существовала и смерть. Перед сном мне становилось страшно, я долго не засыпал, вдруг я усну и не проснусь. Бабушка или дед рассказывали мне сказки, но они не снимали напряжение, они только убаюкивали меня и тогда я спал очень хорошо. В обыденной жизни, страх смерти проявлялся во мне, как страх перед уходом в какую-то темноту, где не будет мамы, бабушки, дедушки отца и etc.
Детские фантазии придумали для меня следующее: раз я существую и чувствую только себя и не могу почувствовать себя Наташей, Серёжей, Славиком или Ларисой, то есть удалось родиться только Валерой. Мне это имя в детстве не нравилось, хотелось более короткого и звучного типа Юра, Саша. Меня кликали Мироном, это меня раздражало, хотелось другой клички, скорее всего более мужественной. Размышлял таким образом: если вдруг мне предстоит умереть, в этот момент, я вновь рождаюсь и чувствую себя, живым - я это я. Сам образ существа, который заведовал моим возрождением (реанкарнацией) отожествлением, или, как сейчас говорят, идентификацией, представлялся в виде Николая угодника. Доброго старичка с иконы моей бабушки, перед которой она очень усердно молилась. Дед мой тоже был похож на этого доброго иконного старичка. Седой с густой шевелюрой, аккуратно стриженной и побритой бородкой. А в голове стало всё очень просто, я умираю и вновь рождаюсь. Единственное, что меня напрягало и вызывало неудовольствие, мне не хотелось вновь быть младенцем. Я уже видел маленькие, беспомощные и беззащитные существа и мне не хотелось вновь уписываться и укакиваться в пелёнки и слушать ворчание матери или бабушки.
Я чувствовал себя маленьким, не помню, как сосал грудь и пустышку. Проходит время, я вступаю, в возраст, который боле мне походит. Это детский сад. Но более всего мне нравилось у бабушки, жизнь без всяких распорядков. Вставал после длительных уговоров, прыгал под потолок на кровати. Бабуля вскрикивала, толи от испуга толи от возмущения, кричала шалун окаянный, неслух и Содом. Я спускаться на пол, тащился в кухню и поглощал блины, которые она жарила в громадной пылающей русской печке. Ловко их выбрасывала на тарелку, мазала маслом, вареньем, сметаной или мёдом, потакая моим капризам. Естественно, определённую часть жизни она была для меня Божеством. Она таскала меня в церковь, которая наполняла меня благоговением перед волосатыми блестящими попами, лампадами и тёмными иконами, которые укоризненно смотрели на меня.
Жизнь продолжалась и пионерские дела, заставили меня стать атеистом. Во втором классе, к 22 апреля необходимо стать пионером, но вдруг фортуна заскрипела. Мой летний день рождения не позволял быть восьмилетним в канун 22 апреля. Полное несчастье и облом, но судьба в образе доброго бородача, отменили распоряжение, и я стал пионером. Но по правилам игры на вопрос верю ли я в Бога - бодро ответил нет.
На место доброго, седого старичка пришёл другой старик, Владимир Ильич Ленин. Его порой ехидный, хитрый, прищуренный, ироничный образ заполнял улицы, парки, висел на т стенах домов, смотрел на меня с экранов телевизора, улыбался со страниц учебников. В институте мне про него читали лекции, я изучал его работы, теорию революции и революционную ситуацию, которая назревала в России к 1917, помню до сих пор. Он не был Богом, это был авторитет, непререкаемый авторитет. Если Сталина разоблачили как кровавого тирана, то Ленин до сих пор остаётся странным демоном революции, справедливости которой нет и счастья, которое строится собственными руками. В то время я уже пил и никакие символы, образы, постулаты не были моими Богами.
Но когда становилось очень плохо, то я молился, но от противного. Я не заказывал конкретно, чтобы меня не разбирали на собрании. Я определял чего меня могут лишить по ходу разбирательств и твердил, я не получу премию за этот квартал, потому что попал в медицинский вытрезвитель. Да, мне было тревожно определённое количество дней, но понемногу всё утихомиривалось. Тучи рассеивались и никакого наказания кроме штрафа, который я выплачивал милиции, на меня не налагали. Но чем дольше я заигрывал с зелёным змием, тем больше проблем у меня появлялась. Я уже ломался под напором всего этого вала. Когда казалось карьера рушится, и мне грозит исключение из ВЛКСМ, вдруг нашу организацию перевели в другой район города. Всё началось с белого чистого листа. Но продолжалось недолго. Алкоголизм брал своё и опять я превратился в бомжа. Тогда никакая высшая сила уже не помогала и не существовала.
Когда через двадцать лет пития наступило время решать, быть трезвости или не быть, пришлось разбираться и с Высшей силой. Но этот процесс для меня начался практически сразу, как только я начал погружаться в программу выздоровления 12+12. Именно на Втором и Третьем шагах возник вопрос, - “Кто моя Высшая сила?” Уйти от ответа мне не удалось. Сама жизнь заставляла меня обратиться к Высшей силе за поддержкой в трезвости. Поговорить о проблеме трезвой жизни было практически не с кем. Редкие алкоголики, которые звонили, или приходил на собрания, убегали с второго-третьего раза. Остановить их у меня не было никаких сил. В этом было бессилие. Бессилие, не только перед алкогольными жидкостями, но и перед процессом, когда у меня не находилось союзников по трезвости. Никому не хотелось тщательно заниматься трезвостью, очищать собственные помыслы и делиться опытом трезвой жизни.
Седой старик из детства, который занимался моим спасением, превратили я в Иисуса Христа из кинофильма «Христос из Назарета». Чтение Библии вошло в привычку. Записался на заочное обучение в различные школы Богословия, предложений было масса. С интересом писал контрольные работы, получал отзывы и комментарии, но оценки всегда были отлично. Это воодушевляло. Ходил на литургии, стал приятелем множества священников, получил куратора от РПЦ”б”. Вот тут и началось неприятие. Молодой человек будет мне говорить, что я грешник, потому что пью. Я старался смирить себя, принять его таким как он есть, но гордыня рвала меня на части. Программа говорит, если это не приносит вреда другому человеку и мне самому. Я решил себя любимого пожалеть и перестал общаться с церковным кланом. Стало легче.
В настоящее время Святой, прекрасный, Богочеловек Иисус Христос является моей Высшей Силой, понимаю я Его в свете Библии, но оставляю за собой право истолковывать рекомендации этой божественной книги, только в рамках сохранения моей трезвости и не более того. Длительные литургии, которые воспринимаются мною, как источник раздражения посещать перестал, На причастия не хожу, считаю присутствие и выступление на собрании Анонимных алкоголиков очень полезной промывкой пьяных мозгов от соблазнительных мыслей. А то, что священник говорит, - Прощаются грехи твои, иди и не греши больше, не являются определяющими для моей трезвости. Я спокойно обхожусь без них, и не тоскую об этом.

* * *

It’s not a gimmick if it works.

Если это работает, тогда это не уловка.

Первый шаг проявляется из индивидуальной истории.

Шаг первый был крепким орешком. Я пришёл в АА с часами, автомобилем, профессиональной карьерой, без нарушения закона, не побывав в тюрьме, без отравления, ночлежек, лечащих центров, или реанимаций. Я не пил каждый день. Я думал, что никогда не перепивал.
Я сказал, АА был рождён для жаждущих – громогласно!
По благодати Господа, как я его не понимал, я был трезвым более 34 лет; никогда не срываясь. Как? Люди молились на меня.
Некоторые из старичков АА говорили: - “Молодой человек, неважно кто он, нуждается в трёх вещах, которые получает в программе. Мы очень извиняемся, у тебя не ни одной из них”. Я спрашивал, - “Что это за три вещи?” Они отвечали, - “Честность, восприимчивость новому и готовность к действию”.
Они не были убогими. Они говорили мне истину. Они говорили я выродок. Один из них даже сказал, - “Ты видишь даже ты смог усвоить программу! Если ты больной? Измучен болезнью и уставший от неё, если ты готов и стремишься быть готовым, с усердием работаешь над этой готовностью отрезвиться. Если ты просишь Господа, как ты его понимаешь, или как ты его не понимаешь, дать тебе то, в чём ты нуждаешься, а ты этого не имеешь и делаешь это честно, с открытым сердцем и готовностью к действиям – даже ты можешь погрузиться в программу!”
Это заключение было надеждой для меня. Я смог начать оттуда, где я был. Я не стал, дожидаться пока достигну лучших указаний. Мне достаточно было одного этого.
Девяносто собраний в девяносто дней? Читать Большую книгу каждый лень? Оба мероприятия довольно скучные! Мужики предлагали мне их телефонные номера. Я сказал, - “Отойдите от меня; я не желаю того, что имеете вы!” Но я начал молиться каждый день честно, открыто и откровенно с готовностью к изменениям, с честным желанием оставаться трезвым несмотря, ни на что и подлинным желанием остаться живым.
Рассматривая мою питейную жизнь, я использовал учётные карточки, взамен беспорядочных заметок, которые подбрасывала память в стихийном порядке. Каждая карточка была посвящена одному питейному впечатлению или событию. В верхнем левом углу я писал “мой возраст”, посередине, “что было выпито”, в верхнем правом “где”. Внизу описывал детали этого мероприятия и опыт. Например: 14 - Виски, - В родном доме и окрестностях. Мы могли просто умереть, совершили ночную кражу со взломом, день и ночь воровали виски. Мы были пьяны до сумасшествия.
Я сортировал карточки по возрасту. Я увидел, почему я всегда оказывался на грани жизни смерти, хотя совершенно не имел дела ни с какими медицинскими или полицейскими мероприятиями. Я обычно пил и напивался до отключки, и смывался куда-либо всегда очень быстро. Я мог со временем пить, потому что становился мысленно одержимым, напивался, потому что физически становился одержимым играть с алкоголем в смерть, потому что болезнь прогрессировала.
Я применял такие примеры с мужчинами, у которых был спонсором. Я говорил, - “Эта ‘уловка или хитрость’ и её нет в Большой книге, но имеется достаточно прекрасных идей, которых нет в Большой книге, но они работают, таких как ‘посетить 90дней 90 собраний’, ‘Остерегайтесь, быть голодными, злыми одинокими или усталыми”
Я говорил, - Это будет болезненно, но это поможет тебе увидеть часть твоей питейной истории, которая привела тебя к реанимации, беспомощности, ты можешь честно посмотреть на всё это – сейчас ты не можешь это видеть – эту подводную часть айсберга, которая завалила “Титаник”.
Они все выражали недовольство, но, в конце концов, благодарили меня. Я говорил, - Самопознание не смогло сберечь трезвость некоторым алкоголикам, но это может мотивировать вас идти искать что-то, что может спасти – это Двенадцать шагов.
Если мои подспонсорные принимали наркотики, для них естественно намного труднее увидеть различного рода питейные трудности, это чаще всего смесь всяческих проблем. Я предлагал, чтобы они вели алкогольные карточки отдельно, а наркотические отдельно насколько это возможно.
Я предлагал, это ваша питейная история. Так что вы можете сравнивать их с историями в Большой книге и решать, какого рода питейные проблемы есть у вас: А. Можете вы бросить пить и не пить сами без Двенадцати шагов и собраний АА? Б. Есть ли на протяжении жизни по программе двенадцать шагов случаи жизни и смерти для вас? И так далее.

Anonymous, Denver, Colo.

Журнал “Grapevine”, январь 2011, стр. 31,32, перевод, Валера, Краснодар гр. “Сиссития”

Комментарий переводчика.

Когда мне посчастливилось прочитать эту статью, то я не сразу понял, почему она меня так заинтриговала. Более основательно подумал и понял - принятием Высшей Силы. Оборот, как я её не понимаю, но всё равно продолжаю ей молиться, очень глубок в своей основе. Я человек с улицы, прихожу на собрание, совершенно в атеистическом духе, потому что церковники приложили усилия, чтобы я отказался от Божественного обретения трезвости, которое мне навяливают трезваки. То понимание Бога, которое есть в любой церкви, не может меня, как алкоголика удовлетворить. И когда мне говорят, можешь протестовать, если есть силы и охота, но молись этому своему протесту и достаточно. Ходи на собрания с тем, чтобы их набралось Девяносто, читай литературу, встречайся с Анонимными братьями и сёстрами. Всякие находки, хитрости, или даже уловки, если они помогают трезветь и работают на трезвости, имеют право на жизнь. Необходимо ими пользоваться. Желаю всем читателям убедиться в этом самим.

* * *

Освобождение от угрызений совести.

После того как его брат совершил суицид, он обвинил в этом себя и покинул сообщество АА.

Одна вещь, которую я познал в АА, что даже пустяковые на первый взгляд события могут иметь серьёзные последствия. Ничего даже незначительного исключать нельзя.
Тридцать четыре года назад я оказался новичком Сообщества АА, полный страха, со слабой надеждой, что АА может работать и во мне. Я довольно удачно вписался в группу 1* в Канзас Сити, которая находилась в клубе, и работал 16часов в день. Она являлась центром социальной жизни большого числа членов, которые отчаянно “соперничали друг с другом в играх и соревнованиях”. Я проводил большую часть своего свободного времени здесь.
Однажды вечером, после собрания АА один из членов подошёл ко мне и просто сказал, - “Давай сходим “. “Куда?” - Спросил я. Он рассказал мне, что одна из анонимных из «Группы для юных АА», Карен Б нуждается в помощи. Её брат только совершил суицид, и она собирается отправиться в дом их родителей. У меня трезвости было всего неделя, и чувствовал себя совершенно неподготовленным для утешения в этой ситуации. Я почувствовал себя очень неловко, когда она садилась в автомобиль, а я бормотал что-то вроде, - “Я соболезную твоей потере‘. С годами Карен и я стали друзьями, несмотря на этот случай, и очень закадычными.
Так как туман рассеивался, я становился более и более активным членом Сообщества АА, всё чаще говорил с новичками, обрёл привычку предлагать комплекты Большой книги с надписью моего имени и телефона на нём, с пометкой звонить в любое время, если будут вопросы, или необходимость в помощи.
Постоянно такое случалось с множеством молодых людей в АА, я делал карьеру, женился, обзавёлся семьёй, вернулся в школу и естественно был очень занят. Жизнь свободная от алкоголя была, как соревнование на площадке, заполнена полностью всем, чем только я мог.
Когда я был трезвым около 10лет, это где-то в 1986, мне позвонил мой брат Кевин. Мы не были с ним близки, это было в первый раз, когда я услышал о нём за несколько лет. Он сказал мне, что он только что провалил экзамены, благодаря своей пьянке, и он слямзил у своей матери 100$ купить оружие с намерением убить себя.
Мой мозг быстро включился. Жизнь моя была очень заполнена, у меня была семья, я работал всё свободное время и заканчивал школу с намерением слать МБА. Я сказал моему брату, где было собрание в этот вечер, и он должен пойти туда, а я попрошу пару своих друзей поработать с ним. Мне тогда не пришло на ум, поехать и забрать у него оружие.
На следующий день я попросил моего спонсора и ещё одного товарища поработать с моим братом. Далее я позвонил ему дать их номер телефона. Но полиция позвонила раньше. Они обнаружили тело моего брата; он прострелил себе голову.
Невозможно описать чувство вины. Было такое чувство, как будто я сам нажал на курок. “Почему ты не поехал отнять пистолет?” - постоянно мучил меня этот вопрос. Я никогда не забуду боль, которую я испытывал когда говорил матери, что её сын мёртв. Я держал её руки в своих руках, когда говорил это. Её руки были холодны словно камень.
После смерти брата я погрузился в депрессию, которая продолжалась годы. Я пришёл к осознанию, что не должен посещать собрания АА. Я должен был уйти, как можно скорее, как говориться в начале Преамбуле. Я чувствовал, я был самый великий лицемер в мире. Я мог сидеть часами и представлять, какое это чувство, когда пуля впивается в мозг. Чувство вины останавливало меня от звонков к моему спонсору, или обратиться к кому-то другому за помощью. Я чувствовал, что обанкротил всё Сообщество АА, и не в праве просить о помощи.
Это продолжалось около трёх лет. В конце концов, однажды моя жена сказала, - “Ты должен возвратиться в АА, или ты закончишь, как брат Кевин”. “Я устал” - сказал я, - “Просто не могу”. У меня не было идей, что я должен был делать, я только знал, что не могу идти в АА.
Короче в последствии я дождался телефонного звонка. Звонящий поинтересовался, не я ли Джон М, кто был членом группы АА 1*. Я ответил положительно. Воистину, последняя вещ, которую я хотел сделать, это поговорить с кем-нибудь об АА. Я применил мою самую суровую в холодности к себе попытку сделать звонок, как можно короче.
“Вы можете не помнить меня”, сказал он, - “Но я пришёл в группу 1*около 10 лет назад с желанием возродиться”. “Нет, я не помню вас”, сказал я, - “Я говорил с достаточно большим числом людей в те времена”.
Как ни странно, я не прекратил выпивать после нашего разговора, сказал он. Конечно же, подумал я. Но во всех моих путешествиях по земле я не выкинул эту книгу. Я не читал её, но я её хранил. Однажды вечером я решил, у меня совсем не осталось надежды, и я решил покончить со своей жизнью. Я сидел в собственной комнате с оружием, планируя взять несколько патрон из патронташа, усилить собственную храбрость. У меня не было сомнения, что я должен сделать это. Мои глаза остановились на моей книжной полке, и я увидел Большую книгу. Мыслил, я здесь и уже готов убить себя и никогда даже не открыл этой книги. Я сделал это, и я только хотел позвонить и сказать спасибо, Джон, с того времени, именно с той ночи, я обрёл трезвость и отпраздновал три года на этой неделе.
“Естественно, я реально счастлив за тебя”, сказал я, - “Но мне надо идти”. И я прекратил разговор.
Моей первой реакцией от звонка была злость. Я помог этому парню обрести трезвость, но мой брат был мёртв? Затем я начал думать, может быть существовала ещё какая-то дорога в АА, которая работала на меня. Может быть, поэтому парень получил второй шанс, я мог получить его только один. Да я потерял своего брата, но я помогал другим. И возможно он получил трезвость, как раз в то время, когда мой брат совершил самоубийство.
В это время Группа 1* имела два собрания 6-30 и 7-45. Я решил постараться прийти без опоздания хотя бы на одно. С маленькой надеждой и с большим страхом я вошёл в холл АА, полностью разрушенный человек, во второй раз.
Сейчас, я не только бесконечно рассказываю о чудесах, я верю, что счастливый совпадения действительно существуют. Но как только я вошёл в вестибюль позднего собрания, кто должен был выходить после окончания раньше всех, но это был мой друг Карен, то самый кому я помог поехать в день суицида её брата 13-14 лет назад. Это был первый раз, когда я видел её со времени смерти моего брата. Я был оглушён встречей с ней. Только несколько слов смогли вырваться из моего рта, - “Карен я не мог…‘ прежде чем упасть на колени. Затем она сказала, те магические слова, которые объединяют нас всех в Сообществе. “Я знаю“, сказала она.
Мы вошли в комнату для частной беседы и проговорили 30минут или около того. У меня не осталось в памяти, что было сказано, но после этого я пошёл на собрание за помощью и снова стал активным в АА. И снова я чувствую в среде Сообщества АА, самое главное благословление моей жизни. Чувство вины не ушло мгновенно, я не был способен сделать Четвёртый и Пятый шаги по поводу этого события. Я компенсировал собственные недостатки, никогда не игнорирую сигналы, которые иногда могут быть решительно не вовремя.
Мой просчёт во всей этой истории в том, что моя поспешность отключиться от разговора с молодым человеком из Денвера, не позволила спросить его имени. Я могу ошибиться, сейчас у него приблизительно 23 года трезвости. Всё что мне известно, он совершил несколько морских круизов, один из которых занёс его в Канзас Сити, и он получил трезвость, как было описано выше.
Он не знает, что позвонив мне и просто сказав спасибо Большой книге, по случаю третей годовщины трезвости, он может быть счастливо сохранил мою жизнь. Он сделал это для меня, как я когда-то сделал для него, но он даже не знает об этом.

J. M. Kansas City, Mo.

Журнал “Grapevine”, сентябрь 2010, стр. 31-33, перевод Валера Краснодар, группа «Сиссития».

Это рассказ знаменитого Чака!

Я расскажу вам одну коротенькую историю. Многие из вас знают её, но я до сих пор обалдеваю от неё. Лет десять назад, в пятницу вечером мне позвонил один парень из Уиттиера и сказал: - «Чак, я сижу здесь с заряженным револьвером и собираюсь застрелиться. Но Джим сказал, чтобы я поговорил с тобой прежде, чем я это сделаю, и он дал мне твой телефон; вот я и звоню, чтобы поговорить. Что скажешь?» И я ответил: - «У меня сейчас нет времени! Я выступаю на собраниях сегодня вечером, завтра вечером и в воскресение вечером, но в понедельник вечером я свободен. Если хочешь встретиться, приходи ко мне в понедельник. Ну а если не хочешь, то стреляйся». Именно так я ему и сказал.
В 7:30 вечера в понедельник раздался звонок в дверь, и парнишка вошёл ко мне. Здесь надо кое-что пояснить. Джим уже много лет является мужем Сибил. А она четырнадцать лет проработала у нас в Центральном Офисе; а Джим заядлый игрок, который создал общество Анонимных Игроков и написал их книгу. Позже он оказался ещё и алкоголиком, и, позвонив мне однажды, сказал: - «Приезжай, забери меня». Я спросил: - «Где ты?» Он был в своём офисе в Пико, и я приехал и забрал его. Он протрезвел. Сейчас он болен и плохо видит, но он трезвый. Я говорил с ним на днях по телефону, и он был в хорошем настроении.
Короче, Джим сказал этому пареньку, что сам он не только алкоголик, но и заядлый игрок. И он так же сказал, чтобы тот поговорил со мной, прежде чем наложит на себя руки. И вот он здесь. Ну, стали мы беседовать, и в 2:30 ночи мы оказались, как раз там, где мы сейчас – на Восьмом и Девятом Шаге, – и я втолковываю этому дурику: - «Вот что тебе придётся сделать. Ты проиграл много денег, которых у тебя нет (а он проиграл их профессиональным игрокам). Это не очень хорошо для здоровья и не способствует долголетию». Продолжаю объяснять ему: - «Короче так, слушай сюда. Тебе придётся пойти к этим людям и сказать: - «Я не тот, за кого себя выдавал. Я алкоголик, и я нашёл способ, который, может быть, даст мне возможность жить трезвым только сегодня, до конца моей жизни. Но одним из условий является то, что я обязан возместить причинённый ущерб, и именно поэтому я пришёл к вам. За мною долг. Я должен вам деньги, и я заплачу вам, как только смогу, но сейчас у меня их нет». А он мне говорит: - «Чак, я не могу, они меня убьют!» Тогда я ему сказал: - «Ну и что? Зато ты грех самоубийства не возьмёшь на душу!» И он засмеялся, и до сих пор смеётся. И с тех пор, как он ушёл от меня, он ходит по улицам свободным человеком и продолжает смеяться, и он по-прежнему трезвый. Он расплатился с ними, никто его не убил. Удивительно. Так что, если вы ещё не сделали Восьмой и Девятый Шаг, сделайте. Гора с плеч, когда сделаете.

Это мой комментарий.

Две истории, одна юморная и весёлая, другая печальная, хотя об одном и том же. Самоубийство! Как в этом случае поступать, чтобы его предотвратить?
Для меня главный вопрос можно ли его предотвратить? В настоящее время я не знаю точного ответа, но знаю только одно, если мне позвонит человек в таком состоянии, я должен сделать всё что в моих силах с помощью Высшей силы, а далее пусть всё идёт как идёт.
Постоянных или продолжительных мыслей о самоубийстве, у меня не было. Я не находился в состоянии, когда у меня в руках пистолет, или верёвка, осталось только покончить с собой. Долгосрочных размышлений об уходе из жизни не было никогда. Мимолётные желания приходили, но это были мысли мщения. Вот сейчас бросится с балкона, или под поезд и посмотрим как вы тут. Сейчас, когда я в здравомыслии, то “посмотрим” воспринимается к кому это обращение “посмотрим”. Кто и на кого будет смотреть? Если выйти из жизни, то мне смотреть уже не придётся. Естественно, что смотреть уже должны те, против кого суицид, не тот кто совершил, а против кого совершили. Сейчас, когда я пытаюсь понять, становится очевидным отсутствие здравомыслия, когда приходит решение - уйти из жизни.
Употребление алкоголя и наркотиков медленное ежедневное самоубийство. Но во времена употребления мне это в голову не приходило. А когда наступила пора суррогатов, то любая выпивка могла закончится смертью. Но я помню только один раз страх перед выпивкой. Когда на рынке купил суррогат вонявший ацетоном, однако размышления были не долгими. Начал пить, жидкость просто не лезла, я захлёбывался рвотой, но всё-таки гоняя её по пищеводу, загнал в желудок и затих. Через несколько минут прижилась, на чал пить остальное совершенно без страха. Процесс закончился отключкой. Когда проснулся, ехидная радость пробежала по мозгам, - “Не дождётесь!”
Вспоминаю рассказы тех, кто выжил после суицида. Рассказы в принципе похожи. Питие до беспамятства, далее не осознавали уже что происходит, если и сознавали, то не в полной мере, закидывали веревку и с табурета падали. Случайно или нет, не ясно. Долго ли можно стоять на табурете с верёвкой на шее в пьяном состоянии? Думаю не долго. В одном случае порвалась верёвка, в другом крюк вырвался из потолка. Кулибин сказал, что в какой-то момент была вспышка вырваться, но потом она угасла. Когда очнулся, не помнил ничего, только жена сказала, - "Нашли с порванной верёвкой на шее". Я в это углубляюсь, потому что каждый случай уникальный. Каждый алкоголик всё равно отличается от другого. Хотя путь погружения во мрак, практически одинаков. Законы развития алкоголизма, как болезни идентичны для любого человека. На то они и законы, хотя можно говорить о симптоматике, анамнезе патологии и etc. Всё это говорит том, что болезнь протекает по аналогичному сценарию, за исключением нюансов. Но я сам, как алкоголик, был глубоко уверен в моей индивидуальности неповторимости и самородковости. Я пил? потому что это касалось только меня, такие несчастья и душевные боли были только у меня. Никто не мог меня понять, утешить, удовлетворить, похвалить, оценить etc. Могу предположить, что пиком неприкаянности, ненужности, отбростности мелкоты и являются состояния, когда приходит желание уйти из жизни, оно захватывает и развивается. На дрожжах алкоголя растёт, как инструмент отмщения.
И тут простреливает, позвонить другу, или родственнику! Есть ли рецепт? Естественно, нет! выше были описаны два исхода. Не думаю, что в случае суицида стоит искать какой-то третий случай. Человек остаётся живым, или уходит, все остальные случаи это эмоции, которые нас охватывают в случае, если всё заканчивается положительно. Печаль и досада только в случае если не успели. С точки зрения программы, моё алкогольное опьянение может нашептать любые заморочки. Для обретения здравого смысла предлагаются несколько советов. - Позвонить другу из АА, если таковой имеется; – Позвонить в АА и рассказать собственное состояние в настоящий момент;
- Сходить на ближайшее собрание АА;
- Помолиться, тому Господу, которому веришь;
Наверняка найдутся ещё несколько советов, которые обратят на себя наше внимание. Если вдруг я принимаю такой звонок, то оставлять его без участия нельзя. Для меня важно узнать, звонит мне человек зависимый или нет. Я не психолог. Поэтому имеет смысл говорить с человеком, зависимость которого позволяет мне надеяться, что я достучусь до его души, духовности, здравого смысла. Пойму что им движет, а он поймёт, я тоже страдаю от химической зависимости, переживаю подобные духовные перегрузки, страдаю от эмоционального и чувственного похмелья, переживаю одиночество, чувство вины, неполноценности, недооценённости. Переживаю периоды депрессии, упадка духа, лени, меланхолии. Доходил до состояния близкого к принятию никчемности собственного существования, разочарованию в дружбе, любви. Я думаю главная моя задача при аналогичном звонке не отмахнуться от человека в его состоянии, не показать, что в очередной раз он никому не нужен и безразличен. Расположить его и настроить на откровенный разговор. А далее, всё в руках Высшей Силы, которая существует независимо от того, насколько человек мне симпатичен или антипатичен.
Мне пришлось много раз разговаривать с людьми, озабоченными собственной зависимостью к химическим веществам. Частенько звонят и созависимые. Моё дело вежливо принять звонок, разобраться в проблеме, которая к этому звонку привела, посочувствовать, дать надежду указать направление движения. Все разговоры заканчивались на положительных эмоциях. Помниться только один раз меня развели, начали в конце разговора глумиться, что Анонимные Алкоголики, наверняка секта новоиспечённых трясунов-скопцов, учим людей пить и только прикрываемся, что ведём и пропагандируем трезвый образ жизни. Высшая сила помогла мне ответить, - “Если у вас такое недоверие, то придите на любое наше собрание и присутствуйте”. Мы открытое сообщество ни о кого е скрываемся, никому ничего не советуем. Никого ничему не учим, мы только делимся, с такими же, как мы, собственным опытом трезвой жизни. Мне удалось повесить трубку до того, как меня начали распирать злость, злоба, ненависть, разочарование и etc.

* * *

При моём-то возрасте.

At my age.

Двадцатисемилетняя трезвость в АА принесла некоторые аварии на этом пути.

Немного более года назад, я вылетел с последней работы консультанта по алкогольным и наркотическим проблемам очень серьёзного реабилитационного центра. Я был опустошён: злость, разочарование и протест были в полном могуществе, словно меня вышвырнули за дверь. Я был изгнан с двух предыдущих позиций, которые я удерживал и получал удовольствие! Я почувствовал собственную ничтожность, замешательство и униженность. Я почувствовал, это было ужасно несправедливо, но я не принуждал кого-либо выслушать меня. От моей группы АА, я получил совет, наполненный благих намерений с указанием на Третий шаг. После 27лет трезвости, мне думалось, я заслужил большего внимания, чем такое.
Я прогрессировал, в такого рода размышлениях, и никто другой, даже жена не могли точно определить, что со мной. Я был в праведной депрессии, всегда говорил, только одно, или более собраний может значительно улучшить мою депрессию. Но не в этом случае. Я погружался в депрессию всё глубже и глубже и, в конце концов, начал думать, самоубийство, выход для меня, - “Они почувствуют свою вину, когда я уйду”. Так, в конце концов, я попал в больницу для реабилитации.
Пока я находился в больнице, моя жена проходила сквозь простые поддерживающие испытания. Я пережил два инсульта и сердечную недостаточность. Сердечная недостаточность была лёгкой, но требовала внимания. Инсульт был совершенно неожиданным для меня, ничего подобного я даже не предполагал. Когда я сравнительно окреп, я послал домой с целью обследовать меня специалистами. В последующем я у меня обнаружили ранние симптомы болезни Альцгеймера. Моя команда докторов порекомендовала мне не искать работу. Я официально был признан “инвалидом”.
То, что произошло, никогда не предполагалось мной! Я происходил из семьи врачей и юристов. Я был чемпионом в дискуссиях в колледже, судьёй национальных соревнований по дискуссиям. Я получал финансирование моей учёбы в колледже и окончил школу национальной академии. Я владел компьютерным программным бизнесом и имел укомплектованную юридическую школу после трёх лет трезвости. Я вернулся к преподавательской деятельности и стал главой этой школы. Затем, когда я утомился от преподавательской деятельности, я был утверждён как консультант по освобождению от алкоголизма и наркомании. Сейчас я никогда не буду работать. Никогда!
Это прекрасно? Было это частью сговора? Я, оценивая сейчас свою жизнь как “глупую, скучную и мрачную?” Я пережил очень трудное время, принятия и примирения с новым положением смертельно больного человека, с моим собственным осознанием себя, как “супермена”. Моя жена устала убеждать меня, что группа слушала меня терпеливо и, разумеется, я утомился, стараясь быть “фигурой знающей всё обо всём”.
В прошлом, я чувствовал себя потерянным и одиноким, когда приступил к трезвости. Я был арестован в Лаффаете, штат Луизиана и препровождён в комнату предварительного заключения, пока полиция решала, что со мной делать. Я конечно же знал, те слова которые сидели в моей голове, которые я слышал, как голос моей Высшей силы, которая чисто и отчётливо повторяла, - “Сейчас ты будешь следовать за мной и делать это для себя?” Как и в тот момент, я ответил и сейчас, - “Да” Я тех пор никогда – пока не наступил этот момент – я не оспаривал волю Бога в собственной жизни.
Я молился этому голосу, который я услышал 27лет назад. Я так же начал получать звонки от новичков, которые спрашивали, как они могут оставаться трезвыми, со всеми их заморочками в этой жизни. Я распознавал раздражение и страх в их словах, но предлагал им следовать в том же направлении, что и я. Они были зеркалом для меня, отражали мои собственные скрытые страхи, это действительно помогало мне признавать собственное бессилие перед преследующими меня моими собственными недомоганиями и медицинскими советами.
Прошло много времени, прежде чем, в конце концов, я опять вернулся к Третьему шагу, как мне и предлагали, когда я впервые потерял собственную работу, но теперь я с удовлетворением признал это. Это не такая плохая вещ, не иметь ответов. Это только немного жутковато.

Jim L. Newton, Kansas.

Журнал ‘Grapevine” март 2009 год, стр. 32-33, перевод Валера Краснодар группа АА “Сиссития”

Моё второе признание Третьего шага.

Как только я приблизился к пенсионному возрасту, у меня начались трудности на последнем месте работы. Мне пришлось расстаться со своими компаньонами, потому что вынуждены были продать общее дело, конкуренция на рынке отделочных материалов становилась всё более грубой, подлой и невыносимой. Нормально развиваться и существовать, когда главным товаром становился откат, было просто невозможно. Качество самого товара, обслуживание покупателей, широкий ассортимент перестали играть определяющую роль у оптовых потребителей.
Я оказался не удел. Мне казалось, пройдёт совсем немного дней, я найду себе работу престижней и богаче, чем у меня была. Начал писать резюме, ходить по агентствам и на собеседования. Мне недвусмысленно намекали, главным моим недостатком является возраст. Я не верил и продолжал упираться. Однажды нарвался в службе безопасности на ровесника, который проработал в органах и оказался на частной фирме. Он посоветовал мне заняться чем-то более спокойным. Не рваться на места, связанные с конкуренцией с молодёжью. По его мнению, они в настоящее время полны амбиций и готовы ради собственного престижа, материального вознаграждения и должности на все, даже самые подлые поступки. Он предостерёг меня от охранной работы. – “Верёвка на воротах от вас никуда не денется, но если вы сядете на такое место, оно вас превратит в лентяя, которому необходимо только сидеть, есть и языком тачать”.
Я долго размышлял над его словами, и мне пришло озарение. Высшая сила устами этого человека говорит мне, как строить свою дальнейшую жизнь. Не замораживаться на поиске работы, а заниматься тем, что по силам и приходит само. Это оказались курсы по страхованию жизни компании “ЭРГО”. Интерес появился сразу. Первые полгода работы принесли материальное вознаграждение и даже интерес.
События развивались, пришлось с удовольствием слетать на Кипр к Екатерине. Когда прилетел, то оказался совершенно в другой стране, ноябрь 2008 года. Кризис докатился до Краснодара, люди, которые ещё как-то из моих уст понимали - жизнь не вечна, испугались материальных проблем и закрылись наглухо. К августу 2009 понял для расширения поля деятельности необходимо заняться классическим страхованием. Пошёл на курсы в “РЕСО Гарантия” Имею представление, что такое остальные виды страхования, но одновременно уже стал понимать страхование это не совсем моё занятие. Хотя допускаю, что ошибаюсь. Мне вдруг стало в падлу объяснять людям, что 2*2=4. Наверняка я преувеличиваю, и прикрываю собственную лень и без инициативность.
Очищенные и протрезвевшие наркоманы предложили мне работать в центре реабилитации “Шаг за шагом”. Мне понравилось, после того как я понял, что разбираюсь в проблемах наркомании скорее на интуитивном уровне, и через психологию моего собственного поведения, как алкоголика. Но как только прикоснулся к программе, то понял, у меня проблемы с Высшей силой. Не мог я допустить, моих сил не хватает для того чтобы обеспечить себя материально. Мой Бог прислал мне через Тома книгу “Праведное выздоровление по 12 шагам по библии”. В настоящее время, когда прочитал и перевёл книгу понял, да действительно, Третий шаг во мне не растворился. Он не стал моей жизнью.
Сейчас, когда прочитал историю, изложенную выше, понял самостоятельно, был на правильном пути. Я сам пришёл к тому Третий шаг во мне не работает, потому что я не поручил собственную жизнь на попечение Бога, как я Его понимаю. Всё старался контролировать, ходил на собеседования, доказывал, что имею право работать на различных местах, становился на учёт в службе занятости. Всего хотел добиться самостоятельно. В настоящее время осознал, что этот человек был парализован собственным увольнением, но в процессе осмысления понял, Высшая сила вовремя отстранила его от деятельности, которая требовала огромного напряжения. Я нахожусь именно в таком состоянии. Но размышляя над моими мытарствами, понял, Высшая сила взяла меня под своё покровительство в тех областях, где я не отдавался контролю. Это ремонт моего авто. Началось с ходовой. Потом двигатель заглушил, именно тогда, когда он чуть не развалился. Генератор делал долго, но он был на гарантии и это позволило докопаться до истины, сейчас всё утихомирилось. Далее нашёлся человек, который заварил днище. Сейчас Юра сделал крылья, говорит, что заварит лонжероны. Всё это без суеты и напряжения, особенно в области лонжеронов, никто его не просил лазить под моим авто. Юра сам всё простучал, открылось катастрофическое состояние всего днища. Сейчас я уже нарисовал по совету Иисуса Христа, который действует через Юру, примерный план ремонта, уверен всё обойдётся.
Вот так приходит истина, 12шагов это программа жизни алкоголика. Если я трезвею и живу в трезвости 18 лет, то совершеннолетие не означает прекращение осмысления программы. Она работает, а мне необходимо неукоснительно соблюдать все правила, которые просто и доходчиво изложены в 12ти шагах. Следить, чтобы моё поведение не превращалось в собственное перенапряжение, дублирование и недоверие к высшей силе. Я благодарен сегодня Высшей силе, она мне дала прочитать эту историю, заставила осмыслить ещё раз необходимость Третьего шага в моей жизни. Наполнила меня покоем, дважды позвонила мне сегодня через третьих лиц, которые попросили помощи в трезвости. Я уверен, всё у меня будет отлично в этом 2011году. Всё только началось, всё сбывается, я только намечаю рубежи и двигаюсь в указанном и заданном мне Иисусом направлении. Аминь!

* * *

| наверх |

Авторский сайт  ©  Все права защищены