| назад |     Сайт Анонимных Алкоголиков Краснодара   Форум Анонимных Алкоголиков Краснодара

написать мне письмо     Яндекс.Метрика    | лирика |
| дружественные сайты - ссылки |

Навигация по АА страницам

Разводы с Бахусом (пьеса)

Опьянение Трезвостью (повесть)

Рассказы

Переводы, статьи и размышления

На этой странице:
АА - возвращение в Жизнь.
Ты не имеешь права срываться.
АА в кампусе. Восхождение со дна...
Анонимный алкоголик. Третий номер.
Благодарность в действии.
Доктор исцелил себя сам!
Вне от реальной жизни.
Двенадцать шагов в трезвость.
Проведение инвентаризации.
Как я освободился от курения.

перейти к странице №2
перейти к странице №3
перейти к странице №4
перейти к странице №5
перейти к странице №6
перейти к странице №7
перейти к странице №8
перейти к странице №9
перейти к странице №10
перейти к странице №11
перейти к странице №12
перейти к странице №13
перейти к странице №14

Приступай к этому медленно


Лекции:
Нагорная проповедь и 12 шагов


Парадоксы духовного "роста":
Парадоксы духовного "роста - 1"
Парадоксы духовного "роста - 2"
Парадоксы духовного "роста - 3"
Парадоксы духовного "роста - 4"


Впечатления и воспоминания:
2013 год, Служение!
Аше 2010
Путешествие за Афродитой
Базельские впечатления
В списках 4-го шага не значусь?
Дороги, которые предлагает алкоголь
Записки о Европе
Новороссийск 2012

12 Шагов выздоровления (перевод)
«Жизнь благочестивого выздоровления»
Тридцать медитаций из Библии, по каждому шагу выздоровления.

***
Немного истории:
В третий раз Билл У. дает обещание Лоис бросить пить 12 января 1929 года, сделав запись в семейной библии:
"Говорю тебе еще раз, что я завязываю с этим. Я люблю тебя."
...до трезвости оставалось еще 6 лет...



Нет столь трудной ситуации, которую нельзя бы было улучшить, и нет несчастья столь большого, чтобы нельзя было его уменьшить.
Это строки из приамбулы собрания, которую зачитывают каждый раз.
И так день за днем!

информация по тел.:
237-40-10 (Валера)
код Краснодара - (861)

Собрания групп АА в Краснодаре:

см. по ссылкам:

на форуме или: на сайте

Статьи, переводы первоисточников и материалы
по вопросам алкоголизма
Взгляд и опыт трезвого алкоголика
члена группы АА СИССИТИЯ, г. Краснодар


А А - ВОЗВРАЩЕНИЕ В ЖИЗНЬ.

Часы пробили пять раз. Кажется дома? А где еще могут быть часы с боем? С трудом разлепил веки - точно, дома. Опять накатила тяжесть, всё тело обдало липким потом. Сознание потухло, но через мгновение вновь забрезжило. Рот наполнился сухим песком. Есть ли в холодильнике кефир? О ста граммах мечтать не приходиться, спиртное в доме давно не держат, а до кефира ещё надо добраться. Сознание опять меркнет, очередное дыхание суховея врывается в организм. Что было вчера? Начинали на работе, как всегда..., двор, скамейка, гараж... помнится, не мог стоять, приседал... падал, пытался ползти. Лицо, скорее всего, разбито - интересно, сильно или нет? Чтобы увидеть - надо привстать к зеркалу. А как это сделать? Внутри всё горит, жажда трёт рот наждачной бумагой, в комнате смрад перегара, тело покрыто липкой, вонючей испариной. О, если бы в холодильнике был кефир! Перекат на живот длится минуты три. Сползаю на пол, карабкаюсь на стену, кое-как принимаю вертикальное положение. Сознание проясняется только на те мгновения, когда глотаешь кефир. Боже! Помоги удержать его внутри.... Хотя бы никто не проснулся. Как они все настоперчили: жёны, дочки, сыночки, дедульки, бабульки... Их почему-то всегда много, а я один. Зачем надо обязательно просыпаться? Особенно после обильного возлияния. В этот момент никто не поверил бы, что у меня на службе порядок. Я подольше стараюсь остаться на работе - дома меня «не понимают».

АА возвращение в Жизнь

Опять в кабинете один - все по домам разбежались. Завидуют, наверное, кое-кому дорогу перебежал. Кажется, маловато принял, надо добавить. Сладкая муть щиплет внутренности, приятная теплота разливается по телу, щекоча самолюбие и гордыню. Да, всё будет, как я хочу - я умный, прозорливый, изворотливый... Хмель замыкает меня в свои объятья. Голова тяжелеет и падает на стол... Очнулся, на часах 4. Холод стыда и тревоги на мгновение вернул сознание. Медленно и неуверенно иду к двери... стоп она заперта? Меня закрыли? Не может быть. Истошным бессилием дёргаю ручки. А если через окно? Попробуй с пятого этажа... Мимолётна трезвая мысль - скоро придут сотрудники, а я здесь отвисаю во хмелю. Что подумают, растрезвонят, разнесут...? Вот сволочуги! В неистовстве рву дверь из последних сил, удары гулко разносятся по пустым коридорам. С досады выпиваю полстакана спирта - и нет уже никаких проблем, сотрудников, друзей, врагов, родных...
Утром долго не могу понять, кто это меня толкает? Я долго мычу и отмахиваюсь, наконец, открываю глаза - вокруг меня человек пять «доброхотов». Ехидно улыбаясь, справляются: «Может скорую вызвать, рассолу или компресс?» В похмельном угаре не могу ухватить, где я. Не хотелось верить, что постыдная тайна стала известна всем. Этот с иголочки одетый человек, который руководил, поучал, наставлял и воспитывал - пропитый алкаш. Так из-за «зелёного змия» рухнула карьера - внезапно, глупо, закономерно. Дома очутился далеко заполночь, и всё своё бессилие и ярость обрушил на близких.

АА возвращение в Жизнь

Длительный запой не кончался, он только слегка ослабевал, и тогда приходили воспоминания: о первой рюмке в четырнадцать лет, о бутылке портвейна перед школьным вечером, о встречах с унитазом с перепоя и о твёрдом желании не пить, когда вырасту. Но жизнь распорядилась по-своему.
Учился в школе рабочей молодёжи, работал на цементном заводе. Позволял себе с друзьями пару стаканов вина, возвращаясь из школы по вечерам. Утром никаких неудобств, не испытывая, шел и работал, вечером снова школа, танцы, кино, вино... Иногда этот ритуал прерывался тяжелой пьянкой, но здоровья хватало. Потом политехнический институт, уборка винограда, учёба, и опять же спиртное в день стипендии, на вечере, на танцах, в субботу, в воскресение. Можно сказать, редкий день обходился без граммулечки. Тогда о вреде спиртного и мысли не было, наоборот вино казалось стимулятором «праздника, который всегда со мной», а те моменты, по утрам, когда потреблялись похмельная кружка или сто грамм с прицепом - не настораживали. Подоспела любовь и задвинула все алкогольные проблемы в тартарары, будто и не было никаких выпивонов.
Звонок зазвенел, когда жену из роддома со второй дочкой забирал мой друг, я в это время валялся дома и седьмой день праздновал рождение дочери. Но этот звонок был не для меня. Падение началось давно, а вот осознание, что оно свершилось, пришло лет через семь, именно, в то позорное пробуждение на работе.
Результаты побудки были очень плачевны: оставили на работе с нулевой общественной активностью, с ярлыком пьяницы и славой неблагодарного индивида. С той поры «зелёный змий" (вино, водка, самогон, одеколон, лосьон, духи и прочее) завладевал мною всё сильнее, запои продолжались чаще и дольше. Выходя из запоя, я уже мало походил на человека, а больше походил на сморщенный баклажан с большим желанием похмелиться. Увольнения стали обычным явлением, подпольные лечения не помогали.

АА возвращение в Жизнь

Однажды, очухался я в монтажном вагончике. Воздух раздувал и разрывал мою грудь, мешая сделать очередной вдох. Головная боль разламывала на части всё тело, сердце стучало с лихорадочными перебоями, а стены и потолок вагончика то взлетали, то падали. Для остановки этого кошмара необходимо было подняться с топчана и найти флакон «тройняшки», который не обязан валяться где-то тут. Альтернатива похмелью - смерть, но не хотелось умирать в грязном «бунгало», на простыне, похожей на изношенную портянку, в зассаных брюках и жеваной рубахе. Сполз с топчана - всё вокруг было обсыпано пузырьками, бутылками, тарелками, хламом, мечты об одеколоне таяли быстрее прошлогоднего снега. Бестолковая возня вызвала тошноту - я начал давиться желчью. Перенесённые страдания, принесли облегчение и даже наглую уверенность, что смогу выбраться на улицу, а там маячил вожделенный глоток - свет не без добрых алкашей.
Моим спасителем оказался Леонид, в тот день была его смена сторожить незатейливое монтажное хозяйство. Он взял надо мной шефство - от него я с удивлением узнал, что мы в Ростове, есть такой город на Дону. Оказалось, Леонид тоже алкоголик только анонимный. Я тогда мало что понял в его россказнях - главное он меня похмелил, но сам пить не стал. Это меня сильно удивило - алкота, а не пьёт. Стаканец меня малость встряхнул, привёл в сообразительное состояние, а Леонид, не теряя темпа, начал поить меня чаем насильно. Я упирался, как мог, но видно ангел трезвости был сильнее меня, да и вина мне больше не дали. К вечеру я почти протрезвел, а наутро Леонид потащил меня на собрание «Анонимных Алкоголиков» сообщества «АА» «Возрождение»
Я сидел и не верил своим глазам и ушам - сидят рядком махровые алкаши (мой любимый вид, всепогодный и всепьющий) и рассказывают друг другу байки, - почему, когда и, сколько они пили, вроде как в прошлом. Но я, то вижу, что им, сколько ни наливай - всё мало. Но каждый продолжал травить о том, как он бедняжка маялся, в объятиях зелёного чудища. Я не выдержал и начал качать свои права о свободе веровыпивания, называя их глупцам и недопитками от природы. Чем трепаться попусту, скинулись бы, да по маленькой. Поразительно, но они меня слушали, не перебивали, а затем сказали, что я для них сегодня самый главный человек, так как пришел в «АА» первый раз. Мы тебе рады. Говори, что хочешь и, сколько хочешь, но только о себе. Пей чай, кофе, но горячительного у нас нет, необессуть. Никто меня не оборвал, не унизил, не перебил - все с интересом слушали мою теорию всеобщего опьянения и братания народов.
Сейчас, когда после первого собрания прошло двенадцать лет (это срок моей сухости), смешно вспоминать моё удивление, как меня хорошо встретили - в «АА» так принято - привечать товарищей по несчастью и сочувствовать алкогольным злоключениям. Я стал два раза в неделю бывать на собраниях «АА». Во мне проснулось желание жить трезвой нормальной жизнью, но особенно это чувство усиливалось в окружении моих новых друзей по «АА». После встреч с товарищами по «несчастью» чувствовал некий душевный подъём, с полным отсутствием состояния неполноценности и никчемности собственного существования. Появилась интересная работа, проснулись чувства к жене (она оказалась привлекательной и умной женщиной), стал интересен собственным детям, нормализовались отношения с родителями. Появилось желание жить трезвым - это как ни странно очень завлекательно и продуктивно. Вновь вошли в мою жизнь книги, театр, музыка. Я понял, чудес не бывает - не может меня отвадить от алкоголя какой-то проходимец за полчаса. А если я пил двадцать лет, то столько же мне и выходить из алкогольного дурмана. За всё в этой жизни приходится платить: за слёзы запуганных детей, за бесконечное терпение жены, за стоическое страдание матери, за недовольное ворчание тёщи и т. д. ...Каждый час, проведённый без алкоголя, это и есть плата близким и дальним за тревоги, издевательства, глумления и скандалы, которые они терпели от меня. Моя надежда, что «АА» мне поможет остаться трезвым, постепенно перерастает в уверенность и убеждённость. Если у кого-либо есть проблемы с алкоголем, и вам не помогают никакие врачи и целители, ищите в своём городе группу «АА», и да поможет вам Бог и товарищи по несчастью.

В. Михайлов.

* * *

Ты не имеешь права срываться!
«You do not have to slip»

перевод (ноябрь 1998 г.)
статьи из «Грейпвайн» за сентябрь 1955.

Этот новичок был в нашей группе не очень долго, но он слышал обстоятельные разговоры о срывах и начал беспокоиться о себе. Некоторые из наших АА, проинформировали его настойчиво и авторитетно, «Ты не имеешь права срываться!»
Всегда находится некоторое количество других членов АА, уже не новичков, мужчин и женщин, которые имеют трезвости от шести месяцев и до двух лет, которые периодически – каждые несколько месяцев или несколько недель – идут на небольшую пирушку. Ничего серьёзного, поймите, они очевидно не разобрались в программе и естественно не получили всех удовольствий от продолжительной трезвости. Эти колеблющиеся члены групп АА озабочены, и возможно немного стыдятся, когда кто-то бросает им со стороны упрёк и провозглашает доброжелательно, «Вы не имеете права срываться!»
Один из основных доводов, который доказывает, что срыв не обязателен, простой факт - тысячи членов АА имеют два, шесть, десять и более лет непрерывной трезвости. Некоторые из них может быть не очень сообразительны, может быть не так умны, как срывающиеся, но они остаются трезвыми.
Легко сказать, что срывы не нужны, как убедить вас избегать их? После наблюдения за более чем тысячью товарищами АА за девять лет, я пришёл к убеждению, что продолжительная трезвость состоит из мельчайших частиц вещественных приоритетов, и эти приоритеты могут быть развиты, самим анонимным алкоголиком, если он реально хочет остановится в питие. Те члены АА, которые не хотят остановится в питие, должны отправится в другое место за советом.
Какие это приоритеты? Они могу зависеть от личностных особенностей, но следующие примеры призваны разъяснить несколько основательных правил.
Правило №1: «Трезвость должна стать на первое место – для меня». Члены АА, которые стараются сделать АА вторым или третьим хобби для себя, обычно имеют проблему. Мы имеем одну проблему №1, и мы должны относиться к ней с должным уважением. Трезвость не может быть подчинена в угоду: работе, семье, друзьям, соседям, болезням, препятствиям, анонимности - или чему-либо ещё. Если мы предполагаем не иметь трезвости, мы однозначно не будем иметь и других ценностей, которые нам дороги. Пока «высшая степень» пития не достигнута, (так называемое дно не обретено) и еще не потеряны какие-либо ценности, то очевидно через несколько дней пития, выпивоха может потерять кое-что, если он продолжает пить. Если он получил трезвость и остался трезвым там, где обычно срывался, он получает значительно лучшее внутреннее состояние и может наслаждаться им.
Отсюда, следует, член АА, который реально хочет оставаться трезвым, должен обозначить собственную трезвость, как первую реальную цель, и далее переделывать собственную жизнь, подчиняя её этой цели.
Срывы часто происходят, когда анонимный алкоголик чувствует себя плохо. Он нервничает, боится, раздражён и находится на грани взрыва. Вторая ситуация, это провокация к выпивке, одна из вероятных персональных трудностей. Этот алкоголик, не сможет сказать «Нет» своим друзьям или товарищам по работе. Следующие два правила имеют отношение к этим часто встречающимся ситуациям.
Правило №2 «Я буду страдать от этой болезни. Это пройдёт. Даже если я умру сейчас, я умру трезвым». Эта напряжённая, нервная ситуация основа большинства срывов. Алкоголик дрожит психически, а иногда физически. Он получает такое возбуждение, что находится близко к потере рассудка. Он чувствует себя так, словно он в состоянии пройти прямо сквозь потолок. Физически болезнь может иметь следующую картину. Облегчение от физической боли, часто представляется, как желание предаться выпивке – явно не осознанное желание – но оно захватывает алкоголика, который желает ясности рассудка.
Этот вид нервного расстройства или болезненного состояния наиболее распространен у большинства алкоголиков. Некоторые кто имеет сухость много лет, и то впадают в это состояние время от времени. Они понимают ситуацию, и наверняка знают, что это чувство пройдёт. Не все члены групп АА могут быть так уверены, но они должны решиться, не пить даже если им предстоит умереть без срыва. Не много алкоголиков действительно умерли в такой момент, но когда вы решитесь умереть за вашу трезвость, возможно, вы останетесь трезвыми.
Правило №3: «Я преодолею любые преграды во имя собственной трезвости». Сторонитесь друзей или коллег, которые будут убеждать и говорить, что большинство алкоголиков возвращаются к питию. Они страшатся даже розовых ушей и красных щёк. Они возбуждают в собственных и ваших умах все накопленные насмешки их друзей и коллег. Этот тип ситуации большая опасность для здравомыслия большинства новичков АА, и даже для некоторых старичков. Они смогут пережить эти ситуации, если будут размышлять по следующему направлению.
«Я преодолел ужасные препятствия и унижения от моей выпивки в прошлом. Если я выпью снова, я буду переживать ещё более трудные испытания в моей судьбе. Так почему бы не потерпеть немного для собственной трезвости? Я откажусь от выпивки, даже если толпа людей будет меня презирать. Даже если я упаду от смущения и унижения, я не буду пить.
На самом деле, эти ужасные события, с которыми каждый алкоголик борется в собственной голове, практически никогда не происходят – но алкоголик должен приготовиться к этому. Если он предпочитает умереть от трудностей, чем отправится выпивать, он наверняка останется трезвым.
Правило №4:. «Трезвость должна быть выстраданной». Трезвость не может быть куплена за деньги. Многие из нас убедились, она не приносит дохода. Но трезвость имеет собственную цену, и если мы постараемся приобрести её «по дёшевке», она может ускользнуть от нас.
Поэтому, если я посещаю два собрания в неделю, я не становлюсь трезвым. Я буду совершенствоваться в программе при 4х или 5ти собраниях в неделю. Наряду с этим, расширю мою другую активную деятельность в АА (служение): работая на кухне, приводя других алкоголиков на собрания, встречаясь за чашкой чая с другими членами АА, помогая интергруппе делать звонки в наркоцентры, читая литературу АА, хотя бы несколько минут в день по телефону (это более прогрессивно, чем обсуждать прелести выпивки) и т.д.
Эта интенсивная деятельность имеет практический смысл. Она позволяет объяснить членам АА, кто только появился в группе, и имеет маленький успех, что положительные изменения придут. Иначе, они могут постараться приобрести трезвость более лёгким путём. Но обычно это не получается. Каким-то образом, Джон остаётся сухим без посещения большого количества собраний. Некоторые остаются сухими своим собственным путём… «Но что остаётся делать мне?»
Если член АА обнаруживает «что не совершенствуется в программе» он должен решить в дальнейшем увеличить объём с активной работы в АА. Или другими словами, отдавать – не деньги – но самого себя более щедро. Естественно эти границы деловой активности могут потребовать некоторой жертвенности. Возможно, это тоже необходимо.
Правило №5: «Старайся положиться в значительно большей степени на персональный контакт с Твоей Высшей силой». Некоторые новые члены АА могут быть не готовы для этих шагов, которые связаны с Высшей силой. Для них использование «Правила №5» может быть приостановлено; но они могут по возможности читать эту краткую часть без насилия над собственными принципами.
Некоторые из нас, кто радуется трезвости, просят эту Высшую силу каждое утро о благосклонности и поддержки на протяжении всего будущего дня. «Чтобы не случилось, не дай мне выпить первую рюмку в этот день – (чтобы не случилось)».
Вечером мы благодарим за день, который прошел, и смотрим вперёд в завтра, смиренно испрашивая у Него, «только двадцать четыре часа» не более, откровенности, трезвости и духовности», просим Его помощи на завтра по «улучшению качества трезвости» также настоятельно, как и «увеличения количества дней» нашей трезвости.
У нас не должно быть желания ограничить наши просьбы утром и вечером. Когда мы входим в ресторан с боссом или двумя другими ВИП, когда мы покидаем зелёное восемнадцатилетнее поле и теряем голову во время домашней вечеринки, когда мы чувствуем одиночество в этом громадном городе – какое бы несчастье не случилось, я повторяю, - «Ничего не может случиться такого, что заставит меня выпить первую рюмку!»
Это есть осознанный контакт с Господом! Это так просто сделать. А то что этого не хочет делать срывающийся агностик или атеист, большая ошибка. Кто знает, возможно, это принесёт им трезвость. Совершенно ничего не имея, что он тогда сможет потерять?
Эти пять правил не претендуют на полную панацею. Другие члены АА могут придумать и другие подходы для себя, но эти пять являются основными для множества самых распространённых случаев. Они убеждают нас, что трезвость должна быть нашей первой ценностью и чтобы сохранить её, мы должны быть готовы на любые испытания, любую боль или проблему. Мы стараемся заслужить нашу трезвость, отдавая самих себя щедро, совершенно не скупясь, и поддерживая интимный контакт с Высшей силой, благодаря молитве и благодарности.
Ты не имеешь права срываться! – и если вы примите эти пять, предложенных, правил, вы возможно не сорвётесь!
Это и есть цена воздержания, где угодно.

* * *

АА в кампусе.
Восхождение со дна и попадание в книги.

Журнал «Grapevine», Сентябрь 2007 года, стр.22.
Перевод - Валерий, Краснодар, группа АА «Сиссития»

Молодёжь АА, для кого питиё было «не более чем привычкой», так говорит книга «12*12», но «начало фатального усиления» заботы о трезвости, должно возникать, в высшей школе, колледже и за их пределами.

Жизнь без ограничений.
Тинэйджеры пожинают плоды трезвости.

Для большинства молодёжи, плавание в социальном и эмоциональном кошмаре высшей школы достаточно затруднительно, но делать это, как и новичку в трезвости необходимо. Моё взаимодействие с высшей школой, пока я пила было простым: Не ходи. Так не делай.
Школа выглядела глупой. Всегда находилось более интересное дело, для приложения сил. После всего я не могла сидеть в классе, даже когда хотела. Школа и моя мама старались удержать меня от этого, но я не хотела подчиняться. Я должна быть в школе, а жажда не давала. Мне необходимо уйти от неё. Я говорила себе, что я должна возвратиться в свой класс, и переходить в другой, но я всегда была перегружена, не было сил возвратиться. Было легче, только бросить всё это. Конечно больше никто (включая и мою мать) не был согласен с моим решением, тогда я убежала из дома, чтобы продолжить жизнь в стиле, как я хотела. Так я провёла следующий год в бегах и прериях. В конце достигла дна, и протрезвела (с минимальной помощью юношеской юридической системы), через две недели после моего шестнадцатилетия.
Исправлять жизнь в юношеском возрасте было трудно. Я была независима, и творила очень ужасные поступки, с очень опасными людьми. Долгое время я не имела друзей моего возраста. Я не чувствовала, как юноша, как я должна жить по правилам, которым следуют другие юноши. Я была уверена, я соответствую взрослой жизни, что я должна поступать, как взрослая, не так ли? Это было чудо, что я была трезвой, и что я могла приходить домой ночью. Чем дальше я погружалась в это, моя мать должна была понимать, и не мешать мне. Она не соглашалась.
Тем не менее, она пошла на достаточно много уступок. Я смогла понять, мать не моя собственность, вообще. Фактически, то что я прошла через собственную инвентаризацию, я обязана маминым ежедневным поправкам для расширенного понимания болезни и страдания, которые я принёсла ей.
Возвращение меня обратно в школу, было самым главным приоритетом для неё и юношеских судей. Я не знала, как должна себя вести в громадной школе, с 3тыс учениками, со специфической репутацией, которая у меня была. Я была далека от возвращения в школу для постоянного пребывания, для меня это возвращение назад, как благотворное притворство.
Я была осуждена оканчивать школу, это так называемая школа «Трудный ребёнок». Я не знала, как я могу оставаться трезвой в окружении всех этих детей. Я не представляла себе, как я должна себя вести в этом месте, и на чём будут основываться первые моменты моей ранней трезвости. Когда я встретилась с принципом регистрации, я тотально возвратилась в то состояние, которое было у меня прежде, принцип регистрации стоял передо мной. Он представил себя просто «ДОК». Первый вопрос, который он мне задал, желаю я или нет, становится трезвой. Затем, он заставил меня узнать, если я выбрала, нет, то школа не станет работать со мной, и он не станет выкладываться из-за этого. Я была в шоке. Никто в школе не был со мной так откровенен.
Затем он сказал мне, есть группа поддержки трезвости один раз в неделю, и я должна буду туда ходить. Я сказала, что подумаю об этом. Имелось несколько студентов в этой школе, с которыми я сдружилась на собраниях, они сказали, я должна участвовать.
Группа трезвости была большая. Не каждый из группы ходил на собрания, но в основном все, и это было главным местом для молодях людей.
Я быстро поняла, что все учителя и воспитатели настроены на 100%, чтобы поддерживать мою трезвость. У меня никогда не было чувства, доброты, открытости и честности от «Авторитетных персон». Я чувствовала, как они оказались на моей стороне, и не старались ущемить меня. Я испытывала чувства подъёма и упадка в начале трезвости и всеобщую поддержку всего школьного окружения. Они глубоко понимали суть моего состояния. Много дней, самое лучшее, на что была способна, это оставаться спокойной, благодаря тому, что не была переутомлена. Я чувствовала, как я покидаю собственную шкуру, потому что считаю всю школьную работу смехотворной и нелепой. ДОК предложил мне кричать в его кабинете, с моими трезвыми друзьями, когда я нуждалась в этом. Он так же разрешал нам ненадолго посещать вечерние собрания в региональном домашнем клубе. Мой учитель по Английскому помогал мне готовиться каждый раз, когда мне необходимо было отвечать. Один из учителей нарушил его анонимность передо мной и рассказал, что он имеет тринадцать лет трезвости в АА. Я всегда имела свободную комнату, когда было необходимо.
Это помогало иметь трезвость хорошего качества, всем людям, кто говорил об этом. Это оберегало меня от капризных чувств, когда я вновь вернулась в высшую школу. Я не чувствую себя в другом месте мира так, как чувствую себя реально в кругу других юношей. Они кажутся банальными, и наивными, погружёнными в несерьёзные социальные драмы и детские проблемы. Я имела реальные проблемы. Только на собрании я могла определить, как я настроена. Я приняла от других АА-цев, что таких чувств нет у других детей, а это есть моё алкогольное Эго, которое заставляет меня чувствовать не так, как другие люди.
Быть алкоголиком и юношей это двойной «Дамоклов меч», продолжительной импульсивности и эгоизма. В виду отсутствие понимания с окружением, моё поведение может восприниматься как «ДЕРЗСКОЕ» и неприспособленное к окружающей обстановке, и я могу быть призвана к ответу, или арестована. Я впервые признала, что я была «ДЕРЗКОЙ» и неприспособленной, но это последствия внутреннего осознания алкоголизма. Они понимали, что я могу сталь лучше, если останусь трезвой, и я нуждаюсь чтобы кто-то внушил мне это, вместе со мной. Я изучала действие шагов на мою жизнь, это было в школе и с другими детьми – детьми, которые не хотели исправляться и работать над собой, практически не могли писать и говорить. Я могла делать эти вещи, не заботясь, как они отреагируют на это. Самым трудным моим прощением, которое я просила, было перед одним из моих учителей в жульничестве, в его классе (в трезвости). Но мой спонсор и другие АА-цы провели меня через это.
Благодаря моему старту, в последнем году я вернула себе всё. В моей школе я заработала статус лидера, и мои учителя начали номинировать меня на получение стипендии. Это было совершенно новое впечатление. Конечно, мой алкоголик скрытно во мне был ещё живой, и неплохо себя чувствовал – сейчас, я осознавала, что состою в «Учительских любимчиках», взамен «ужасного пугала» Но однажды опять, обретённое АА, и трезвые друзья вне и внутри кампуса, помогли мне протоптаться сквозь мой страх и опасность. Я поимела возможность пополнить мой жизненный опыт с юношами, путём обсуждения в классе здорового образа жизни, и на собраниях в других школах. Я любила делать это.
Я сделал свой первый. Двенадцатый шаг по звонку, моему школьному консультанту, из одной юношеской районной высшей школы позвонил другой консультант. Она знала, где был «трезвый ребёнок» в моей школе. У неё была тринадцатилетняя девочка, которая однозначно, нуждалась в помощи. Мой консультант попросил меня, если я могу сходить и поговорить с ней. Я пошла сразу в её школу и встретилась с ней в офисе. Консультант оставил нас одних, и я постаралась передать ей мою АА историю, как это рекомендует Большая книга. Я дала ей мой телефонный номер и передала, что могу взять её на собрание, если она захочет. Эта девочка трезва до сих пор.
Высшая школа была такой примечательной для меня, за то что я получила работу там после окончания. Я совершила полный цикл. Я получила поддержку основных членов школы, и показала хороший пример от АА студентам, которые были в программе реабилитации. Пример наглядный тем, кто нуждаются в этом. Я раскрыла собственную анонимность перед студентами, (как было сделано для меня) когда почувствовала, что могу быть в служении.
Все мои сослуживцы видели меня, трясущегося шестнадцатилетнего новичка, сейчас посылали студентов, тех кто желал принять мой опыт, проговорив со мной определённое время. Я сейчас ощущаю поддержку группы, которая воздействует хорошо на меня, как на студента. У меня диван в офисе, студенты забегают, когда нуждаются в беседе, или просто хотят посидеть, пока не почувствуют себя легче.
Мой опыт высшей школы, не только помог мне усилить собственную состоятельность в трезвости, он помог развить образовательную состоятельность, так же хорошо. Такая основательность в Анонимных алкоголиках дала мне инструменты и поддержку, я оказалась достойной остаться в школе, не смотря на трудности. Иногда заметки АА говорят – «Помоги сделать первый шаг вперёд другому", (переодеться и скрыться) – только эти мысли, были во мне, чтобы меня оставили и не выгнали вон.
Сейчас я дипломированный выпускник колледжа, я смотрю вперёд чтобы начать обучение в Высшей школе. Ранее я думала, что трезвость так влияет на поведение, что я вынуждена буду терпеть ограничения в жизни. Мой опыт, однако, говорит противоположное. Я, семестр обучалась в другой стране, осталась трезвой. Я имела время в жизни, чтобы ознакомиться с интернациональным движением АА в двадцать лет. У меня не было необходимости в выпивке в течение пяти лет учёбы в колледже, на дне рождения в двадцать один год, и главное недавно, на собственной свадьбе. Мне помогли реализовать собственное желание к образованию, не только в академическом смысле, но и в жизненном, благодаря приобщению моими преподавателями меня к ранней трезвости.

* * *

Анонимный алкоголик Третий номер.

Книга «Анонимные алкоголики», 4-е издание 2001г, стр..182. Перевод Валера, Краснодар группа «Сиссития»

Первый член Акронской группы №1, первой группы АА в мире. Он сохранил веру, поэтому он и бесчисленное множество других обрели новую жизнь.

Один из пятерых детей, я родился на Кентукской ферме в округе Карлайл. Мои родители были прилежные труженики, и их брак был счастливым. Моя жена была кентукской девушкой, которая приехала в Акрон со мной, где я закончил курс обучения праву в Акронской юридической школе.
Мой случай довольно не обычный на первый взгляд. В моём детстве не было несчастных случаев, которые явились бы толчком к алкоголизму. У меня была, очевидно, врождённое желание потреблять грог. Мой брак был счастливым и я никогда не имел особых желаний сознательных и бессознательных, которые толкали бы меня на выпивку. Ещё как показывают мои записи, я попал в экстремальное и серьёзное происшествие.
Перед тем как моя выпивка полностью не поглотила меня, я достиг определённых значительных успехов, был членом городского совета на протяжении пяти лет и финансовым директором пригородного филиала, который со временем должен стать городским в том же городе. Но конечно это всё полетело в канаву с моими усиливающимися выпивками. Как раз в это самое время, доктор Боб и Билл следовали по нашим местам, когда моих сил вырваться уже не хватало.
Первый раз, когда я накачался алкоголем, мне было восемь лет. И это не было инициативой моего отца или матери, так как оба они были ярыми противниками выпивок. Оба они были наёмными рабочими, убирали конюшню на фермерском хозяйстве, а я ездил верхом туда и назад на санях, а пока они грузили эти сани, я пил крепкий сидр из бочки, которая стояла в конюшне. После двух или трёх путешествий с грузом, я упал и отключился и был бережно занесён в дом. Я вспомнил, что мой отец хранил виски в доме для медицинских целей и для небольшого увеселения, а я начал попивать из этого запаса, когда никого не было вокруг, и добавлял туда воду, для того чтобы отец не узнал что я выпивал.
Это продолжалось, пока я не стал студентом нашего государственного университета, и к концу четвертого года обучения, я осознал, я был пьяницей. Утро за утром я пробуждался больным в ужасной лихорадке, но всегда имелась бутыль огненной жидкости на столе возле моей кровати. Мне стоило протянуть руку, взять и отпить глоток, и через несколько мгновений я вставал, отпивал ещё, брился, глотал завтрак и прятал в задний карман пинту алкоголя и шёл в школу. Между уроками я вынужден был спускаться в умывальник, приводить в порядок свои нервы и далее идти на следующий урок. Это было в 1917 году.
Я покинул университет в последнем семестре заключительного года обучения, и записался в армию. Со временем я назвал это патриотизмом. Позже я осознал, что я бежал от алкоголя. Это помогло на некоторое время, пока я находился в местах, где я не мог доставать что-нибудь для пития, я даже бросил привычку выпивать.
Далее запрет привёл к следствию, что даже в случаях, когда вещество было доступно, оно были так противно, а порой и смертельно, и то что я был женат и имел работу, помогло мне не пить на протяжении периода около трёх или четырёх лет. Не смотря на то, что у меня была возможность пить всё время, но я смог себя остановить на достаточном уровне от начала пития. Моя жена и я принадлежали некоторым клубам игроков в бридж, эти клубы начали делать вино и предлагать его. Однако после двух или трёх приключений, я понял, это меня не устраивает, потому что они обслуживали в количестве не достаточном для моего удовлетворения. Таким образом, я должен был отказываться выпивать. Это проблема вскоре была решена, так как я начал брать собственную бутылку с собой, и прятал её в ванной комнате или в кустах на улице.
Время шло, мои выпивки стали значительно серьёзнее. Я должен был временами находиться вне моей конторы две-три недели, ужасные дни и ночи, когда я вынужден был лежать на полу моего дома и пытаться получить бутылку, выпить и вновь окунуться в забвение.
На протяжении первых шести месяцев 1935 года, я был госпитализирован восемь раз, как отравленный, привязанный к кровати первые два-три дня, я даже не знал, где я находился.
В июне 1935, я пришёл в госпиталь, чтобы сказать, я полностью обескуражен, я сделал это сдержанно. В каждый из семи раз, когда я покидал этот госпиталь в предыдущие шесть месяцев, я уходил полный уверенности в себе, что я не буду пить опять – не менее шести или восьми месяцев. Но что-то не срабатывало на этом пути, а я не знал, что происходит и не знал что делать.
Я прошёл в другую комнату тем утром, а там оказалась моя жена. Я подумал про себя, ну, она пришла сказать мне это конец, и я, конечно, не могу осуждать ее, и не намерен стараться оправдывать себя. Она сказала мне, что разговаривала с парой парней об алкоголизме. Это разозлило меня очень сильно, пока она рассказывала мне, что они были парой выпивох, такие же как и я. Это было не так плохо, поговорить с другим выпивохой.
Она сказала. «Ты уходи насовсем». Это было так плохо, что я даже не мог в это поверить. Затем она сказала мне, что эти два выпивохи, как она сказала, имеют план, посредством которого они могут освободиться от запоя, и часть этого плана есть то, о чём они должны говорить с другим алкоголиком. Это помогает им оставаться трезвыми. Все другие люди, кто говорил со мной, хотели помочь мне, а моя гордыня мешала мне выслушивать их и вызывала негодование с моей стороны, но я почувствовал, что буду настоящим мерзавцем, если не выслушаю этих двоих парней некоторое время, если это должно им помочь. Моя жена также сказала мне, что я могу не платить им, даже если я захочу и имею деньги, которых у меня не было.
Они вошли и начали давать мне инструкции по программе, которая стала позже известна, как Анонимные алкоголики. Тогда это было известно не так хорошо как сейчас.
Я смотрел снизу вверх, а это были два больших здоровых парня выше шести футов роста и выглядели очень приятно. (Позже, я узнал те двое, что приходили ко мне, были Билл У и доктор Боб) Вначале, мы очень долго начинали обсуждать некоторые случаи из наших выпивок и довольно быстро я обнаружил, эти двое знают предмет, о котором говорят. Потому что вы можете видеть суть вещей и чувствовать аромат вещей, когда вы пьёте, и не можете понять это другим путём. Если я имел собственные мысли, а они не знали какие они, но говорили об этом, я не смог противиться и рассказал им обо всём.
После молчания Билл сказал, «Ну, сейчас ты говорил хорошо и продолжительное время, дай мне поговорить минуту или две». Итак, после прослушивания наибольшей части моей истории, он повернулся и сказал доктору – я не думаю, он знал, что я слушал его, но я слушал – сказал он, «Ну я верю, он заслуживает спасения и работы с ним». Они сказали мне, «Ты хочешь освободиться от пития? Это не наше дело заботиться о твоей выпивке. Мы поднимались сюда не для того чтобы отнять у тебя твои права или привилегии, но у нас есть программа, посредством которой, думаем, мы можем оставаться трезвыми. Содержание этой программы в том, что мы берём для этого кого-нибудь ещё, кто нуждается в трезвости, и хочет её. Сейчас если ты не хочешь этого, мы не станем отнимать у тебя время и пойдём искать для этого кого-нибудь ещё».
Следующее чего они хотели знать было, если я думаю я могу освободиться по собственному желанию, без какой-либо помощи, если я могу только выйти из госпиталя и никогда больше не пить. Если я могу, это было прекрасно, это было очень прелестно, и они будут очень признательны персоне, кто возымеет такую добрую силу. Но они ищут людей, кто знает, что имеют проблему, и знают, что не могут справиться с ней своими силами, а нуждаются в помощи извне. Следующая мысль, которую они хотели знать, была, могу ли я поверить в высшую силу. Я не испытал протеста против этого потому что я практически никогда не преставал верить в Бога и несколько раз предпринимал попытки получить помощь но безуспешно. Следующее, что они хотели знать, готов ли я следовать за этой высшей силой и просить у неё помощь, смиренно и без всяких условий.
Они оставили всё это мне обдумывать далее, а я лежал здесь, на этой госпитальной кровати, снова и снова возвращался и просматривал собственную жизнь. Я думал, что огненная жидкость сделала для меня, об удобствах, от которых я отказался, о способностях, которые были даны, и как я их растранжирил. В конце я пришёл к заключению, если я даже не хочу освободиться, я естественно должен хотеть этого, я был готов делать что-то в мире чтобы прекратить выпивать.
Я был готов признаться самому себе, что я достиг дна, что я оказался в западне, от которой я не знаю, как освободиться самому. Так после осознания собственной жизни и всех этих мыслей и осмысления, чем оказался для меня алкоголь, я обратился к этой Высшей силе. Для меня это был Господь, без всяких условий, я признал, я полностью бессилен перед алкоголем и что я готов делать всё в мире, чтобы получить освобождение от проблемы. Фактически, я пришёл к тому, я готов предоставить собственную волю Господу, вместо моей. Каждый день я должен стараться понять, какова будет Его воля, стараться следовать этому, как бы не было тяжело, и получать от Него всегда одобрение, что мысли, которые я обдумываю с Его помощью самые для меня наилучшие. Так что когда они вернулись, я рассказал им это.
Один из парней, я думаю это был Доктор, сказал, «Ну так ты хочешь освободиться?» Я сказал «Да, Доктор, я, должно быть, жажду освободиться, немедленно на пять, шесть или восемь месяцев, пока я исправлю свои мысли, и начну получать расположение моей жены и других людей, поправлю своё финансовое положение, не так ли. А они оба рассмеялись очень сердечно и сказали, «Это есть лучшее, что ты можешь сделать, не так ли?» Конечно, это была правда. Они сказали «Мы вынуждены сообщить тебе несколько плохих новостей. Это были плохие новости для нас, возможно, они будут плохими новостями и для тебя. Если ты освободишься на шесть дней, месяцев или лет, если ты сорвёшься и выпьешь рюмку или две, ты снова влетишь в этот госпиталь, связанным, как это происходило с тобой последние шесть месяцев. Ты алкоголик». За всё прошедшее время, которое я осознавал, это был первый случай, когда я обратил внимание на эту фразу. Я был уверен, я был просто пьяница. А они продолжили, «Нет, ты имеешь болезнь, а поэтому не имеет никакого значения, как долго ты обходишься без выпивки, после одной или двух рюмок тебе придёт конец, ты станешь таким же, как и сейчас». Это конечно была по-настоящему катастрофическая новость в то время.
Следующий вопрос, который они мне задали был, «Ты можешь освободиться от зелья на двадцать четыре часа, не так ли?» Я ответил, «Уверен, что да, каждый может сделать это, на двадцать четыре часа». Они сказали, «Это и есть то самое, о чём мы тебе говорим. Только двадцать четыре часа, основной период». Это утверждение сняло груз с моей души. Каждый раз, когда я начинал думать о выпивке, я вынужден был думать о долгой череде грядущих сухих лет без малой выпивки, но эта идея о двадцати четырёх часах, подняла меня над этим и была достаточно полезна.

(В этом месте Редакторы прерывают сравнительно длинный отчёт Билла Д, человека, который лежал на кровати, с тем Биллом У, который сидел рядом с кроватью.) Говорит Билл У.:
В последние дни лета девятнадцать лет назад, доктор Боб и я увидели Билла Д, первый раз. Билл лежал на госпитальной кровати и смотрел на нас с удивлением.
За два дня до этого, доктор Боб сказал мне, «Если ты и я хотим остаться трезвыми, для нас лучше подыскать занятие». Немедленно, Боб звонит в Акронский городской госпиталь и спрашивает медицинскую сестру об осуществлении опекунства. Он объясняет ей, что он и ещё один человек из Нью-Йорка лечатся от алкоголизма. Не имеется ли у них завсегдатай их учреждения, которому они попытались бы помочь? Зная Боба давно, она шутливо ответила, «Хорошо Доктор, только я надеюсь, вы уже испробовали эту помощь на себе?»
Да, у неё имелся постоянный пациент – денди, да и только. Он только что прибыл в отделение Детоксикации и строит чёрные глазки двум медицинским сёстрам, которые крепко привязывают его к кровати. Должно быть, это то что вам нужно? После необходимых медицинских предписаний, Доктор Боб распорядился, «Поместите его в отдельную палату. Мы спустимся, как только он придёт в себя».
Билл не производил особого впечатления. Выглядел более печально, чем всегда, и монотонно начал, «Ну это всё прекрасно подходит для вас молодые люди, но это не может пригодиться для меня. Мой случай так ужасен, что я испуганно готов бежать из этого госпиталя совсем. Вам не удастся продать мою святыню, ни тому, ни другому. Я был одно время дьяконом в церкви, и я ещё верю в бога. Но я догадался. Он не верит в меня больше».
Затем доктор Боб сказал, «Хорошо Билл, может быть, ты будешь чувствовать себя лучше завтра. Может быть, тебе захочется увидеть нас снова?»
«Уверен, я захочу», ответил Билл, «Может быть, это и не так уж хорошо, но я буду рад видеть вас обоих, как-нибудь. Ты, конечно, знаешь о чём говоришь».
Заглянув позднее, мы увидели Билла с женой, - «Генриетта», указал он на нас, продолжая говорить, «Это те самые молодые люди, о которых я тебе рассказывал: они единственные кто понимают суть предмета».
Билл после рассказывал, как он почти всю ночь, лёжа на кровати, просыпался ежеминутно. Находясь в глубокой депрессии, он надеялся на то каким образом возродиться вновь. Эти мысли пронизывали его ум, «Если они могут сделать это, я смогу сделать это!» Снова и снова он говорил это себе. В конце концов, из его надежды всё это преобразовалось в твёрдую уверенность. В данный момент он был уверен. Затем пришла великая радость. Со временем, тога мира сошла на него, и он уснул.
До того как наше посещение подошло к концу, Билл неожиданно повернулся к собственной жене и сказал, «Пойди, принеси мою одежду дорогая. Мы будем вставать, и ходить вместе вверх и вниз, здесь». Билл Д. выписался из этого госпиталя свободным человеком и никогда не пил снова.
Группа АА номер один была организована именно в тот благословенный день.

Билл Д продолжает собственную историю:
Это случилось через два или три дня, после того как я впервые встретил доктора Боба и Билла, я, в конце концов, принял решение обратить мою волю на попечение Господа и идти далее с этой программой, это самое лучшее, что я мог совершить. Их разговоры и действия вошли в меня с исключительной степенью доверия, не смотря на то что, я был не абсолютно убеждённым. Я не боялся, что программа может не сработать, но я опасался смогу ли я сам осилить программу, но я пришёл к убеждению, что приложу всю свою волю, чтобы вникнуть в неё, с Божьей поддержкой и с тем, что я хочу сделать только это. Надо это сделать, как можно скорее, чтобы я почувствовал великое освобождение. Я знал, я получил помощь от того на кого я реально полагался, кто не мог бросить меня. Если я мог обратиться к Нему и слушать, я должен был делать это. Я вспомнил, когда ребята вернулись ко мне, я сказал им, «У меня есть эта Высшая сила, и я сказал Ему, что я всем своим существом принимаю Его волю первой, над всем остальным. Я уже сделал это, и у меня есть желание сделать это снова здесь в их присутствии, и я готов сказать это в любом другом месте, в любом уголке земли, сейчас и нисколько не жалею об этом». И это естественно дало мне достаточную долю уверенности, и видимо сняло достаточную часть груза с моей души.
Я помню, говорить мне это было ужасно трудно, потому что я делал и другие неприятные действия, курил сигареты и играл на деньги в покер, иногда делал ставки на бегах, а они сказали, «Не думаешь ли, что ты имеешь большие неприятности с питиём в настоящее время, чем с другими привычками? Не верите ли вы что от всех ваших привычек, вы можете получить освобождение?» «Да», сказал я с неохотой. «Возможно, я желаю». Они сказали, «Давай не будем забывать и об других привычках, они имеются, старайся исключить их сейчас, а сосредоточимся на питие». Естественно мы разговаривали, указывая на освобождение от бесчисленного множества несчастий, которые у меня были. Мы сделали подробную инвентаризацию, которая тоже оказалась нелёгкой, потому что у меня было достаточно много вредных мыслей, которые ошибочно были важными для меня. Далее они сказали, «Имеется ещё одна вещь. Ты должен отсюда выйти, взять программу и посвятить в неё кого-нибудь ещё, кто в ней нуждается и желает этого».
Конечно, со временем мой бизнес практически разрушился. Я практически не имел ничего. Практически кроме свободного времени и хорошего психического состояния у меня ничего не было. Это продолжалось год или полтора, реальное чувство психического равновесия и это было очень надёжно, и вскоре я обрёл в семье прежнюю дружбу и поддержку, я восстанавливался. После совершенно малого времени трезвости, эти люди начали вести себя так, как они вели себя в предыдущие годы, перед тем как я стал таким отвратительным, что не платил и не обращал внимания на ужасные собственные денежные долги. Я проводил большую часть своего времени так чтобы, постараться возвратить былое дружелюбие в семье, и доставить некоторое удовлетворение моей жене, которой я принёс столько страдания.
Довольно трудно оценить, как много АА сделал для меня. Я действительно желал этой программы, и я хотел жить по ней. Я рассказывал это другим, которые желали такого освобождения, счастья, всего чего, как я думаю, желает иметь личность. Мне было трудно найти ответ. Я знал, это было даже больше того, что я надеялся получить, и я помню каждый день, одну или две недели после того как я покинул госпиталь. Вилл приходил в мой дом говорил с моей женой и со мной. Мы неплотно обедали, а я слушал и старался определить, почему они получили это освобождение, видимо они имели для этого способности. Вилл посмотрел на мою жену, и сказал, обращаясь к ней, «Генриетта, Господь был так благосклонен ко мне, излечивает меня от этой ужасной болезни, а я только хочу поддерживать беседы об этом и рассказывать об этом людям».
Я подумал, наверное, я получил этот ответ. Билл был очень, очень благодарен, что он освободился от этой ужасной зависимости, и он получил от Господа кредит на то, что будет заниматься этим, и он так радуется исцелению от этого, что хочет рассказать другим людям об этом. Это фраза, «Господь, был так благосклонен ко мне, излечивает меня от этой ужасной болезни, что я только желаю рассказывать об этом людям», станет этакими золотыми словами в программе АА и для меня.
Конечно, время шло, я начал выздоравливать вновь и начал чувствовать желание не прятаться от людей всё время – это действительно было прекрасно. Я ещё хожу на собрания, потому что я люблю ходить. Я встречаю этих людей, с которыми мне нравится говорить. Другая причина, по которой я хожу, та, что я благодарен за прекрасные годы, которые я прожил. Я так благодарен обеим и программе и людям в этом деле и поэтому я хожу на собрания. А ещё, это возможно самая прекрасная мысль, которую я обрёл в программе – я встречал её несколько раз в журнале АА «Грайпвайн», а я уверен, что люди в этом журнале обращаются непосредственно ко мне. Я прямо слышу, люди встают на собрании и говорят именно это утверждение: «Я пришёл в АА исключительно с целью получить трезвость, но именно благодаря АА, я создал себе Господа».
Я чувствую это и есть самое прекрасное достижение, которое может сделать личность, а именно, обрести собственную Высшую силу, своего Господа!

* * *

Благодарность в действии.

Книга «Alcoholics Anonymous» 4-е издание, 2001 год, стр. 193. «Gratitude in action» Перевод Валера Краснодар, группа АА «Сиссития»

История Дейва Б. одного из основателей АА в Канаде в 1944.

Я верю, это хорошо, рассказать историю своей жизни. Это дает мне возможность вспомнить, что я должен быть благодарен Богу и тем членам Анонимных Алкоголиков, кто узнал АА раньше меня. Рассказывая свою историю, я вспоминаю прошлое, где я был. Разве я забуду прекрасные события, которые были мной прожиты, или забуду, что Господь руководитель, он стережёт меня на этой тропе.
В июне 1924 мне было шестнадцать лет, и я окончил школу в Шербруке, штат Квебек. Некоторые из моих друзей предложили, мы должны выпить пива. Я никогда не пил ни пива, ни другого алкоголя вообще. Я даже тогда не знал, почему у нас в доме всегда есть алкоголь (вынужден добавить, что ни один член моей семьи не увлекался спиртным). Но я боялся, что не буду нравиться своим друзьям, если не буду делать того, что делали они. Я знал из собственного опыта, то таинственное состояние людей, которое представляется, как уверенность в себе, но по-настоящему они чувствуют страх внутри. Я имел достаточно сильный комплекс неполноценности. Я верил, что имел нужду в таком качестве, которое мой отец называл (характером). Итак в один прекрасный летний день в старой хате в Шербруке, я не нашёл в себе мужества сказать нет.
Я стал активным алкоголиком, с того первого дня, когда алкоголь произвёл очень специфическое воздействие на меня. Я преобразился. Алкоголь вдруг сделал меня тем, кем я всегда хотел быть.
Алкоголь стал моим ежедневным компаньоном. Вначале я решил, что он мой друг, позднее он стал для меня тяжелым грузом, от которого я не мог избавится. Это привело меня к мысли, я должен быть более сильным, чем я был, и даже после многих лет, я могу стать трезвым за короткий срок. Я продолжал разговаривать с собой, так или иначе я должен буду освободиться от алкоголя. Я был уверен, я должен найти дорогу, остановится от выпивки. Я не хотел принимать то состояние, когда алкоголь становится важным фактором в моей жизни. Тем более, алкоголь давал мне что-то такое, что я не хотел потерять.
В 1934 году серия несчастий навалились на меня из-за выпивки. Я вынужден был возвратиться из Западной Канады, потому что банк, в котором я работал, перестал мне доверять. Инцидент увольнения, стоил мне всех пальцев на одной ноге и черепной травмы. Я месяцы пробыл в больнице. Моё непомерное питиё вызвало кровоизлияние мозга, от которого полностью была парализована одна сторона тела. Возможно, я сделал свой первый шаг в день, когда меня везли в скорой помощи в Западный госпиталь. Медицинская сестра из ночной смены спросила меня, «мистер Б., почему вы пьёте так много? У вас прекрасная жена, необыкновенно прекрасный мальчик. У вас не причин пить так много. Почему вы пьёте?» Первый раз я был честен, и сказал «Сестра я не знаю, я точно не знаю». Это было много лет до того, как я услышал про Сообщество АА.
Можете верить, я говорил себе, «Если воздействие алкоголя так трагично, я должен буду остановиться». Но я находил бесчисленное количество причин, по которым алкоголь совершенно не виноват в моих бедах. Я говорил себе это судьба, потому что все против меня, так сложились обстоятельства. Иногда я думал, что Бога нет. Я думал, - «Если любящий Бог существует, как они говорят, Он не должен вести меня таким путём, Бог не должен так действовать». Я чувствовал, что прощаю себя даже в эти дни.
Моя семья и сослуживцы были озабочены моим алкоголизмом, но я становился всё более самоуверенным. Я приобрёл в 1931 году Форд на наследство моей бабушки, и мы с женой отправились в путешествие на Мыс Трески (Cape Cod). По возвращению мы остановились у моего дяди в Нью Гемпшире. Этот дядя взял меня под своё крыло, когда моя мать умерла, он беспокоился обо мне. Сейчас он сказал мне, - «Дейв, если ты выдержишь без выпивки полный год, я дам тебе Форд родстер, который я только купил». Мне нравился этот автомобиль, так что я немедленно пообещал, что не буду пить целый год. Но это было обещано. Я начал пить опять, не доезжая канадской границы. Я был бессилен перед алкоголем. Я осознавал это, но не делал ничего, чтобы освободится от него, и даже отрицал этот факт.
В конце пасхальной недели 1944 года я оказался в тюремной камере в Монреале. К этому времени, я пил, чтобы уйти от реальности и ужасных мыслей, всякий раз, когда становился трезвым, я осознавал собственное положение. Я пил, чтобы избежать осмысления, кем я становлюсь. Работа, которую я имел в течение 20 лет и новый автомобиль были давно потеряны. Я лежал в психиатрической больнице три дня. Бог знал, я не хотел пить, но к моему глубокому отчаянию, я как обычно возвратился в дьявольскую карусель.
Я понял, как это может плачевно закончится. Я был полон ужаса. Я боялся говорить другим, что я чувствовал, чтобы они не подумали, я сумасшедший. Это было тяжёлое одиночество, полное ужаса и жалости к себе. А серьёзнее всего было то, что я был в глубокой депрессии.
Затем я вернулся к книге, которую мне подарила сестра Джин, о безнадёжных пьяницах, которые нашли дорогу - как остановится и не пить. Согласно этой книге, эти пьяницы смогли найти дорогу в жизни, подобную всем живущим: они встают утром, идут на работу, и возвращаются вечером домой. Эта книга была об Анонимных Алкоголиках.
Я решил начать общение с ними. У меня было много трудностей, пока я встретил АА в Нью-Йорке, тогда АА ещё не были так известны. В конце концов, я наткнулся на женщину, по имени Бобби, она сказала мне слова, которые я надеюсь не забуду никогда: «Я алкоголик. Мы выздоравливаем. Если ты хочешь, мы поможем тебе». Она рассказала мне о себе и добавила, что многие пьяницы использовали этот метод, чтобы остановится. Самым большим впечатлением от разговора был факт, что эти люди, находясь в пяти сотнях миль от меня, и заботятся о том, чтобы постараться мне помочь. Я чувствовал, что с ними я прощаю себя, пришёл к выводу, никто уже не заботится о том мёртв я или жив.
Я был очень удивлён, когда получил экземпляр Большой книги по почте на следующий день. И каждый день после этого, почти год я получал письмо или открытку про что-нибудь от Боби, Била или кого-то ещё из членов АА центрального офиса Нью-Йорка. В октябре 1944 Воби писала: «Ты говоришь очень искренно, мы решили основать Общество АА там, где ты сейчас живёшь. Ты должен найти желающих освободиться от алкоголизма. Мы думаем ты сейчас готов взять на себя эту ответственность». Она пришла к этому на основании почти четырёх сотен писем, которые я писал на протяжении множества недель. Вскоре я стал получать ответы обратно.
О моём новом подъёме, и обосновании моей проблемы, я рассказал своей жене Дори, «Ты можешь уволиться с работы сейчас, я возьму все заботы на себя. С этого дня и далее, ты будешь иметь достойное место в этой семье». Тем не менее, она меня знала лучше. Она сказала, - «Нет, Дейв, я останусь на работе год, пока ты будешь спасать своих пьяниц». Это оказалось правильным.
Когда я смотрю на это сейчас, то вижу, что делал кое-что неправильно, но тогда я думал, вместо меня ошибается кто-то другой. Я начинал получать маленькие навыки и опыт во всём. Я сейчас полон всем и осознаю собственное положение с благодарностью. Я всё более стал признателен людям из Нью-Йорка и Богу, они направляли меня, не смотря на трудности. (Вдобавок я понял, я стремился искать Высшую силу и рассказывал об этом.)
В то время в Квебеке я был совершенно один. Группа в Торонто действовала, хотя все остальные развалились, и существовал один член в Виндзоре, который посещал собрания в Детройте, пересекая реку. Это было всё АА, которое существовало в этой стране.
Однажды я получил письмо от мужчины из Галифакса, он писал: «Один из моих друзей пьёт, работает в Монреале, но сейчас он в Чикаго, где пьёт по чёрному. Когда он возвратиться в Монреаль, я надеюсь, вы поговорите с ним».
Я встретился с этим человеком в его доме. Его жена готовила обед, дочь была с ней. Мужчина был в вельветовом жакете и сидел развалясь в собственной гостиной. Я не часто встречал людей из высшего общества. Я сразу подумал, - «Зачем я сюда притащился? Этот человек не алкоголик!» Жак оказался практичным мужиком. Он начал обсуждать со мной психические проблемы, но концепция Высшей силы ему не приглянулась. Но из нашей встречи родилась группа АА в Квебеке.
Сообщество начало расти, особенно бурно, после публикации, которую мы сделали в Газете весной 1945. Я никогда не забуду день, когда Мери пришла посмотреть на меня, она оказалась первой женщиной, которая присоединилась к сообществу в Квебеке. Она было очень недоверчивая, сдержанная и закрытая. Она узнала про Сообщество из газеты.
Первый год все собрания проходили в моём доме. Пришло время, когда все уже не помещались. Жёны членов АА приходили со своими мужьями, мы не пускали их на наши закрытые собрания. Они ждали их в спальне или на кухне, пили кофе и лёгкие закуски. Я верю, они понимали то, что могло происходить с нами. Они были счастливы так же, как и мы.
Первые два франко говорящих канадца познали основы АА в моём доме. Все, сегодня существующие, франко говорящие собрания были рождены на наших первых собраниях.
В конце первого года моей трезвости моя жена согласилась бросить работу, после того, как я найду себе подходящую. Я думал, это будет легко. Всё что я мог делать, требовалось нанимателям, я мог бы содержать собственную семью в соответствующих условиях. Однако, я искал работу много месяцев. У нас не было достаточно денег, мне приходилось платить то за одно место то за другое, отвечать на запросы и организовывать собрания Я всё больше и больше падал духом. Однажды член АА сказал, «Дейв, почему тебе не пойти на самолетный завод? Я знаю парня, который может тебе помочь». Итак, я получил своё первое место работы. Это точно, Высшая сила присматривает за нами.
Одно из самых фундаментальных основ, которые я принял, это передавать свой опыт другим алкоголикам. Это означает, я должен думать больше о других, чем о себе. Наиболее важным фактором на практике, это соблюдение принципов во всех моих делах. По моему мнению, это всё есть в среде Анонимных алкоголиков и в программе.
Я никогда не забуду случай, когда я первый раз читал отрывок из Большой книги, которую мне прислала Бобби: «Отдай себя Господу, как ты его понимаешь. Признай собственные недостатки перед Ним и перед своими товарищами. Очистись от поступков прошлого. Признай открыто, что ты полагаешься и присоединяешься к нам». Это очень просто, но, однако сделать это не легко. Но это должно быть сделано.
Я знаю, Сообщество АА не даёт никаких гарантий, но я также знаю, что в будущем я не буду пить. Я хочу сохранить эту жизнь в мире, в духе и спокойствии и в этом я уверен. Сегодня я вновь имею дом, который потерял, имею женщину, которую покинул, когда она была молодой. У нас двое детей и они думают, что их отец достойный человек. У меня есть все эти прекрасные вещи и люди, которые значат для меня больше чем кто-либо другой в мире. Я буду хранить всё это, я не хочу пить, если я буду помнить одну простую вещ, моя рука должна быть всё время в руках Господа.

* * *

ДОКТОР ИСЦЕЛИЛ САМ СЕБЯ!

Книга «Alcoholics Anonymous», 4-е издание 2001год, стр.301 «Physician heal thyself» Перевод Валера, Краснодар, группа АА «Сиссития»

Психиатр и хирург, он потерял свой путь, пока не понял, что Господь, а не он - Великий Целитель

Джем врач, имеющий лицензию на лечение в западных штатах. Я тоже алкоголик. В двух случаях, я, может быть, немного отличаюсь от других алкоголиков. Первое; мы все слышали на собраниях АА о тех, кто хоть что-то потерял, о тех кто был в тюрьме, о тех кто был приговорён к тюремному заключению, о тех кто потерял свои семьи, о тех кто потерял свой доход. Я никогда ни терял ничего подобного. Я никогда не выходил из строя. Я сделал в моём пьющем прошлом году денег значительно больше, чем за всю свою жизнь. Моя жена никогда не намекала, что она может покинуть меня. Всё к чему я прикасался в начальной школе, было прекрасно. Я был президентом в школьном студенческом совете. Я был президентом каждый год, когда учился в университете, а в год выпуска я стал президентом студенческого совета. Я был премирован, как наиболее успешный мужчина. Тоже самое происходило в медицинской школе. Я принадлежал к множеству медицинских обществ, к почётным обществам, как человек за время моей 10летней и 20летенй деятельности.
Я стал нищим от успеха. Эта физическая подворотня в любом городе жалкая и несчастная. Эта подворотня от успеха, сама по себе печальна.
Второй причиной, по которой я возможно отличался от других алкоголиков были: большинство алкоголиков утверждают, они фактически не любят вкус алкоголя, а любят эффект его воздействия. Я любил алкоголь! Я получал удовольствие, когда перебирал в пальцах бокал, я мог его смаковать, и получал различный вкус. Я имел достаточно весёлых выпивок. Я радовался этому безмерно. Но затем в один из болезненных дней, день, который я не могу назвать точно, я шагнул на перекрёсток дорог, который алкоголики знают хорошо, с этого дня выпивки стали печальными. Когда несколько рюмок приводили меня в хорошее состояние, это было перед этим перекрёстком, после него тоже количество алкоголя приводило меня в никудышное состояние. Попытка выйти из этого состояния быстро привело к употреблению большего числа рюмок, а далее всё было потеряно. А алкоголь ненадёжный союзник благих целей.
Последний день, когда я пил. Я поднялся наверх, встретился с другом, который заимел близкие тревожные отношения с алкоголем, чья жена покидала его несколько раз. Он смог вернуться назад, более того, он был в этой программе. По собственной глупости я поднялся встретиться и поделиться с ним мыслью, которая появилась в моей затемнённой башке, что я должен разобраться с Анонимными алкоголиками с медицинской точки зрения. Глубоко в сердце я чувствовал, может быть, я могу получить некую помощь от него. Этот товарищ дал мне брошюру, я взял её домой и просил жену прочитать её мне. В ней оказались два утверждения, которые поразили меня. Одно гласило, «Не думай, что ты мученик, потому что бросил пить», это поразило меня прямо между глаз. Второе провозгласило следующее, «Не думай, что ты прекратил пить для кого-то ещё, кроме себя самого», и это поразило меня в самый глаз. После того как моя жена прочла это мне, я сказал ей, я же говорил много раз в отчаянии, «Я должен сделать хоть что-нибудь» Она, пребывая в хорошем расположении духа, сказала, «Меня это не беспокоит» вполне вероятно что-то может случиться». Затем мы продолжили подъём на наш холм, где у нас была площадка для барбекю, где мы разводили огонь, и всё время подъёма я думал про себя – «Я должен вернуться назад на собственную кухню к выпивке. И только после этого, пусть что-то происходит».
Конкретная мысль пришла ко мне, - Это последний раз! Но это происходило уже десятый раз за последнее время. Но когда эта мысль пришла ко мне, было такое впечатление, кто-то толкнул меня, и снял с моих плеч тяжёлую гробовую накидку, на этот раз это был последний случай.
Через пару дней, я позвонил моему другу в Невада Сити, он был преданным другом брата моей жены. Он ответил, «Эрли?», я сказал, «Да». Он сказал, - Я алкоголик, что могу поделать? И я дал ему несколько советов, о том что делать, таким образом, я сделал свой первый 12шаг, до того даже, как сам пришёл в программу. Удовлетворение, которое я получил, когда советовал ему, то немногое, что сумел прочитать в том памфлете, намного превосходило те чувства, которые я испытывал до, помогая другим больным.
Таким образом, я решил, что должен идти на моё первое собрание. Я рассуждал как психиатр. (Я принадлежал к Американскому Сообществу Психиатров, но я не практиковал, как психиатр. Я работал хирургом.)
Как кто-то в АА сказал мне, много лет назад, нет ничего хуже, чем недоделанный психиатр.
Я никогда не забуду первое собрание, которое я посетил. Присутствовали пять человек, включая меня. На одном конце стола сидел наш известный мясник, с одной стороны стола один из плотников нашего общества, на дальнем конце стола, сидел разносчик пекаря, а на ближнем сидел мой друг, который был механиком. Я представился, как вошёл в собрание проговорил о себе, «Здесь я Член Американского Сообщества Хирургов, Член Международной Коллегии Хирургов, дипломант самой престижной премий Соединённых штатов, член американского Сообщества Психиатров, но я пришёл к мяснику, пекарю и плотнику помочь сделать из себя человека».
Что-то ещё происходило со мной. Это было такое новое состояние, которое я прочувствовал из различных книг о Высших силах, и я положил Библию рядом с кроватью, и в свою машину. И это ещё не всё. Библия оказалась у меня в медицинском сейфе в госпитале. Положил библию в собственный стол. Большую книгу на ночной столик, а 12 на 12 в мой медицинский сейф в госпитале, я получал книги от Эммет Фокс, получал книги по богословию и продолжал читать все эти сочинения. Первое что я почувствовал и вам это известно, я ощутил подъём программой АА, я взлетал выше и выше, значительно выше, пока не оказался на розовых облаках, известных как Пинк Севен, вдруг я почувствовал себя несчастным опять. Тогда я подумал про себя, только с выпивкой я чувствовал себя так, как здесь.
Я пошёл к Кларку простому пекарю и сказал, «Кларк, что случилось со мной? Мне нехорошо. Я в этой программе три месяца, а чувствую себя отвратительно». А он сказал, - «Эрли, почему бы тебе не зайти ко мне, и не поговорить со мной минуту». Далее он налил мне чашку кофе и предложил кусочек торта, удобно усадил меня и сказал, - «Так ничего страшного не произошло с тобой. Ты был трезвым три месяца, упорно работал. То, что ты делал всё хорошо». Но далее он сказал, - «Позволь мне рассказать тебе кое-что. Мы с тобой здесь в этом сообществе, организации, которая помогает людям и эта организация известна, как Анонимные Алкоголики. Почему ты не присоединяешься к нам? Я сказал, - «А что ты думаешь, я делал?» «Тихо», сказал он, - «Ты был трезвым, но ты плыл где-то в облаках. Почему ты не шёл домой, не брал Большую книгу и не открывал её на странице 58, и не видел что там сказано?» Я так и делал. Я брал большую книгу и читал её и здесь вот что говориться: Редко мы встречали людей, строго следовавших по нашему пути, и потерпевших неудачу». Это слово «Строго», звонит колоколом. И далее он продолжил говорить: «Полумеры ничем не помогли нам. Мы стоим на поворотной точке». И последнее предложение было «Мы просили Его о попечении и защите с полным осознанием этого».
«С полным осознанием этого, в полном объёме»; «Полумеры не помогли нам совершенно»; «Неукоснительно следуйте нашим путём»; «Полностью отдавайте себя этой простой программе»: звенит в моей распухшей голове.
Годами раньше, я прибегал к помощи психоанализа. Я прожил пять с половиной лет, применяя психоанализ, и продолжал пить. Я не думаю, даже в малой степени, что законы психоанализа несовершенны. Это очень эффективный инструмент, не универсальный, но очень полезный. Я должен проделать его снова.
Я старался использовать любой способ, чтобы обрести кусочек разума, но это мне не удавалось, пока я не был поставлен алкоголем на колени, когда я был вынужден прийти в группу, где были мясник, пекарь, плотник и механик, которые были способны дать мне «Двенадцать шагов», те в которых я обрёл некоторое представление о половине Первого шага. Так после обретения первой половины Первого Шага, и очень осторожного принятия себя Анонимным Алкоголиком, что-то произошло. И далее я подумал про себя: Допустим алкоголик, это что-то значит! Но я представлял тоже самое, уже не раз.
Третий шаг гласит: «Приняли решение препоручить нашу волю и нашу жизнь на попечение Господа, как мы его понимаем». Сейчас они просили нас принять решение! Мы должны принять решение, отдать наши дела под попечение создания, которое мы не можем даже видеть! А это потрясает алкоголика. Он сам стал бессильным, неуправляемым, зажатым чем-то более могучем, чем он сам, но он должен вдобавок обратить собственное дело под кого-то ещё! Это наполняет алкоголика яростью. Мы великие люди. Мы можем управлять всем. А как получить собственное представление, Кто есть Бог? Кто этот парень, которому мы предлагаем управлять всем? Что может он сделать для нас, что мы не можем сделать сами для себя? Ну, я не знаю, кто Он такой, но я имею мой собственный образ.
Для себя, я имею абсолютное доказательство существования бога. Однажды я сидел в своём кабинете после того, как оперировал женщину. Это была продолжительная четырёх или пяти часовая операция, с большим количеством хирургических процедур, это случилось на девятый или десятый послеоперационный день. Она чувствовала себя прекрасно, она поднималась уже, и в этот день, её муж позвонил мне и сказал, «Доктор спасибо большое за лечение моей жены, и я поблагодарил его за тёплые слова, и он повесил трубку.
После этого я обхватил свою голову и сказал сам себе, Какую фантастическую вещ, сказал этот человек, что я вылечил его жену. Сейчас я здесь за столом в моём кабинете, она далеко, в госпитале. Меня нет совсем, если я и был, то единственное что я мог бы сделать, это оказать её моральную поддержку, а он ещё и поблагодарил меня за лечение жены. Я думал про себя – Что вылечило эту женщину? Да я наложил швы. Великий Создатель дал мне диагностический и хирургический таланты. Он это подарил мне, для того чтобы я жил в покое. Это не принадлежит мне. Он это дал мне в займы, а я делал свою работу, но это всё закончилось девять дней назад. Что срастило эти ткани, которые я сшил. Я этого не делал. Это мне доказательство существования Чего-то большего, чем я. Я не мог практиковать в медицине без Великого Доктора. Всё что я делаю, простой путь, в котором есть помощь Его в лечении моих пациентов.
Короче, после этого я начал работать по программе. Я понял, я не был хорошим отцом. Я не был хорошим мужем, но, я был хорошим кормильцем. Я никогда не отрывал от семьи ничего. Я давал им всё, кроме величайшей вещи на земле, - покоя разума. Так я пришёл к собственной жене, и спросил её, нет ли чего-то такого, что мы должны сделать вместе? Она отвлеклась от своей штопки и посмотрела мне прямо в глаза и сказала, - «Ты не понимаешь ничего в моих проблемах», я мог разобраться в них, но я сказал себе, «Надеюсь на ваше спокойствие»
Она вышла, а я присел, скрестил руки, посмотрел на потолок и сказал, «Помоги мне Господи» А затем глупая и простая мысль пришла ко мне. Я не знаю ничего: как быть отцом; я не знаю, как приходить домой, и работаю по выходным, как другие мужья; я не знаю, как мне обращаться с собственной семьёй. Я вспомнил каждый вечер после ужина, моя жена встаёт и удирает тарелки. Наверняка, я могу это делать. Тогда я пошёл к ней и сказал, имеется только одна вещ, которую я хочу в моей новой жизни, я не хочу любых похвал; я не хочу никаких обещаний, Я не хочу ничего от тебя и Джонни, что нарушит покой вашей жизни, кроме одной вещи, использовать каждую удобную возможность, сделать что-нибудь, что ты хочешь всегда, я буду рад даже начать выносить тарелки». Сейчас я убираю и мою тарелки каждый вечер!
Доктора предпринимают безуспешные попытки для помощи алкоголикам. Они тратят фантастическое количество времени и работают над нашими проблемами, но они не способны, это очевидно, остановить развитие, как вашего алкоголизма, так и моего.
Духовенство упорно старается помочь нам, но мы не откликаемся. Психиатрия имеет тысячи диванов и укладывает меня или вас, на них много, много раз, но они не могут очень основательно помочь нам, не смотря на то, что упорно стараются, а мы придерживаемся духовности, а доктор и психиатр имеют серьёзное образование, но они не могут помочь нам в нашем алкоголизме, несмотря на наличие всех этих институтов. Но Анонимные Алкоголики могут.
Что это за сила, которой АА обладает? Это целительная сила? Я не знаю что это. Я предполагаю, доктор может сказать, - «Это психосоматическая медицина», Я предполагаю, психиатр может сказать, «Это склонность к межличностным отношениям». Я предполагаю, другие могут сказать, «Это групповая психотерапия». Для меня это Господь!

* * *

Вне от реальной жизни.

Журнал «Grapevine» февраль 2007 год, стр. 39, статья «Living a Life out of reach»
перевод Валера Краснодар группа АА «Сиссития»

Когда я пришла в Анонимные Алкоголики в мае 2003, я была не только разбитый и убеждённый алкоголик, но также была очень больным кутёнком.
Моя выпивка в последнее увеселение, началась с «Big Blue» моего любимого напитка для очистки рта и мгновенно устремилось на спиртное. Я так замешала всё это, и через несколько недель у меня остановилось дыхание, это серьёзно отразилось на состоянии моего мозга. Я очутилась в реанимации.
На моём первом собрании АА, я была парализована и не могла ходить, в результате я разлила несколько чашек кофе за этот вечер. Я превратила это собрание в мою домашнюю группу, а женщина, которая меня туда привела, стала моим спонсором.
Эта домашняя группа влюбила меня в трезвость, влюбила и приняла меня. С Божьей помощью, они сохранили мне жизнь.
Я была полным банкротом по всем направлениям. Физически я пользовалась костылями и не могла долго ходить. Эмоционально, моя зависимость сделала меня одинокой и оставила один на один с бутылками. Духовно, я болталась в море небытия. Финансово, я заложила всё, продала автомобиль и ела, пользуясь только законной благотворительностью. Юридически, только это спасало меня от ареста.
Люди из моей домашней группы ежедневно привозили меня на собрание и заботились. Они предлагали мне оставаться у них дома, кормили меня и возили меня на медицинские процедуры. Они молились со мной, и молились за моё здоровье. На каждой прогулке какой-нибудь член АА был со мной.
По прошествии двух с половиной лет, я вновь научилась ходить, глотать, говорить более внятно, проговаривая временами духовную молитву и прочее, благодаря лечению.
Моя АА семья охотно помогали и сопровождали меня на трудные процедуры и делились собственным опытом, надеждами, силой, уверенностью и верой в Господа.
Я ненавидела себя, когда пришла в АА, и не могла принять круг моих бесконечных проблем. Но моя АА семья любили меня и они научили верить и любить себя саму, Высшую силу, принципы АА, так что я хочу жить каждый день своей собственной жизнью, всего на всего один день.
С тех пор как я обрела трезвость, я оставила костыли и перешла на трость, и постоянно ходила тренируясь. Доктор вновь дал мне разрешение на управление автомобилем, и я вновь вернула свою лицензию на управление авто. Я была безработной, безработной на протяжении пятнадцати лет, в настоящее время у меня есть работа не полный рабочий день. Это у меня!
Одна и та же мысль, которая вновь и вновь возникала в моей голове, «Делай каждое последующее дело правильно» и я делала это. Я постоянно работала по шагам, работала с моим спонсором и делилась с другими алкоголиками самым лучшим, на что была способна.
Сейчас я состоялась. Я в группе АА, продуктивный член общества, и член гуманного сообщества. У меня есть жизнь, которая всегда была далека от реальности.
Физическое и духовное ожило и продолжает жить.

Паола К. Оклахома.

* * *

Двенадцать шагов в трезвость.

У меня знаменательная дата - исполнилось девять лет, как я из обычного алкоголика превратился в анонимного и живу теперь в трезвости, по программе «Двенадцать шагов». Как я дошел до жизни такой? Ничего необычного в судьбе спивающегося человека нет. В молодости, работа и учёба в школе рабочей молодёжи, питие «по праздникам» и без повода - для настроения. Дальше больше, поступление в институт не явилось освобождающим фактором - там тоже нашлись поклонники «зелёного змия» и опьянение продолжалось. Встреча с суженой ненадолго приостановила процесс отравления алкоголем, но к моменту рождения второго ребёнка всё вернулось «на круги своя» - мою жену из роддома забирал мой друг, а я в это время праздновал рождение наследницы. К восьмидесятому году я уже пил тайком всё, что опьяняло - одеколон, духи, лосьон, денатурат и прочие суррогаты, от которых уже начались проблемы с памятью и работой. В конце концов, место работы стало передышкой между запоями, настоящие друзья (непьющие) стали врагами, а семья превратилась в монстра, каждая ипостась, которого только и мечтала отравить моё независимое существование, требуя от меня исполнения каких-то отцовских и супружеских обязанностей. Жизнь моя потеряла человеческий смысл и начала представлять собой череду запоев, которые очень редко прерывались трезвыми днями, но лучше бы их не было вовсе. Гипнозы, кодировки, капельницы, торпеды и эсперали следовали друг за другом, иногда, возвращая меня в действительность, но она меня не привлекала, а наоборот отпугивала своей враждебностью и непониманием. Я больной человек, именно больной, вынужден был стыдиться своей болезни только потому, что в нашей стране её за болезнь не считали. В представлении здоровых, это была распущенность и отсутствие желания пить нормально - как все.
Мой алкогольный стаж около двадцати лет - и я могу с полной ответственностью заявить, что необходимым условием успешного излечения, является осознание самим алкоголиком того, что он серьёзно болен и желает освободиться от роковой зависимости. Без выполнения этого условия не может быть и речи об успешном исцелении у любого врача, в наилучшей клинике даже в самой цивилизованной стране. Это как покаяние перед Богом и просьба о прощении у всех кому я причинил боль, если оно искренно, то есть надежда на отпущение грехов, а нет то предстоит вновь и вновь падать и вставать на колени, пока Господь не внемлет раскаянию и не укажет путь исцеления. Примером, может быть сказание о крестьянине Ефремовского уезда Тульской губернии, который был одержим страстью пьянства и пропивал всё, что имел, и вскоре стал нищенствовать. От непомерного пьянства у него отнялись ноги, но он продолжал пить. Но Господь сжалился над грешником и однажды во сне ему явился старец и приказал идти в город Серпухов в Монастырь Владычицы Богородицы, где находится икона Божией Матери «Неупиваемая Чаша», и отслужить перед ней молебен. Без денег, не владея ногами, крестьянин не рискнул отправиться в путь. Но святой старец явился ему во второй, а потом и в третий раз и грозно приказал исполнить повеление. На четвереньках отправился крестьянин в монастырь. В одном селении он остановился отдохнуть. Чтобы облегчить боль хозяйка растёрла ему ноги и уложила на печь. На следующий день ему стало легче, опираясь сначала на две, а потом на одну палку, он дошёл до Серпухова. Крестьянин получил, после покаяния и молебна иконе «Неупиваемая чаша» освобождение от алкогольной зависимости, и этому можно только радоваться, но каких усилий стоит промыслительное исцеление. Если говорить о собственном горьком опыте, то осознание, что я болен алкоголизмом, пришло мне в 1981-82 годах, а трезвость наступила 26 ноября 1992 года после очередного курса излечения у квалифицированного врача-нарколога, с последующим плавным переходом в жизнь по программе анонимных алкоголиков «12 шагов 12 традиций». Это, наверное, и есть мой путь в город Серпухов за покаянием и трезвостью. Врач, он только ставит на ноги, а учиться жить трезвым, приходится самому, в окружении всё тех же соблазнов и искушений, что и ранее. Для того чтобы процесс возвращения в трезвость был менее мучительным наши товарищи по несчастью, своим горьким опытом, и нащупали эти шаги, которые помогли им оставаться трезвыми, когда врачи лечить их уже отказывались. А было это 65 лет назад. Всем известно, что алкогольная зависимость сопровождается духовным обнищанием, оскудением культурных интересов - где-то в прошлом остались: книги, театры, поэзия, любовь, музыка и прочие духовные ценности. Культурные интересы, если они были, надо возрождать, а не было, надо воспитывать заново. Возраст, как правило, за сорок и масса свободного времени с думами, угрызениями совести, негативными воспоминаниями, кошмарными снами и т. д. и т. п. Вот тут и необходима поддержка, но кто поймёт алкоголика? Врач? Но у него своя жизнь и он, если квалифицированный, то занят своей работой и своими проблемами. Жена? Она измотана, и сама нуждается в моральной поддержке. Мать? Чаще всего она уже в годах, её мысли в прошлом, её мечты о сыне или дочери не сбылись, она уже разуверилась во всём. Несчастья и беды сломили её, и ей не до разговоров о спасении алкогольной души. Отец? Но, как правило, он сам в парах алкоголя, не ведает, что творит.
Так куда бедному алкоголику податься? Как ни странно именно к своему брату - анонимному алкоголику, который твёрдо решил трезветь, и в ЦЕРКОВЬ к священнику с полным искренним покаянием о своей грешной, пьяной жизни. Мне повезло, восемь лет назад, я, в скитаниях, попал в ростовский клуб «АА» «Воскресение» и как заново народился. Вот они - мои единомышленники, которые понимают меня с полуслова, они пережили и передумали то же что и я, может при других обстоятельствах, но сие неважно. Мы сидим и разговариваем о своих чувствах в непринуждённой обстановке, даём советы, согреваем друг другу души и обновляемся, освобождаясь от своих условных рефлексов, комплексов, блоков и стереотипов. Мы каемся.
В нашем городе есть клуб «АА», и для меня вопрос трезвости это общение и работа в нём, и общение с БОГОМ в нашей Православной церкви.. Чтобы всем было понятно, что же такое 12 шагов в трезвость, я постараюсь объяснить, как я это понимаю на восьмом году выздоровления от алкоголя.
1. «Я признал своё полное бессилие перед алкоголем, признал, что полностью потерял контроль над собой». Шаг парадоксальный при нашей настроенности на борьбу. Мы всегда за что-то боролись и продолжаем бороться: за урожай, чистоту рядов, полей, улиц, помещений, производительность, моральный облик. А здесь смирение и бессилие, как в заповеди блаженства - Блаженны кроткие, яко тии наследят землю. Единственный, самостоятельный шаг, который я делаю осмысленно, и он меня наполняет созидательной силой. Вся река алкоголя течёт, а я на берегу, я не умею плавать в этой реке. Я утону, есть ли смысл снова и снова входить в реку, захлёбываться, звать спасателей - может лучше отойти подальше на сушу и не думать о вине и водке, как о манне небесной. Не накачивать себя - я сильнее, не думать ущемлённо - я неполноценный, а поблагодарить Бога за то, что у меня это единственный недуг, и уверяю вас, с ним можно жить счастливо. В этом моя уникальность, не ущербность, а именно даровитость, которая мне дана, чтобы реализоваться в трезвости. Каждый человек уникален и неповторим, в непохожести наша сила, а не в мучениях, что не могу пить как сосед. Во всей системе трезвости «АА» - первый шаг самый главный и самый трудный для понятия и приятия всей душой и всем существом своим, но именно с него начинается трезвость. Осмысление и приятие бессилия перед алкоголем - вот начало трезвости.
2. «Пришёл к убеждению, что только Сила, более могущественная, чем я может вернуть мне здравомыслие». Представьте момент опасности, когда мы невольно говорим. «Господи помилуй», но Господь существует в нас, раз мы его зовём и просим. Неужели алкоголь не опасность? Это такой ужастик, что помощь Божественной силы мы должны принимать как откровение. Остаётся только позвать Господа нашего Иисуса Христа и отправиться в ближайший Православный храм и там, оформить (принять крещение) свои отношения с Богом. Выбирая себе духовника, мы находим себе дополнительную опору в мирской суете, полностью осознаем, какая сила может вернуть трезвое здравомыслие и полагаемся на неё.
3. «Я принял решение препоручить свою жизнь и свою волю Богу, как я его понимаю». Именно, как я его понимаю и принимаю сам». "АА" это не религиозная секта или конфессия. Хотя наше поклонение Бахусу роднит нас с язычниками. Но если порыться в остатках истинной души, то можно найти в себе веру, именно этот момент истины и будет служить отправной точкой препоручения себя Богу. А Богом я выбрал себе Господа нашего Иисуса Христа и все надежды мои на исцеление и все интимные наши молитвы я теперь направляю Ему. Интернациональная молитва Анонимного Алкоголика «Господи! дай мне разум и душевный покой принять то, что я не в силах изменить, мужество изменить то, что могу, и мудрость всегда отличать одно от другого" «АМИНЬ» носит характер прямого моего обращения к Иисусу и приносит мне облегчение и равновесие.
4. «Глубоко и бесстрашно я оценил себя и свою жизнь с нравственной точки зрения». Этот шаг глубоко интимный. Каждый человек имеет собственное представление о духовных и нравственных ценностях. В процессе поглощения спиртного, планка нравственности падала, а вот степень этого падения и необходимо, оценить, но не загонять себя в депрессию непоправимости и безвозвратности, а именно с точки зрения, что свет в конце тоннеля есть, а это Христос Бог мой - к нему устремить свои трезвые стези. Четвертый шаг - начало той линии поведения, которая продлится всю оставшуюся жизнь.
5. «Признаю перед Богом, собой и каким-нибудь другим человеком истинную природу своих заблуждений». Шаг покаяния. Соединили себя и Бога в единое целое, покаялись в собственных грехах, сдобренных алкоголем, и тут общение в клубе "АА" необходимо, ибо только там можно найти человека, перед которым и вместе с которым проще вытаскивать на свет Божий свои заблуждения и грехи. Разложить их по полочкам причинно-следственных связей и ощутить поддержку опытных трезвеющих алкоголиков, прошедших школу "АА". А далее, необходимо отправиться в церковь и на Духу покаяться, чтобы священник засвидетельствовал покаяние перед Господом и причастил меня Святых Христовых тайн.
6. «Полностью подготовил себя к тому, чтобы Бог избавил меня от всех моих собственных недостатков». Это шаг духовного развития. Шаг заполнения свободного времени, которое обрушивается на вас неожиданной лавиной, и нет от него спасения т.к. запои ушли, а свободного времени в алкогольном дурмане не существовало. Пустота заявляет о себе ежечасно и ежедневно. В этот момент необходимо вобрать Бога в собственную душу, такого Бога, которому я буду молиться всю жизнь, познавать себя и совершенствовать с тем, чтобы дойти до своего «Серпухова» и только Иисус Христос может вернуть мне здравомыслие.
7. «Смиренно прошу Бога исправить мои изъяны и недостатки». Шаг с виду довольно простой, мы заполнены эгоизмом, себялюбием, тщеславием, гордыней и т.д., если мы спокойно поразмышляем о наших недостатках, да еще вслух, на собрании "АА", то их будет большой тяжелый мешок, который нам самим таскать - не перетаскать. А вот Господь наш Иисус Христос поможет нам облегчить его. Седьмой шаг это новое отношение к жизни, обретение нового ее качества, как бы православный взгляд на окружающий наш мир.
8. «Составил список всех тех людей, кому я причинил зло и преисполнился желанием загладить свою вину перед ними». Несть им числа, этим людям, которым я принес огорчения и наступил на их свободу и достоинство: жена, дети, мать, сестра, брат, друг. Длинный список собственных грехов, личностный список осознания их природы и движущего импульса помогает прочувствовать бездну греховности и неестественности алкоголя в здоровой жизни. Каждое имя - очищение, осмысление каждого прегрешения - ступень к солнцу оздоровления. Дай нам Бог вспомнить всех, кому навредили.
9. «Лично возместил, принесенный этим людям ущерб, где только возможно, кроме тех случаев, когда это может навредить им или кому-нибудь другому». Шаг очень серьезный т.к. требует вдумчивости и такта. Ибо, например, признания в собственных плотских грехах могут быть неприятны, как второй, так и третьей стороне. А посему, стоит ли оголяться так вдохновенно? Долги денежные желательно возвратить, битую посуду подарить, поломанную мебель заменить или отремонтировать. Душевные травмы вылечит только время. Моё собственное покаяние перед обиженными поможёт им обрести равновесие прощения, а мне силу. Шаг девятый тонкий и чуткий и помощь в этом деле единомышленников по "АА" необходима, так как только они дадут практический совет по любому интимному обстоятельству моей греховной жизни, а молитва Иисусу даст силы и мудрость не навредить.
10. «Продолжил самоанализ и, когда допускал ошибки, сразу признавал их». Это шаг зрелости анонимного алкоголика - самоанализ становится жизненной необходимостью и потребностью. Мы не можем сказать, что достигли совершенства и освободились от алкогольной зависимости ни через пять, ни через двадцать лет жизни по программе "АА". Соленый огурец не может стать свеженьким, так и алкоголик не может научиться пить, контролируя себя, но жить трезвым научиться, может каждый, если будет искренним перед собой и БОГОМ. Прощение получает молящийся и кающийся.
11. «Стремился путем молитвы и размышлений углубить соприкосновение с Богом, как я понимаю Его, молясь лишь о знании Его воли, которую мне надлежит исполнить, и о даровании силы для этого». Этот шаг сугубо индивидуален, его востребованность говорит о большом сроке трезвости алкоголика. Мне самому еще не приходилось чувствовать себя в 11 шаге, но говорят, что это молитвы, аутогенные тренинги, просветительская духовная работа. Обращаясь в клуб "АА", вы сами обретете смысл одиннадцатого шага, и Бог вам в помощь.
12. «Достигнув духовного пробуждения, к которому привели эти шаги, мы стараемся донести смысл этих идей до других алкоголиков, и применяем эти принципы во всех наших делах». Полностью осознавая ценность обретенной трезвости, мы делимся радостью исцеления со всеми недужными. Даром получили, даром отдавайте - этот завет Иисуса Христа вполне созвучен с 12 шагом, но это шаг зрелой трезвости, а до неё путь неблизкий. Обретая полное осознание трезвости, анонимный алкоголик сам определяет границы собственной анонимности и работает над распространением принципов "АА" среди больных. Духовный рост - основа 12 шага, а он беспределен, так что радость, которая ждет выздоравливающего алкоголика, безмерна и бесценна, перевести ее на язык цифр или других измерений невозможно, это надо обрести, пережить, перечувствовать, а формы реализации придут сами. Помоги нам всем Господь!

Справки по Краснодарской группе «АА» «СИССИТИЯ» можно получить по телефону 37-40-10 спросить Валеру. Собрания группы «АА» происходят каждую пятницу в 18-00 ул. КИМ 176, Библейский Центр духовной культуры.

В. МИХАЙЛОВ

* * *

Проведение инвентаризации.

Журнал «Grapevine», ноябрь 1998г, стр. 22, статья «Taking inventory» перевод Валера Краснодар, группа Сиссития 20.12.08.

«Это довольно трудное задание, которое мы можем взвалить на себя в эту ночь», сказал председатель закрытого вечернего собрания АА.
«Это так называемая (Инвентаризация). Это конечно Четвёртый шаг, который говорит о внимательном, бесстрашном, моральном исследовании самих себя», продолжил председатель собрания.
«Производим это с ударением именно на (самих себя). Это намного трудней, чем проделать инвентаризацию другого человека, а некоторые члены АА делают это не тщательно. Я заставлю себя сделать это, если буду уверен, что это останется втайне. Но моральное исследование должно быть только нашей собственностью. Сид ты смотришь так, словно тебя разрывает важная мысль. Можешь начать с неё?»
«Относясь с уважением к тщательному и бесстрашному моральному исследованию, я сомневаюсь в способности сделать это. Большинство из нас не такие уж храбрые», сказал Сид и все 240 фунтов его веса.
«Когда мы впервые пришли на группу, мы уже сделали маленькую инвентаризацию. Может быть, инвентаризация очень маленькая. Возможно, это только признание факта, что порой, мы могли выпить достаточно много, ничего в этом серьёзного не признавая, и не осознавая в этом никакой проблемы».
«На протяжении нескольких недель, мы могли трястись отдельно от всех, и кто тогда хотел думать об этой инвентаризации вообще? Когда мы стали просыхать и вернулись в покой, мы прикасались к инвентаризации, но не совсем, а так на полдня. Это более похоже на сдирание обоев со стены в старом доме. Мы срываем один слой, а под ним лежит ещё один, и хуже предыдущего».
«Возможно думаем, мы были алкоголиками только пару лет. Далее после того, как мы были сухими несколько месяцев, мы вспомнили об случае в Денвере. Это было в 1941! Только несколько лет? Позже мы смогли припомнить случай в Пиориа 1937 и в Сан Луисе 1928! Для меня это, как отслаивание обоев со стены».
«Постарайся быть кратким, Сид. А то я смотрю, Сара тянет руку».
«Другой путь посмотреть на это с точки зрения собственного анализа. Мы можем лежать на психиатрической кушетке три часа в неделю, около двух лет, проникать слой за слоем в наше подсознание. Но всё это время мы воюем с психиатром или самим собой. А по настоящему, мы убегаем от истины».
«Мы получаем более полезные и менее болезненные результаты, внимая этому собранию. Слушая споры, игры разума против разума, мы можем сделать что-то и для себя, что мы не в состоянии сделать в кабинете доктора», добавила Сара.
«Эта провокационная мысль, Сара. Мне должно нравится очищаться, кроме того, это не только наше собственное нравственное исследование, которое имеет цель открыть, почему мы пьём. Мы оставляем этот вопрос учёным. Нам интересен процесс, как обрести трезвость, и как остаться трезвым».
«Одна из причин, почему мы делаем инвентаризацию, правильно организованная жизнь способствует укреплению трезвости. Достижение правильно организованной жизни, требует анализа самих себя, так чтобы знать что сбросить, как кожу прочь, а что поддержать. Так ведь Джон?»
«Я не думаю, что инвентаризация одноразовая акция, или это двадцатикратное действо, связанное только с прошлым. Мы проводим всякие домашние уборки, конечно, с уважительным отношением к прошлому, но Десятый шаг говорит о продолжении персональной моральной инвентаризации. Я думаю это так, и это продолжительное действо».
«Правильно! И эти предложения решают часть других проблем, совсем в других случаях», сказал председатель.
«Без знания этого наши нормы могут меняться – причём очень сильно. То, что было достаточно хорошим в прошлом году, уже не хватает. Это может явиться основой разочарования и отрицательного воздействия. Человек может быть несчастным, может чувствовать, что он поступает не правильно. Он забыл, что он делает всё правильно по нормам прошлого года, но что-то новое необходимо добавить. Генри мы не могли бы послушать тебя. Естественно у тебя должны быть размышления по этому предмету».
«Мы не можем не сказать что-нибудь ещё «о природе наших ошибочных представлений в Пятом шаге; о «дефектах характера» представленных в Шестом шаге; или о «недостатках» представленных в Седьмом шаге. Будем реалистами, в некоторых случаях это могут быть мягкие состояния, которые могут перерастать в довольно неприятные или насильственные действия. Это выглядит для меня как преуменьшение осуждения обмана начальника или жены, представляя это простым дефектом характера или его отсутствием».
«Что мы стараемся делать эффективно в АА, очиститься от заблуждений прошлого – делая улучшения, где это возможно – и вступая на новый путь управления жизнью и принятия её, понемногу обновляя методы управления».
«Очень хорошо, Генри. Это тоже принимается, об этих персональных изменениях мы слышали много вокруг АА. Продолжительная инвентаризация может помочь нам в наших стремлениях изменить самого себя, из того что мы есть в добрейшую из персон, которой мы реально хотим стать.
«Давайте закроем собрание по обычному правилу, нет возражений?

* * *

Как я освободился от курения!

Как только стал подходить к концу первый год трезвости, я стал задумываться о том, как бы мне освободиться и от курения. Все мои попытки оказывались неудачными, утомительными, мучительными и кратковременными. Освободиться о никотиновой зависимости стало моей навязчивой идеей, но на самом деле происходило обратное, процесс курения всё больше и больше захватывал меня. Количество выкуриваемых сигарет росло, качество табака в употребляемых сигаретах падало, а результата не было. Переход на «Приму» и «Беломор» не давали ни чувства насыщения никотином, ни удовлетворения от курения, ни удовольствия. Приходило состояние беспокойства и никчемной суеты. Мне стало казаться, чем больше я курю сигарет низкого качества, тем сильнее меня насыщает, «амбре», курильщика. Меня преследовало ощущение, я весь, как бы пропитан «приятным ароматом» перегоревшего табака, он не только во рту, он везде. Вонь заполняет всё моё существо и находится во мне постоянно, насыщая и заполняя всё пространство вокруг меня. Я сам себе казался окурком, или пепельницей наполненной бечиками, от которых разит перепрелым, потушенным табаком. Но если крепкие сигареты, или Беломор в частности, и давали ощущение, - я уже накурился до одури, то через некоторое время мне становилось плохо физически. У меня болела грудь при вдохе, порой тошнило, но это всё происходило от отравления большим количеством никотина. Табак часто был не качественный, наполненный различными примесями. В Беломор шла всякая гадость, только похожая на табак. Но стоило отравлению или насыщению рассосаться, сразу же, появлялось желание закурить.
Можно отметить самую плодотворную попытку отвязаться от курения, когда я носил с собой деревянную палочку размером с сигарету, и как только возникало желание курить, то сразу же втыкал её в рот. Три раза в день пил настой из трав, который вызывает неприятие курения и никотина. На ночь клал возле себя мешочек с ароматными травами, повторял офермацию, «я желаю освободиться от курения навсегда», такая была медитация. Через некоторое время, в присутствии курящих, у меня начинала болеть голова, и я стал радоваться. Мне казалось, я подавил в себе желание курить, но это оказалось иллюзией. Стоило только затянуться самому, то возврат в состояние действующего курильщика происходил мгновенно, и остановится на какой-то сигарете, было уже не возможно.
Процесс освобождения от алкогольной, а потом и от никотиновой зависимости, происходил в условиях возникновения повышенного интереса к религии. Причём это были различные, как официальные, так и неформальные группы проповедующие всё что угодно. Боги возникали и растворялись в сознании, как грибы после дождя. Как тут недавно показала статистика, население Индии приближается к миллиарду и на этот миллиард приходится почти полтора миллиона продвинутых святых, за которыми стоит какое–либо божество. Так что если во всё это вникать, и выбирать Бога то жизни не хватит. У меня уже была Высшая сила, но наполнить её конкретным Богом, всё-таки хотелось. В жизнь вошло православие, оно во мне сидело с детства. Бабушка меня крестила, она же водила с собой в церковь, хотя дед был большевиком. После войны было некоторое послабление к религиозным чувствам, и партийная власть ослабила своё давление на верующих. Припомнилась Пасха, самый светлый праздник моего детства, (не считая Нового года) в котором соединились весна, солнце, куличи, крашеные яички и просто гостинцы под восклицание Христос Воскреси! С радостным ответом Воистину Воскреси! Мне казалось, и я был в этом уверен, для полного погружения в Православную веру необходимо ходить в церковь, исповедываться и поститься. А для трезвости врубаться в программу 12+12, ходить на собрания АА, читать литературу АА и отдать собственную жизнь в распоряжение Высшей силы.
Всё шло своим чередом - трезвость пришла и своим радостным состоянием заполнила всё с моё существо, но горький осадок оттого, что никотин и курение часть моей жизни раздражал, вызывал состояние неполноценности и неудовлетворения. Если продолжить про веру в Иисуса Христа, то с посещением церкви и исповедью всё было в порядке, но вот с постами, и большими и маленькими, жёсткими и не очень – всё обстояло неудовлетворительно. На третий-четвёртый день любого поста, состояние раздражения, неудовольствия, превращалось в пытку. В первую очередь, для моих близких, потому что они были виноваты, сами не знали в чём и не подозревали, что виноваты. Состояние просветления, которое должно было охватить меня уже на второй или третий день поста согласно библии и другим религиозным канонам не наступало. Мой пост был не в радость, он был в тягость не только мне, но и самым дорогим людям. Раздражение, озлобление, вспыльчивость, нетерпение, а порой, и ненависть обострялись и не давали мне гармонично общаться с родными людьми. Приходилось прекращать это форменное издевательство, как над собой, так и над всеми окружающими. Но пост, соединённый с повышенным курением, это очень серьёзное испытание. От курения отказаться не было сил. Всё это продолжалось года четыре.
Если вдуматься в библейский сюжет, то там пост принят, как ритуал утверждения веры во мне. После крещения Иоанном самого Иисуса, Христос удаляется в пустыню на сорок дней и питается там, что посылает ему Бог отец. Но поститься, возле холодильника с едой, который всё время открывается - это испытание серьёзное. Я не хочу сказать, что мне в пустыне было бы легче, нет. По моей алкогольной привязанности, я бы и там водку искал, но это был бы другой процесс. Он связан с трудностями добывания пропитания, воды, спиртного и прочих необходимых для жизни вещей. В конечном итоге, в той же библии я вычитал - Господь посылает нам испытания по силам, и я сам должен выбирать себе испытания по силам, чтобы моё самочувствие не отражалось на моём душевном состоянии, и не приносило вреда близким мне людям. Пост это не игрушка и не развлечение, это испытание воздержанием от любимой пищи, во всяком случае, для меня. Не даром же, существует такой период, как Масленица, это подготовка к посту. Я не знаю, каким образом, но в один из дней «Масленицы» 97 года, мне Высшая сила подаёт мысль, а не сделать ли мне пост, как отказ от курения? Со временем это желание укрепилось настолько, что последние дни Масленицы я только и думал о том, как бы это было хорошо - не курить на протяжении всего Великого поста - 49 дней, семь недель. Во время «Масленицы» было время проанализировать, что же лично для меня означает процесс курения? Я уже был в программе отрезвления 12+12, въехал в некоторые шаги, слегка понимал, что отрезвление это повседневный процесс, особенно в самом начале трезвости. Оставалось понять, отчего же я откажусь, если вдруг с понедельника перестану курить. И решил определить для себя положительные и отрицательные факторы курения. Больше всего меня интересовали отрицательные, а их оказалось очень много:
1. Количество выкуренных сигарет достигало порой 60 штук в день.
2. Различные по крепости, и названиям они приносили вред уже тем, что были разного состава. Каждый, кто курит знает, нельзя просто переменить сорт курева, это не пройдёт незаметно.
3. Утром, как только просыпался, выкуривал пять сигарет подряд, на голодный желудок, отчего внутри появлялась какая-то ноющая пустота, которая позволяла некоторое время не курить.
4. Удовольствия от самого процесса курения не получал, это было автоматическое действие, которое стало привычным, необходимым и монотонным.
5. Если случался перерыв в курении, первая затяжка после перерыва была опьяняющей и приятной, но потом на второй сигарете всё возвращалось на круги своя. Курил как можно больше и выбрасывал окурок, как можно короче.
6. Явно ощущал, уничтожаю сигареты по привычке, не могу без них и что-то в себе постоянно глушу, именно никотином.
7. Понял и принял - сигареты фактически заменили мне алкоголь, и чем их было больше, тем яснее становилось, я сам этого хочу и делаю всё для того чтобы сигарета была каким-то депресантом или глушителем моего желания выпить.
8. Начал курить по ночам, 2-3 сигареты ночью становились нормой.
9. Обратил внимание, само желание курить провоцировало усталость. Не устал и покурил, а наоборот курить хочу, поэтому устал.
10. Запах курящего человека шёл от меня на три метра, зубы были чёрными.
11. Появились боли в груди при вдохе, ноющие с перехватом дыхания.
12. Кашель становился назойливым, продолжительным и глубоким.
13. Мокрота потемнела и стала часто отхаркиваться.
14. Общее состояние было вялым, сонливым, медлительным, только после выкуренной сигареты и во время самого курения я взбадривался.
15. Когда долго не курил, то злился и раздражался.
16. Материальные затраты на курево тоже были не маленькие, но это каждый может посчитать индивидуально и даже за год набежит приличная сумма, которую можно употребить в другом направлении.
На этом решил остановиться, потому что понял, все эти факторы уже говорят, зависимость от сигареты зашла далеко и вылечиться от неё не так-то просто. Положительные факторы не рассматриваю, потому что хочу говорить о том, что меня привело к мысли, и к отказу от никотина. Думаю что удовольствия, каждый из нас осознаёт сам и уговорить себя курить сможет и без моей помощи.
Затрону ещё одну сторону эмоциональной жизни. Это женщины. В процессе отрезвления, женщины в моей жизни стали играть очень важную роль. Мне захотелось нравиться, любой женщине, которая нравилась мне. Мне было приятно, что я не отпугиваю их. Если взять алкогольную зависимость то в процессе запоя, женщины меня совершенно не интересовали, но когда запой затягивался, то возникало беспокойство, а вдруг они меня вообще перестали интересовать. Не стал ли я импотентом? Это в какой-то мере заставляло останавливаться, но по мере углубления болезни эти беспокойства меня посещали всё реже и реже. Когда трезвость вошла в мою жизнь - женщины стали нравится уже в трезвом рассудке, возникла следующая трудность. За время систематического пития, я потерял навык, общения с женщинами на трезвую голову. Те мои отношения, которые возникали во время пития, были специфическими, внезапными и скоротечными. Имели только алкогольный характер в развитии. Можно сказать этическая и моральная составляющие общения с женским полом были утеряны. Даже с женой отношения в трезвом состоянии не улучшились, не скажу, что они ухудшились, нет, но они не улучшились. Я заметил, что собственное беспокойство и неумение общаться на трезвую голову с женским полом меня сковывают и не дают свободы. А количество сигарет от этих недоразумений катастрофически увеличивается. На лицо был процесс перескакивания с одной зависимости на другую. Когда я это определил, то моё беспокойство усилилось, хотя само курение не считается пороком и особенно никому не вредит. Мы сами, каждый для себя определяем уровень вреда от курения. Но так как процесс осмысления закончился, необходимо было приступать к действиям.
Первый шаг он и есть первый шаг, да и последующие второй и третий - они совершенно одинаковы, как в алкоголизме, так и в курении. Я их провозгласил и после Прощёного Воскресенья, проснулся в тревоге, смогу ли выдержать без сигареты хотя бы один день!? Отправился в церковь! Церковь, в первый день великого поста, поражает скорбью, черным цветом и постоянным чтением молитв. В помещении сплошные сумерки, служители в чёрных одеждах - всё говорит - пост это не простое испытание для верующего. Посещение церкви мне помогло. Я ходил туда первую неделю каждый день. Я не участвовал в церковных мероприятиях, я осознавал мой пост не сродни тому, который провозглашают церковники.
У меня была единственная цель, вытерпеть и выстоять первую неделю от искушения закурить, при полном собственном бессилии, при помощи Высшей силы, которая присутствует в православной церкви. Прослушал и прочитал сам, Великий Покаянный Канон Андрея Критского. Естественно, с первого раза я его не понял, но что-то в меня всё-таки вошло:

Душе моя, душе моя, восстании,
что спиши? Конец приближается,
и имаши смутитися; воспряни убо,
да пощадит тя Христос Бог,
везде сый и вся исполняяй.

Первая неделя миновала, это был самый трудный отрезок времени. Но я не чувствовал тяжёлого напряжения или угнетения. Я вспоминал, как мучительно было ранее отказываться от этой привычки, особенно во второй половине первого дня и далее пять семь дней, но миновала неделя, а мне было терпимо. Во всяком случае, мучительных ощущений не было. Я не стану ничего придумывать, прошло много времени, но ломки ко мне так и не возвратились.
Пасхальный день, а это день пятидесятый - наступил, и я полностью осознал, какой большой отрезок времени прожил без сигарет. Посему в этот прекрасный, весенний день возрождения, я радовался тому, что не курю, и после этого уже не курил ни разу. Христос Воскреси, звучало для меня музыкой победы над собой, потому что как бы мы не провозглашали и не хвалили собственное бессилие перед зависимостью, всё равно если бы не принял я сам решения освободиться, то ничего бы не случилось. Без моего осознания бессилия перед никотином ничего не произошло и ничего не сдвинулось. Самое главное, нет у меня никакой надежды на то, что я могу вдруг закурить, а потом бросить снова. Я заключил договор с Господом, пообещал ему собственное воздержание от курения, и с его помощью обрёл без никотиновую жизнь. У меня есть глубокое убеждение, состояние без курева должно продолжаться до окончания жизни, или если вдруг начну курить (чего в жизни не бывает) то уже не брошу никогда. Ещё одного моего бессилия на этот поступок, у меня не будет.

В. МИХАЙЛОВ

* * *

| наверх |

Авторский сайт  ©  Все права защищены