| страницы АА | лирика | к рассказам |

РАССКАЗЫ


страница 34:

Смайлик над рекой?

РАССКАЗЫ


Смайлик над рекой?

Как обычно рано утром я вышел из дома и направился в гараж: пора ехать на работу. Весенний, прохладный, свежий воздух, наполненный ароматами белой акации и жасмина, поднимал настроение. Туман тонких природных духов, смешиваясь, создавал неповторимый букет, заполняющий всё пространство. Неосознанное ожидание чуда, как это бывает весной, заставляло не торопиться. Навстречу двигался рыболов излучающий оптимизм и счастье. Он улыбался, видать, улов в это утро был удачным. Из вежливости я поздоровался и спросил: «Как рыбалка?» Он повернулся ко мне спиной: на металлическом кольце, прицепленном к рюкзаку, висели три крупные рыбины. Две щуки и судак, который хвостом практически доставал до земли. Килограммов пять, подумал я с завистью. Поздравил рыбака с уловом и пошёл дальше. Но в душе заискрилось что-то давно забытое. Рыболовная привязанность, которая, как мне казалось, погасла во мне, неожиданно стала разгораться. По рыбацким приметам, весна всегда была уловистым временем года. Конец марта, хищники отнерестились, аппетит проснулся, что подтверждала добыча встреченного рыболова.

Предстоящий рабочий день перестал меня интересовать. В голове крутились воблеры, девоны, насадки, наживки и прочие рыболовные примочки, до которых давно руки не доходили. Как только барщина трудового дня закончилась, созрело решение: сегодня в ночь отправиться на рыбалку. Приехал домой, вытащил запылённый ящик со снастями и начал прикидывать, что может пригодиться на утренней зорьке. Два испытанных спиннинга, оказались в приличном состоянии, фирменные катушки с плетёной леской после смазки призывно зашелестели, вызывая непреодолимое желание оказаться у реки, коробка с блёснами вызвала волнительные воспоминания: каждая искусственная приманка - это неповторимая история, которая кажется романтичной и горьковато - счастливой.

В начале третьего часа ночи двинулся на Кубань, полнолуние помогало находить тропинку, по которой давно не хаживал. Тёмные тучи периодически закрывали ночное светило, но выручал фонарь, который необходим на серьёзной рыбалке.

Любимое место у старого пассажирского теплохода, который тёмным силуэтом проявлялся на фоне светлеющего неба, было свободно. Эта старая посудина давно ржавела на приколе, разваливаясь от природных катаклизмов и набегов вездесущей детворы. Мачта над капитанским мостиком, подпирая низкие облака, говорила - жив курилка, хотя «огни в его топках давно не горят,

в котлах не содержится пару».

Сбросил рюкзак на песок, снарядил поводок уловистым в прошлом «девоном»: первый заброс. По рыбацким байкам поклёвки чаще всего случаются на начальных забросах в утренних сумерках, вдохнув кристально чистый, весенний воздух погрузился в процесс. Азартное ожидание поклёвки охватило всё моё существо – не было ничего кроме реки, спиннинга и умения заманчиво и профессионально вести блесну. После нескольких разведывательных забросов продолжил стегать реку леской с различной скоростью, стараясь забросить приманку как можно дальше.

Время шло, леска резала воду, но безрезультатно, хотя рыба активизировалась: стихийные буруны и всплески участились, вселяя надежду - день будет удачным.

На самой большой скорости проводки, метрах в двадцати от берега, резкий рывок чуть не вырвал удилище из рук. С подсечкой я не опоздал, визгливый треск тормоза японской катушки говорил, что блесну заглотила достойная добыча. Началась самая увлекательная и тревожная часть рыбалки, вывод добычи на мелководье. После нескольких минут борьбы, которые в суматохе кажутся нескончаемыми, в подсаке забился полуметровый жерех, он хлопал жабрами, ощерившись разноцветными плавниками, пока не оказался в просторном металлическом садке.

Неожиданно пошёл дождь, но приподнятое успехом настроение не проходило. Погода испортилась. На тёмном горизонте засверкала молния, сопровождаясь серьёзным грохотом. Ярко- белая вспышка разорвала почерневшее небо и ударила в мачту старой посудины. Ломанная белая змея очертила контур теплохода, раздался грохот, похожий на выстрел гаубицы, который я запомнил с армейский учений. Воздух посвежел от образовавшегося в атмосфере озона, а к середине реки покатился ярко-жёлтый шарик величиной с мячик для большого тенниса.

В это время зазвонил мобильник. Испытывая тревогу, я схватил аппарат, на экране высветился номер 5-04-15, что-то отдалённо знакомое почудилось в этих цифрах, не раздумывая, нажал на зелёную кнопку.

- Ты живой? - прозвучал юный голос моего однокашника и закадычного друга Фитилька. Точно - это номер его домашнего телефона, который врезался в голову на всю жизнь. Объясняя себе звонок фантастическим розыгрышем, и принимая правила неведомой игры, спросил:

- А что случилось?

- Только что друзья отца из «органов» позвонили, сказали, на улице Тургенева какой-то бесноватый взорвал автобус. Ты живёшь в том районе, я и звякнул. Переживаю…

В девяностые годы подобные взрывы случались довольно часто, но то далёкое трагичное событие начала семидесятых было примером первого теракта против гражданского населения. Журналистика в те времена дозировано освещала подобные инциденты, это сейчас каждая катастрофа обрастает подробностями, трудно поддающимися разумному восприятию, корреспонденты хотят завоевать популярность на вымышленных страшилках, называя это свободой слова. Слухи и пересуды о первом теракте в нашем городе сложились в картинку, которую можно описать следующим сообщением:

Взрыв автобуса №1произошёл утром в июне 1971 года. в салоне ехали, около сотни пассажиров. Террорист сел в автобус с чемоданом, начинённым взрывчаткой и вышел на следующей остановке. По рассказам, взрыв был такой, что автобус подбросило в воздух, а взрывная волна повалила ближайшие деревья и выбила в домах двери и окна. На месте погибли пять человек, ещё пять скончались в больнице, многие пассажиры получили ранения. Взрывное устройство было начинено металлическими шариками и гвоздями, которые пробили бензобак, и автобус загорелся. Водитель сумел открыть двери и разбить монтировкой окна, что помогло большинству пассажиров спастись.

- Так идём на консультацию по автоматическому регулированию? Завтра экзамен, - продолжил разговор мой друг. Ничего не оставалось делать, как согласится.

- Возле политеха в 16-00, - уточнил Фитилёк.

- Время встречи изменить нельзя, профессор не поймёт, - автоматически ответил я, и отключил телефон. Потрясение, которое пережил, трудно описать словами. Я тупо смотрел на лимонно-жёлтый шарообразный объект, похожий на шаровую молнию, которая маячила метрах в тридцати от берега то поднимаясь, то опускаясь на поверхность воды. Происходящее было совершенно непостижимым с точки зрения здравого смысла, однако в голове пронеслось:

«Не позвонить ли домой?!

Я набрал пятизначный номер города Новороссийска и мне ответил юношеский голос, в котором я узнал себя.

- Привет, Валёк, тебя уже восстановили в школе после недельного исключения? - неожиданно спросил я собеседника. В седьмом классе в кабинете химии, я похитил пузырёк с порошковым магнием, чтобы сделать фейерверк на новый год. Меня рассекретили и по распоряжению директора запретили посещать уроки в течение недели. Я вспомнил экстренную школьную линейку, на которой завуч зачитал приговор: «За хищение химреактивов временно исключить» имярек» из школы на неделю…», - далее шли даты.

- А кто говорит? - раздался в ответ испуганный голос.

- Валентин Борисович, воспитатель из «Дома пионеров». Мне звонил завуч из школы и сообщил о твоих художествах, - сочинял я на ходу легенду вторжения в собственную жизнь. - Предложил учесть твоё поведение. Ты в авиамодельном кружке?

- Вы тоже хотите меня исключить? - голос собеседника задрожал.

- Нет. Просто сообщаю, что мы получили двигатели для моделей и решено один выделить тебе, твоя модель готова к соревнованиям, но необходимо согласие родителей на трехдневный выезд к месту старта. Дома кто-нибудь есть? – задал я вопрос и замер: «Маманя точно узнает мой голос. Зачем я об этом спросил?»

- Родителей дома нет, все на работе, но я могу дать мамин номер телефона, - радостно отрапортовал абонент.

Я выслушал информацию, которую знал и без него, но правила таинственной игры не позволяли нарушать конспирацию.

- Не падай духом, всё будет хорошо, - сказал я, на этом связь прервалась. Неожиданно припомнился рассказ Рея Бредбери «И грянул гром», когда из-за раздавленной бабочки разрушилась цепь эволюционных событий.

«По телефону я вроде ничего в прошлом не испортил», - пролетели в голове тревожные мысли.

Лимонно-жёлтый мячик стал похожим на смайлик, продолжая подпрыгивать над водой, несмотря на мелкий унылый дождь. Энергичный жерех время от времени бузотёрил в садке. Прошло больше двадцати лет как не стало родителей, вначале ушла мама, вслед, через пару лет, отправился отец.

Печаль и тоска, разбавленная тревогой о скоротечности жизни, раздражала и одновременно приносила какое-то мучительное удовлетворение оттого, что существует иллюзорная возможность поговорить с дорогими мне людьми. При жизни не ценил родительских замечаний и советов, мне казалось, они не понимали, что жизнь наполнилась новыми смыслами, целями, ценностями. Библейские заповеди, конечно существуют, вещал я, но они не охватывают всё разнообразие современных отношений.

Прошло два десятилетия, я на пенсии, дочки мои выросли, изредка я разговариваю с ними по телефону. Внучка ушла из гимназии после девятого класса, сейчас учиться в колледже и подрабатывает по вечерам в кафе, хотя материальной надобности в этом нет. Пока она училась в гимназии, я шесть дней в неделю доставлял её на уроки, получая удовольствие и удовлетворение от некого участия в воспитательном процессе. Ей уже 17, она самостоятельная. В этом возрасте я тоже работал и учился в вечерней школе, этот опыт убедил меня, что в институте буду учиться только очно.

А что если позвонить маме и попросить прощения. А за что? Я не чувствую себя виноватым? Возможно, обидел самых дорогих мне людей собственным своеволием и желанием жить самостоятельно, но мне хотелось познавать жизнь, что получалось только на собственных ошибках. Непреодолимое желание созвониться с мамой, соблазняло своей нереальной простотой, мне казалось, даже со связанными руками нажал бы на кнопки. Мысль, что телефонное вторжение в прошлое может отразиться на настоящем, перебивалась иронией и озорным желанием пошухарить. Мальчишество заиграло в крови, сил сопротивляться искушению не было.

- Вас внимательно слушают, - услышал директорское обращение любимого человека

- Здравствуй, - осторожно сказал я.

- Вася, братик, тебя освободили? - запричитал самый родной абонент из другого времени.

От неожиданности я чуть не выронил телефон. Было известно, что родной брат матери, мой дядька, репрессирован, и по официальной версии был отправлен на остров Аскольд в Японское море. Последний раз они виделись, когда ей было лет 12, она избежала репрессий, потому что её удочерила родная тётя, от которой купцы-родственники отказались, за то, что она вышла замуж за простого кочегара – большевика.

Ужас от неожиданного разговора охватил меня, я отключил телефон. Некоторое время сидел в смятении оттого, что родная мать приняла меня за другого человека, не постороннего, но другого, с которым я никогда не пересекался. Сколько я себя помню, мать всегда узнавала мой голос, фантасмагория какая-то. Мой разум отказывался принимать ситуацию. Пришли воспоминания, как родители пытались хоть что-то узнать о репрессированных родственниках, но органы безопасности не реагировали на письменные и устные запросы. Последний раз в нашей семье об этом говорили в 60-х годах, потом тема растворилась в повседневных заботах.

В начале двухтысячных письменно обратился в архив города Вольска, откуда были родом все мои предки по маминой линии, с просьбой разыскать материалы о моей семье. На что получил официальный ответ: Архив этим не занимается? Интересно, кто должен этим заниматься, но на этот вопрос ответа не получил.

Прошло много лет и, каким-то невероятным образом, я подключился к теме, которая, как мне казалось, уже меня не касается. Ан нет, всё, что происходило в семье, не исчезло, а каким-то непостижимым образом воздействует на события двадцать первого века.

Из-за тёмной тучи выглянуло восходящее солнышко. Таинственный и улыбающийся лимонно-жёлтый мячик растворился в прозрачном утреннем воздухе. Я лихорадочно повторил набор цифр, который меня только что напугал, но в ответ услышал ровный, бесстрастный голос:

«Неправильно набран номер, пожалуйста, уточните номер и перезвоните».

Чудеса случаются, но не повторяются, ловить рыбу не хотелось, жерех напомнил о себе очередным взбрыкиванием и заставил улыбнуться.

Жизнь, слава Богу, продолжается!

* * *