| страницы АА | лирика | к рассказам |

РАССКАЗЫ


страница 30:

Картинки с выставки «IT» технологий

РАССКАЗЫ


Картинки с выставки «IT» технологий

Я вышел из банка в приподнятом настроении, мои переговоры о кредите на 500 тыс. рублей завершились. Оператор убеждала меня, что готова подготовить все документы в течение часа, но я решил отложить до завтра. Её недовольное лицо подтвердило, что я поступил правильно и не повёлся на рекламный нажим, который постоянно ощущал. Необходимо было отключиться от навязанной схемы кредита, но для этого надо было изучить предложенный вариант в спокойной обстановке, чтобы разобраться в птичьем языке, которым банкиры затуманивают мозги.

- Давайте договоримся: вы даёте мне экземпляр, я его читаю и обязуюсь, что завтра в 10-00, я у ваших ног.

Я старался быть искренним, и сам в этот момент верил, что всё будет, как задумал и добавил:

- Я намерен развивать наши отношения, а чтобы вам миновать выговор от начальства, представим дело, будто всё решилось за один день.

Оператор согласилась, вдохновлённая высоким процентом кредита.

Напротив банка, бегущей строкой вспыхивала надпись: кофе, чай, соки, выпечка … Я зашёл, в помещении сидели несколько человек и тихо беседовали. Мгновенно подскочил половой с папкой, набитой цветными иллюстрациями экзотических блюд. Я попросил кофе и кекс. Официант отправился выполнять заказ, а я обратил внимание на буклеты, лежащие в центре стола. Большие буквы кричали: Выставка образовательных «I T» технологий «Best Show 2017». А далее построчно: программы быстрого обучения современной экономике, индивидуальному предпринимательству, банковскому делу.

«Интересно, есть у них программа: как обмануть банкира, чтобы тот ничего не понял, - подумал я, принимаясь за кофе. - Видимо анонс для меня, раз я его читаю».

Через час я уже прохаживался в павильоне Краснодар ЭКСПО. Глаза разбегались от предлагаемых новинок, трудно было оторваться от принтера, который распечатывал блок комнату: стены были гладкими, укладывай трубы и провода в предусмотренные каналы, наклеивай обои, вставляй окна, двери и живи - чудеса.

Мне показалось, я найду ответ на вопрос: не надувают ли меня в банке? Стенд: “Обучение экономическим загадкам”, меня заинтересовал.

Молодой человек предложил заманчивое, виртуальное путешествие в современную экономику. Я согласился: прошёл инструктаж, надел очки и перчатки управления, и понял: я на улице Красной, на центральной аллее, где бронзовые «Лида и Шурик» внимательно читают потрёпанный конспект.

«Неужели придётся в политехе экономику проходить», - подумал я в тревоге и присел на скамейку. Тут же рядом оказался мужчина лет сорока, в сером расстегнутом пиджаке, с жилетом в крупную клетку, его подбородок подпирал жёсткий воротник светлой рубашки, на который присела бабочка чёрного цвета.

«Что за крендель?» - подумал я, продолжая изучение пришельца. Потёртые, недырявые джинсы нависали над лакированными, блестящими туфлями.

- Могу я присесть? - спросил он вежливо. Мне не хотелось делить предстоящий ликбез с незнакомым человеком, но посмотрев, в серые светящиеся добротой глаза, подумал: «Может он тоже жертва банка?»

- Ничего не имею против.

Он присел, достал сигару из нагрудного кармана пиджака, черканул спичку о подошву, прикурил, и, пыхнув приятным дымом, представился:

- Джефф Питерс, свободный художник.

- С каких это пор он стал художником? - спросил кто-то в моей голове. Слух резанул мягкий акцент с рокочущей буквой “эр”.

«Он из Одессы?» подумал я, а Джефф ответил, будто услышав вопрос:

- Сент-Луис, штат Миссури, - фраза заставила меня вздрогнуть.

- Ты «Благородный жулик», - произнёс я автоматически.

Моя реплика привела Джеффа в удивление, которое отразилось на лице. Повторно осмотрев собеседника, я убедился, что давно про него слышал, но никогда не встречался.

Точно - «Благородный жулик», о котором писал О’Генри в коротких историях. Мне начинал нравиться обучающий “I T” аттракцион.

- Ты не изменил своё мнение о мошенниках с Уолл-стрит? - спросил я, не заботясь о вежливости. Джефф спокойно ответил:

- Конечно, нет, хотя за сотню лет мы им славно попортили аппетит, но акулы заплыли на «Красную стрит» и прекрасно жируют на вашей простоте.

- А как тебя сюда занесло? - спросил я, не вникая в ситуацию, которая точно была волшебной.

- На дворе заканчивается декабрь, скоро у вас святки, будет кого нахлобучить, решил вспомнить своё ремесло.

- Уже привык к нашему городу? - спросил я.

- Привыкаю, Кубань поуже, чем Миссисипи, но река достойная.

- А что поразило больше всего?

- Что плачу за лифт не с человека, а с квадратного метра, можно подумать квартира поднимается, а не я.

- И это всё?

- Удивили овощи из интернета, они показались дорогущими, что хотелось свиснуть от удивления, но в сеть свисти не свисти - никто не услышит. Заказал десять картофелин, три морковки, три свеклы, пять луковиц, а мне привезли двадцать один килограмм овощей, теперь не знаю, что с ними делать. Хоть на ярмарке торгуй. В штатах заказ принимают в штуках, здесь килограммы.

- Ты же продавал песок, чтобы керосиновые лампы не взрывались, толканёшь и овощи.

- Так то песок, а каким волшебством можно наделить луковицу?

- Убеди простофиль, что лук заставляет смеяться, а не плакать.

- Мысль авантюрная, но бабки нужны сейчас: арендодатели требуют предоплату, в штатах принято сначала жить, а потом платить - ваши мошенники более ухватистые. Берут предоплату и смываются, а квартира вообще чужая.

- Неужели нагрели? - спросил я, готовый гордиться русскими маклерами.

- Соседка, арендуемой квартиры, посоветовала заключить договор и зарегистрировать его у нотариуса. Наученный мистером Альфредом Э. Риксом, который прокатил в позапрошлом веке моего кореша, Билла Бассета, всучив ему земельные участки, расположенные на дне океана под сады, я послушался.

После моего предложения узаконить сделку арендодатель запросил предоплату, аж за полгода вперёд - полный грабёж, но я согласился: надоело по гостиницам мыкаться. Но ассигнаций не хватило, пришлось идти в банк за наличными, где меня выморозили согласованиями: три дня судачили перед тем, как договор на 10 листах лёг на стол. Я оказался в странной ситуации, которую не могу понять до сих пор: разговоры тянулись три дня, а подписать документ, я должен за 15 минут.

- А если подробнее? - спросил я, понимая, что неспроста на Красной стрит оказался исторический персонаж.

- Пожалуйста, - улыбнулся Джефф, и продолжил рассказ. - Бимбумбанк встретил меня приветливыми служащими, которые вежливо предложили присесть. Ухоженная дама, улыбаясь голливудской гримасой, покорила меня вниманием. Я напомнил, что на счету у меня три лимона, я беру один с процентами, а долю Билла Бессета, оставляю в банке. Узнав задачу, оператор начала оформлять ордера. Между нами говоря банк - это раскрашенная забегаловка, где вам продают зелёные подороже, а покупают дешевле, и обещают, что вкладчик получит процент на оставленные бабки.

Я понял, что процесс обучения начался, и стал внимательно слушать.

- Оператор закидала меня массой мошеннических продуктов, процент по которым был маленьким, как мышонок из Кентукки, - Джефф переменился в лице, словно вновь оказался в банке, а мой интерес возрастал.

- Пришлось даму припугнуть, от таких щедрот, свалю в другой банк. В ответ сразу нашлась программа в 15% годовых.

- Вклад на три года, - красавица заговорила интимным шёпотом, словно дарила манну небесную. - 15% - это нижняя граница, при благоприятных условиях, доход может подняться до 25%.

- Поддавшись воркующему обаянию “Далилы”, я согласился. Звезда начала готовить документы, а я присел на диван размышлять о богатстве, через три года.

Трёхлетнее заключение собственных денег в банк, хотя он из первой двадцатки не гарантирует, что он просуществует больше года, - продолжил Джефф и добавил, - И тогда придётся оббивать пороги судов, выпрашивая у «крючкотворов» пропавшие банкноты. Меня возмущало, что согласился добровольно, а если понадобиться оплатить что-то горящее, где брать зелёные? Меня на напёрстках не проведёте, - взбодрил себя Джефф. - Прочту договор и решу, - с этой мыслью он поднялся и пошёл подписывать объёмистый талмуд, на который согласился 15 минут назад.

- Значит, я поступил правильно, - произнёс я.

- Про твой кредит мы ещё поговорим, - неожиданно бросил Джефф.

«Откуда он знает про кредит», - подумал я, а “Благородный жулик” продолжил рассказ:

- Начал читать договор, на что красавица скривилась, словно раскусила зелёную алычу. Она маркером выделила слова, на которые я, лох, должен обратить внимание. А когда поняла, что меня интересует весь текст, пожала плечами с репликой:

- Зачем читать информацию для юристов.

- Я не стал спорить, удивляясь, что мелкого шрифта нет. В это время в зал бесшумно вошла чёрная кошка и направилась ко мне, служители банка оживились и начали по очереди шептать:

- Кис, кис, кис…

- Мне показалось, они давно знакомы с родственницей пантеры. Кошка подошла к моим ногам, восьмёркой их обошла и отправилась далее хозяйкой территории. Я не любитель кошачьих, но чёрный цвет меня насторожил.

Продолжая чтение, дошёл до таблицы «Выкупная сумма», которая меня опечалила, сухой табличный язык говорил, если мне захочется расторгнуть отношения с банком через месяц, то мне достанется 10% от суммы вклада.

«Ни фига ландыши?! - подумал я. - От кровных двух лимонов останется двести тысяч?!»

- В меня смотрели зеленоватые глаза банковской соблазнительницы, светящиеся добротой и честностью. Последний параграф назывался «Обязательства банка».

В этом месте Джефф сделал паузу и продолжил:

- Чтобы меня облапошить, напечатали договор на профессиональной фене в дюжину листов, на каждом из которых я должен был расписаться, соглашаясь, что я лох из Кентукки, а собственные обязательства уместили в несколько строк.

Вам меня не надуть? – подумал я, и, сдерживая ярость, громко объявил, - Извините Мэм, я забираю все деньги и ухожу!

- Приветливость с лица Далилы улетучилась, не произнеся ни слова, она выписала расходный ордер, и я отправился в кассу. Когда пачка денег вышла из счётного автомата, и я ощутил её в руках, настроение стало подниматься.

На другой день я почувствовал лёгкость и свободу, потому что не встрял в мутную программу на 15% годовых. Моё настроение ещё более подскочило, когда недели через две Центробанк объявил о санации Бимбумбанка. Слухи в вашей стране подтверждаются, потому что их распространяют заинтересованные лица. Было приятно осознавать, что три лимона лежат в тумбочке.

Мне всё больше нравился Джефф, житель позапрошлого века, не корчивший из себя честного человека, но быстро схвативший, что мир не изменился, каждый старается надуть как ближнего, так и дальнего, до того как он приблизится.

- Ты же сам надувал, простодушных фермеров, обыгрывая их в скорлупку, - сказал я с иронией.

- Напёрстки - это игра, колхозники сами соглашались поиграть, а ловкость рук никто не отменял, - защищался Джефф. - Шарик я в карман не прятал, он всегда был на столе. А когда ваш банк предложил моему другу Билу Бассету, самому известному взломщику в бассейне Миссисипи, хранить сбережения в банковской ячейке, и он повёлся на это, как простушка из воскресной школы, произошло наглое воровство, которое никакого сравнения с напёрстками не имеет.

- А если подробнее, - моё любопытство к новым технологиям обучения стремительно возрастало.

- Неужели не видел льстивые призывы в крутых банках: «Храните свои и чужие драгоценности в банковских ячейках!» Цена охраны за покой покажется мизером. Я предупреждал Била: ячейка не даёт гарантии, что банк вернёт бриллианты, взятые на сохранение. Это всё равно, что собственный алмаз отдать напёрсточнику вместо шарика. Билл красиво обрисовал, какую пачку бумаги он подписал, и какой интеллигентный банкир его разводил.

- Ну и что? - любопытство моё нарастало.

- Пришёл он через три месяца поправить своё материальное положение после очередной погони, и выяснилось, что ячейка пуста, так что моя скорлупка на гладком столе - детский лепет по сравнению с банковскими ячейками, в которые вы сами кладёте бабки на условиях конспирации.

- Он в суд на них подал? - спросил я, открыв рот от удивления.

- Суд – это бизнес, поэтому Бил не стал затягивать с местью: взломал электронную защиту банка и умыкнул у них в три раза больше, но они на него телегу не написали, жулики, что негде пробу ставить

«Я их знаю всех: это все мошенники, весь город такой: мошенник на мошеннике сидит и мошенником погоняет. Все христопродавцы. Один только и есть порядочный человек: прокурор; да и тот, если сказать правду, свинья», - фраза прозвучала в моей голове как школьное сочинение.

В это время я почувствовал, что к нам направился мужчина весьма похожий на средней величины медведя. Для довершения сходства фрак на нем был совершенно медвежьего цвета, рукава длинны, панталоны длинны, ступнями ступал он и вкривь и вкось и наступал беспрестанно на чужие ноги. Хотя толпа на площади была редкой. Цвет лица имел каленый, горячий, какой бывает на медном пятаке...

«Это Собакевич,- подумал я: "... медведь! совершенный медведь! Нужно же такое странное сближение: его даже звали Михайлом Семеновичем..." прошептал в голове Николай Васильевич Гоголь. Я уже ничему не удивлялся.

- А что с вами приключилось, господин Собакевич? - обратился я к присевшему возле нас гражданину.

- Прошу называть меня Михайло Семёнович, - проговорил Собакевич и продолжил. - У меня похожий случай был при покупке тарантаса! Аппарат, который презентовали в салоне, мне понравился, но когда выкатили договор купли продажи, листов на двадцать, я, конечно обомлел, но это было только начало. На меня стали давить: быстрее подписывайте, а то карета уедет к другому покупателю, словно я живу в СССР, и авто в продаже не хватает. Любая моя попытка прочитать воспринималась как высшее недоверие не только к человеку, который сидел напротив, но и ко всему автопрому. Когда я сделал вид, что согласился, и начал подписывать договор, который, как у Джеффа, требовал подпись на каждом листе, то остолбенел, дочитав до строк: Предоплата по данному договору составляет 100%.

- Купцы, автомобиль в наличии, а вы пишете предоплата?! Я хочу уехать на автомобиле сегодня, - после моих слов я пережил немую сцену, описанную моим родителем в «Ревизоре». Намолчавшись, торговцы начали втулять, что авто у них единственное, а на неделе к ним придёт трал и притянет облюбованную машину. Я сказал, когда придёт машина, звоните: приду через час и куплю, если мне “оно” понравится. Более обиженных людей, чем консультанты, мне в жизни встречать не приходилось.

- Вы что нам не верите? - в голосе старшего менеджера звучала угроза.

- Верю, не верю?! Ваш магазин ничем не отличается от продуктового: вы взвешивает без обмана, я плачу и забираю.

- Вы не понимаете специфику торговли автомобилями, - продолжил старший.

В это время на сцене появился мой друг Держиморда, начальник полиции в парадной форме, которого я прихватил для страховки. Он встрял со словами:

- Нет необходимости постигать специфику мошенничества: нам не нравится ваш салон, обслуживающий персонал, договор…

При этих словах пачка документов исчезла в шредере, машина загудела, совершенно не готовая измельчать увесистую пачку бумаги. Полицейский усмехнулся и добавил:

- Машина нам разонравилась, а шредер вам помог избежать следствия. Прощайте!

- Вот так мы вырвались из цепких объятий продавцов, которые доили с меня предоплату, без автомобиля, - произнёс Собакевич.

- А машину купили? – спросил я.

- В пяти минутах ходьбы от этих мошенников. Договор на двух листках, предоплата пять тысяч рублей, через две недели позвонили и пригласили прокатиться на новеньком авто. Спасибо Держиморде, а то бы меня кинули тысяч на восемьсот.

Наступило молчание, я был благодарен собеседникам за уроки, но беспокоился о собственном кредите. Джефф повернул ко мне свою улыбающуюся физиономию и сказал:

- Сейчас Шурик и Лида покажут тебе, что ты завтра переживёшь в банке. Легендарные студенты сошли с пьедестала: Лида присела на лавочку, Шурик превратился в заёмщика, а конспект в пачку бумаги, на которой был напечатан кредитный договор. Офис банка на улице Красной - чудеса “I T”

- А почему я получил наличными только четыреста двадцать тысяч рублей, по договору мой кредит пятьсот? – громко спросил Шурик.

- Вы отказались от поручителя, поэтому застраховали вас на пять лет от несчастного случая, если откинетесь, нам не придётся разбираться с вашими родственниками. Хотите без страховки, то процент по кредиту будет выше на пять пунктов.

«Лида груба, как мадам Стороженко с Одесского привоза», - подумал я

- Шурик подписал кредитный договор, процент у Лиды в шляпе, поэтому и лютует. А кто тебя научил кредитоваться без поручителя? - спросил меня Джефф.

- Услышал по радио, что банк из заёмщика и поручителя выбирает того, кто в состоянии заплатить. Поручитель - это лох, его агитируют на поручительство под мелодию дружбы или любви. Как правило, заёмщик пропадает, а банк никого не ищет, он обдирает поручителя, а тот сам вынужден искать заёмщика и разбираться с ним, - объяснил я и вернулся в «офис на Красной».

- Страховка от несчастного случая на пять лет стоит 30 тыс, я узнавал, - сказал Шурик. – Вы меня ободрали на пятьдесят тысяч по страховке, вдобавок вычли восемьдесят тысяч из суммы кредита, а проценты накрутили с пятисот? – детское удивление отпечаталось на лице Шурика. - По условиям, которые вы выкатили, я выплачиваю проценты, а потом тело кредита, без права досрочного погашения. Это грабёж?!

- Бумаги вы подписали, кредит мы выдали, так что идите и думайте, как будете выплачивать! Следующий! - прокричала Лида, становясь совершенно не похожей на скромную студентку из фильма «Наваждение».

- Думай о банке плохо – не ошибёшься, - проговорил Джефф.

- Все жулики, - добавил Собакевич, - Ничего не изменилось.

Просматривая договор с «Бимбумбанком», убедился - всё было как на выставке, а ордер на получение четырёхсот двадцати тысяч подтвердил, что я поступил правильно, отложив встречу с банком, поэтому кабала кредита не схватила меня за горло. Я мысленно поблагодарил выставку “I T” за финансово - экономическую азбуку, помогающую не вляпаться в мошенническую сеть, которую раскидывают вокруг нас Банки.

Прежде чем отправляться в банк за бабками, необходимо научиться экономической грамотности, чтобы банковские термины не затуманивали мозги, а банкиры не наживались на глупости.

* * *