| страницы АА | лирика | к рассказам |

РАССКАЗЫ


страница 29:

Триста тысяч рублей

РАССКАЗЫ


Триста тысяч рублей

Мне позвонила Валентина Матвеевна, заведующая наркологическим отделением, и попросила встретиться с её подругой юности, которая подозревает, что “присела” на алкоголь.

- Не понял, ваша подруга решила, что “заигралась” с зелёным змием или вы уже поставили диагноз? - улыбаясь, спросил я.

- Вы же знаете мой принцип, я друзей не лечу, Ольга - моя любимая подруга.

- Валентина Матвеевна, вам известно, что я не провожу индивидуальной реабилитации с противоположным полом.

- Я хочу, чтобы вы успокоили умную, красивую женщину.

Опытная Валентина Матвеевна знала куда стрелять; я понял, что отвертеться не получится, и согласился. Встречу назначил на конец рабочего дня, когда запарка заканчивается, а пациенты отправляются на ужин.

В дверях появилась модно одетая женщина, выше среднего роста, в лёгком кожаном пальто бордового цвета, длиною до колен. Я бросил взгляд ниже, в колготочном промежутке виднелись завлекательные округлые коленки, а далее начинались сапоги на высоком каблуке, подчёркивая стройность ног. После моего приглашения дама смело шагнула в кабинет. Яркий шарф был продет в петлю и двумя полосами пылал на груди, под светлым лицом с волнистыми каштановыми волосами.

- Валентина Матвеевна сказала, что вы можете помочь, - в голосе вошедшей чувствовался неуверенный напор.

Я поднялся, помог снять пальто, которое повесил в шкаф. Платье посетительницы было тёмно-зелёным, с отложным воротником. Лицо продолговатое, подбородок овальный без намёка на второй, рот большой, губы яркие, ничем не накаченные. Нос без горбинки поднимается к высокому лбу, брови, по-современному широкие, разлетаются, превращаясь в ниточки. Серо- голубые глаза, смотрели мне в переносицу, не давая встретиться взглядом.

Волосы, зачёсанные назад, не закрывали ушей; на затылке были схвачены небольшим тёмно-красным бантом, который, переплетаясь с волнистыми прядями, опускался за спину.

Я предложил присесть, дама легко опустилась в мягкое кресло и накинула ногу на ногу. Пальцы тонкие, длинные с модно накрашенными ногтями она скрестила на верхнем колене и вызывающе посмотрела мне в глаза.

Чтобы не затягивать паузу, я представился и рассказал, что в процессе жизни пережил зависимость от спиртного, а избавляюсь от рецидива с помощью программы 12 шагов, работая консультантом.

- Я слышала, вы более двадцати лет не прикасаетесь к спиртному, - начала она с комплимента.

- Мне нравится слушать похвалы, но, если не трудно, представьтесь, пожалуйста. Валентина Матвеевна намекала, что ваша основная тревога - повышенное употребление алкоголя.

Помолчали. Было видно, что она волнуется, и я решил продолжить:

- Всё, что вы мне расскажите, останется между нами, никаких бумаг я заполнять не буду, это просто беседа двух людей, которые понимают, что такое зависимость. После небольшой паузы она заговорила:

- Меня зовут Ольга, у меня две дочери, пожилая мама, а муж умер около года назад. Оказалось, он значил для меня намного больше, чем когда жил рядом.

- Это одиночество или что-то другое? - спросил я тихо.

- Я не чувствую себя одинокой, но когда наступает вечер, осознаю, что беседы, которые вела с любимым человеком, исчезли. Иногда слышу, как он ходит по комнате, это невыносимо. Выпиваю рюмку, становится легче.

- Сколько рюмок за вечер?

- Больше четвертинки коньяка за вечер не позволяю, - ответила Ольга.

- Утром всё в порядке?

- Да, ничего страшного, но временами хочется добавить, поэтому забеспокоилась. Я работаю массажистом и мысль, что клиент может почувствовать перегар, сковывает. Дочки начали замечать, говорят, что отца не вернёшь, а себя загубишь. Мама уже в возрасте, приходится за ней присматривать, тоже начала в меня внюхиваться. Упрекать пока не решается, не хочет обострять отношения, но я вижу, что недовольна.

- А от меня, что хотите услышать? – спросил я участливо.

- Совет, как справляться с желанием выпить…

- А вы могли бы отказаться от спиртного совсем? - спросил я прямо.

- Всё так серьёзно?

- Понимаете суть болезни, которая называется алкоголизм в том, что диагноз в конечном итоге ставит себе сам пациент, когда осознаёт, что без употребления спиртного не может жить: опрокидывает рюмку и не может остановиться. Для прояснения ситуации хочу предложить эксперимент. В нашем городе есть группа Анонимных алкоголиков, они собираются на собрания несколько раз в неделю. Если не возражаете, могу вас познакомить с женщинами из этого содружества, вдруг они научат вас жить без коньяка.

- Это требует денег? - я услышал в голосе тревогу.

- Денег общение с ними не требует. Надо прийти на собрание сказать, что есть трудности со спиртным, а далее всё пойдёт своим чередом.

Она встрепенулась:

- И никаких лекарств…?

- Если бы от этой болезни существовало лекарство, вам его выписала бы Валентина Матвеевна, у неё на это есть права и знания.

Ольга смотрела на меня в некоторой растерянности, видимо не так представляла наш разговор.

- Чтобы вы не беспокоились - вот моя визитка, готов к контактам тет-а-тет и по телефону. На собрании встретитесь с анонимной пациенткой Л, которая спивалась в течение десяти лет, сейчас обрела трезвую жизнь, счастлива в семье и ценится на работе.

Консультация закончилась, я помог Ольге надеть пальто; она вышла, оставив после себя пленительный аромат.

Я связался с Л из «Содружества» АА и рассказал о возможном приходе на собрание моей протеже. Ольга вписалась в дружный коллектив трезвенников, иногда звонила, сообщала, что собрания посещает, вечернее желание выпить исчезло, одиночество тоже. У Ольги появилась наставник, и на новый год они всей группой собираются в Архыз на традиционные Рождественские встречи, которые организуют минводовские анонимные.

Прошло некоторое время, Ольга позвонила мне с просьбой встретиться, я согласился. В кабинет опять вошла модно одетая женщина, она приветливо улыбалась, лицо, несмотря на зиму, было загорелым, стрижка короткой, но это её украшало. В глазах появился жизненный блеск, а в движениях юношеская энергия.

- Валентин Николаевич, я пришла попрощаться, спасибо вам за поддержку.

- Не стану отбрыкиваться, но в благодарность прошу рассказать, что произошло с Ольгой, которая заподозрила в себе зависимость от любимого в России напитка.

- В Архызе встретила мужчину, который меня покорил. Представляете, в свои пятьдесят он юн, энергичен и умён.

- Очень редкий сплав в настоящее время, – заметил я.

- Отлично катается на лыжах и сноуборде.

- Скажите хотя бы, как зовут этого супермена?

Уловив иронию в моём поведении, Ольга продолжила:

- Его зовут Эдуард Иванович, он научил меня кататься на лыжах, я полный чайник в этом деле. Угощал дивным горным чаем, который готовят на самой вершине, откуда он спускался по красной трассе, уверяя, что только наверху чай настоящий. Это было так романтично и вкусно, что я до сих пор чувствую аромат божественного напитка. В горах у Эдика оказались знакомые астрономы, там есть обсерватория, а в ней самый большой телескоп в Евразии. Никогда не думала, что есть люди совершенно равнодушные к алкоголю.

- Кто это, если не секрет? - спросил я.

- Это Эдуард и астрономы, его друзья. Мы целый вечер общались, они говорили о звёздах, квакерах и чёрных дырах, а на столе стояли две бутылки сухого вина. Одну они разлили по фужерам, а вторая так и стояла открытой. У них руки до неё не дошли, а я с ума сходила, мечтая плеснуть себе в чашку желанную жидкость, хотя помнила, что мне нельзя совсем.

- Устояла? - спросил я участливо, не замечая, что перешёл на ты.

- Эдику я рассказала про свои заморочки с коньяком, он понял и при помощи спиртного меня не соблазнял.

- Чаем обошёлся, - не удержался я, чтобы не сострить.

- Не смейтесь, вы не представляете какой он добрый, интеллигентный и эрудированный. Окончил астрофизику в МГУ.

- Это он рассказал?

- Нет, астрономы, его друзья, а он описал практику, которую проходил в Крымской обсерватории. Такой интересный рассказчик, знает кучу анекдотов - настоящий мужчина. Я не устояла. А когда собрались уезжать, предложил жить в Москве: он коренной москвич. Я упиралась, предлагая не торопиться, вы же знаете у меня в Краснодаре самые дорогие люди, поэтому мне желательно жить на Кубани, а временами наезжать в Москву. Эдуард воспротивился и сказал, что гостевой брак не для него. Посулил, что ни в чём не буду нуждаться, он человек обеспеченный и работать мне совершенно не обязательно.

Я согласилась, потому что беззаботной жизнью никогда не жила; она для меня привлекательная, таинственная: есть в ней что-то наркотическое.

Последние слова холодком отозвались в моей душе. Хотелось предостеречь, но отчего? Множество женщин мечтают о беззаботной жизни с сильным, красивым, богатым мужчиной! Ольгин лотерейный билет выиграл: зачем запрещать получить выигрыш? Женщина светится счастьем, а я начну пугать страшилками, которые гроша ломаного не стоят перед роскошью и блеском, отбросив печальные мысли, улыбнулся и сказал:

- Неожиданно счастливая концовка трагедии, которая по-настоящему не разразилась. Счастливого пути, удачи, гармонии и всего самого прекрасного. Рад за тебя, хотя грустно, что красивая женщина уезжает, и я наверняка тебя не увижу. Желаю трезвости; не забывай, что болезнь в тебе живая, она только отступила. В Москве полно Анонимных, если будешь общаться – не пропадёшь.

- Об этом я совершенно не беспокоюсь, как говорят астрономы: «Катастрофа произойдёт через миллион лет».

Неожиданно она шагнула ко мне, обняла и поцеловала. Жар волнения и желания пронзили моё существо, но Ольга отступила и выпорхнула из кабинета.

Прошло года четыре, дошли слухи, что она появилась на собраниях Анонимных алкоголиков, потому что сбежала из Москвы. Опять начала зашибать, печаль и тревога охватили меня, хотя не в моих правилах беспокоиться о тех, кто срывается с пути выздоровления. Они сами протаптывают трезвую тропу, я помогаю разобраться в ситуации, когда меня зовут. Любая помощь их развращает, они быстро ориентируются и садятся на шею сочувствующим. Вся жизнь пьющего алкоголика проходит в манипуляциях, обмане и высасывании ресурсов из близких людей, поэтому не рекомендуется бросаться на помощь пока “SOS” не прозвучал.

«Ибо когда я немощен, тогда силен», - прозвучали в голове слова апостола Павла, объясняющие моё бессилие перед зависимостью.

Друзья сообщили Ольгин телефон, я долго сомневался, и позвонил, когда услышал, что она угомонилась и ведёт трезвый образ жизни. Неожиданная радость на другом конце провода меня воодушевила - сговорились встретиться.

Передо мной сидела женщина, с которой не общался почти пять лет, хотелось в эмоциональном порыве сказать, что ничего не изменилось, но я видел печаль в когда-то сияющих глазах. Мне даже показалось, что в первую нашу встречу, она выглядела увереннее и собраннее, что-то в ней надломилось, но я не спешил с выводами. Терпеть не могу разговоров, начинающихся со слов: я так и думал, что добром эта авантюра не кончится. Глупости - ничего я не думал. Мне было по-мужицки жаль, что понравившаяся мне женщина уезжает за полторы тысячи километров, а встретиться с ней не поможет никакая теория вероятности.

Поздоровались, я тоже видать изменился, но не стал нарываться на комплимент, а Ольга сказала:

- Серый жилет и тёмно-зелёная рубашка тебе очень к лицу. Меня это порадовало, и я продолжил:

- Давай не обо мне, расскажи, как жилось в первопрестольной?

- Ты наверняка помнишь, что я ехала наслаждаться и балдеть в роскоши и сибаритстве. Нашла себя в домашних делах, готовке, приборке: параллельно были тусовки, театры и супермаркеты. Москва оказалась моим городом, я быстро в нём освоилась и свободно прокладывала маршруты на метро, совмещая их с наземным транспортом.

- А слабо было Эдику машину подарить? - спросил я с иронией.

- Предлагал, но я отказалась и правильно сделала: стоять в пробках для меня испытание. В деньгах Эдуард меня не ущемлял. В тумбочке на оперативные расходы находилось пару лимонов. Всё шло хорошо и можно сказать отлично. Я до сих пор не знаю, где он работает, но, слыша телефонные разговоры, поняла, что-то связанное с космосом. Ревнивым он не был, но и равнодушным тоже. Всё у него должно быть самым лучшим, поэтому когда распробовал мою стряпню, то стал приглашать друзей на посиделки. Москвичи не избалованы домашними деликатесами, у них в приоритете рестораны да кафе, а тут всё натуральное и на красивой тарелочке. Приятели Эдика меня приняли, он этому искренно радовался.

Я по профессии массажист, причём отличный, но от праздной жизни разленилась вконец. Эдуард запретил даже думать о работе: фитнес, йога, которыми он увлекался, меня не занимали. Изредка я ходила на его тренировки, прекрасно понимая материальную заинтересованность всех его гуру вместе взятых.

Но неожиданно моя дочь заболела рассеянным склерозом; я ожидала очередного внука, а получила страх, печаль и тревогу. Пришлось срочно искать лечение, и оно нашлось, но в Германии. Потребовалась куча денег. У дочери двое детей, и муж, который не очень зарабатывает. Слава богу, не сбежал. Деньги с трудом насобирали, оставалось 300 тыс. рублей, которые я надумала занять у Эдуарда, но он неожиданно отказал, хотя, как я уже говорила, в доме всегда лежали приличные бабки. При этом цинично отрубил:

- У неё есть муж, пусть подкидывается. Ты меня поблагодаришь, когда всё рассосётся.

Меня такая реакция парализовала. Я постаралась разъяснить хоть что-то:

- Можно подумать тебе в жизни никто не помогал, - выдохнула я.

- Не помню, - бросил он холодно, - Знаю, лучше всё делать самому, чтобы не благодарить и не винить. Благотворительности не обучен и не обязан жертвовать ничем.

Момент оказался радикальным: только что этот человек был приятным во всех отношениях и никакого негатива я к нему не испытывала; в какие-то секунды, в моих глазах он начал становиться мелочным скопидомом, мерзотным и жадным, неспособным на сочувствие и милосердие. Он ещё о чём-то говорил, отстаивая собственную правоту, а мой протест рос и твердел, подогреваясь тем, что я не просила подарить или жертвовать, я просила одолжить, а встретила жёстокий равнодушный отпор и проповедь на тему: что хорошо, а что плохо. Все слова и поступки, которые казались приятными, воспитанными и интеллигентными растворились в реальной корысти, жадности и безысходности. Тему закрыли.

Я стащила 300 тысяч рублей, отправила их зятю и устроилась на работу отрабатывать долг. На работе меня как провинциалку встретили с ревнивым любопытством, но когда убедились в мастерстве, оставили в покое.

Когда возвратила с покаянием первый транш из присвоенной суммы, Эдуард долго ругался и попрекал меня, что я воровка, потерявшая всяческое доверие и меня надо отдать под суд. Слова, которые он выкрикивал, я от него раньше не слышала; не сомневалась, что он их знает, но, сказанные в мой адрес, они приносили боль. На что я, сдерживая ярость, ответила:

- Заявляй, отсижу срок и буду свободна, но по закону. Наверняка мне скостят часть похищенной суммы, учитывая обстоятельства, и присудят выплачивать мизер. По сути, я безработная, отдавать буду медяками, и получишь ты меньше, чем я заняла у тебя, но лет через 15. Замучаешься долговой дым глотать бессонными ночами!

Скрипя зубами и упрекая меня в вероломстве, он согласился, но при условии, я должна жить с ним, как ни в чём не бывало. Что может вытерпеть мать ради ребёнка - это знают только женщины. Жила в постели с врагом - это мягко сказано. Эта мерзость в порыве страсти говорила, что любит меня, овладевая мной, по уже заведенному графику, порой меня тошнило в его присутствии, не говоря о прикосновениях.

Всё проходит! Пришёл срок заключительного взноса, который я отдала с учётом процента за кредит, который был в то время в сбербанке. Он и это учёл, потому что по его убеждениям ничто не должно человеку падать из милости, только за работу. Пришлось согласиться и на процент. Он посмотрел на меня с видом благодетеля и спросил:

- Ну и как, твою дочь вылечили?

- Ждём очередную операцию.

- Я тебе денег больше на займу, а если украдёшь, то сядешь.

- Я знаю и на тебя не рассчитываю. Но мне надо уехать и навестить дочь.

- Езжай.

В родном городе почувствовала полную свободу от всяческих обязательств и от этого чудовища. На третий день послала ему депешу:

- К тебе не вернусь, пришли мои вещи.

Он прислал всё, но наложенным платежом.

Всё затихло. Прошло несколько месяцев, и он начал звонить с предложениями вернуться, соблазняя посулами о материальном благополучии, но не потому, что осознал собственную жестокость, нет, Эдуард потерял комфорт, который я ему создавала. Он не понимал моего чувства, что перестал быть мне близким и любимым, он перестал для меня существовать как мужчина, как объект, на который можно смотреть без омерзения. Я не могла даже думать о днях проведённых вместе, хотя всё начиналось так романтично.

Осознав, что моя позиция твёрдая, он начал меня оскорблять и обвинять в неблагодарности, упрекая, что я не оценила того, что он для меня сделал. Осчастливил Москвой, театрами, шмотками, и прочими благами, включая и 300 тысяч, которые я у него похитила, а он простил и подарил свободу…, - Ольга замолчала.

- А как твои дела сейчас? - спросил я осторожно.

- Жду очередного медицинского обследования у дочери. Надеюсь, что всё утрясётся, - сказала и улыбнулась.

Я почувствовал, пришла пора расставаться, хотя хотелось кое-что спросить ещё, но всему есть мера.

* * *

Прошло месяца два, неожиданно я получил от Ольги электронное письмо, в котором она описала, что не решилась рассказать при встрече:

- Валентин Николаевич, я не считаю себя отличной массажисткой, но кое-что умею в рамках доказательной медицины, которой училась более десяти лет. Никаких чакр, энергий и прочей мошеннической экстрасенсорики не придерживаюсь, потому что "я вижу руками" и действую ими, облегчая состояние больного, исходя из собственного опыта и полученных знаний. Когда работаю с пациентом, полностью осознаю ответственность за его состояние, и если вижу путь выздоровления, то предлагаю его больному с расчётом, что он будет следовать моим рекомендациям и регулярно приходить на приём.

Обдумывая наш разговор, пришла к выводу: я не считаю Эдуарда мерзавцем или предателем. Понимаешь - его просто нет. Был человек - и нет! Без анализа. Он, конечно, содержал меня, но это было его решение, и я считала это нормой, потому что члены родной стаи помогают друг другу, и каждый выполняет свой манёвр. А если при трудностях говорят: «Это твои проблемы», - это уже не стая, не дуэт, а социальная возня типа: моя хата с краю, я ничего не знаю и знать не хочу.

В этой ситуации я, не страдающая сторона, и, как бы мне не хотелось, действительность нельзя покрасить в чёрно-белый цвет, в ней множество оттенков голубых, розовых и фиолетовых… etc.

Деньги я стырила, но и вернула с процентами. Я всегда считала, что любовь женщины к мужчине - подконтрольное чувство. Да, я любила Эдуарда (а может и люблю), но это отступило, потому что я практикую новую привычку - отсекать мысли о нем. Я абортировала воспоминания о нём, и они отступили. Человека не осталось - он тень из прошлого.

Однажды мне приснился сон, полный ужаса, не типичный для моего мировосприятия, но я поняла: после этого ночного кошмара все положительные чувства исчезли. Уверена, чтобы мне не снилось - это все я, а люди, которые во сне, часть моих чувств и эмоций, они - виртуальные клоны, но я думаю, они личности, преломленные моим подсознанием.

Сон был похож на жидковатое желе, я перемещалась в нем, воспринимая действительность как революцию, которая началась, и люди ютятся у костров молча, устремив тоскливые глаза на веселую ярость огня. Пламя и люди - древний союз, с которого начался прогресс. Взгляд споткнулся о что-то знакомое. Эдуард?! Сколько раз наяву и во снах я грезила предвкушением встречи. Выискивала символы, придумывала знаки - вот здесь, во сне, не похожем на что-то "разумное доброе вечное", во сне, напоминающем жидкий кисель, я увидела Его: костер бесился бликами на его лице, которое когда-то было моим, как все из чего Эдуард состоял. Иду. Улыбаюсь. Остается несколько шагов…. А это кто рядом с Ним? Что это? Останавливаюсь. Моим глазам предстало омерзительное в своей наготе и искренности, счастье двоих, для них не существует толпы. Такой взгляд не перепутаешь: он не для показухи - это забота, желание любящего мужчины защитить. Его склоненная вниманием голова, тревога... Он что-то спросил у нее, накинул на плечи свою куртку, обнял, наполняя теплотой. Она что-то сказала, он открыл бутылку с водой, она сделала несколько глотков. Посмотрела снизу вверх на него, лучась счастьем.

Отвратительное зрелище - его любовь не ко мне. Так вот ты какая, любовь моего любимого: ниже среднего роста, с рыжеватым хвостиком на макушке, бесформенная тушка, но в его уме порядочная и целомудренная. Со временем такие превращаются в вечно-ноющих сук, взгляду восхититься не на что - серая мышь, Эту чуню он решил обогреть, накормить, защищать. Архаичная ода серым мышам. Роковые женщины, профессиональные стервы, красотки, артистки и звёзды эстрады - все они нервно курят в углу, когда броуновское движение вбросит в их жизнь мерзкую серую мышку.

Она беременна?! ... На сносях?! ... Я перестаю быть существом женского пола, с именем и историей. Я знаю, что делать. Злобно и саркастично улыбаясь, подхожу к ней. Мне плевать на ее выражение лица, какую музыку она слушает, в какую религию верит, в моей вселенной ее уже нет. Подхожу к ней вплотную, краем глаза вижу, как Эдуард торопиться, пробираясь между кострами. Он спешит, желая защитить.

Одним движением ладони я вспарываю ей брюхо, физически ощущая горячее и мокрое. Рука рвет плоть и вытаскивает плод, … Я хохочу, никогда так злорадно не смеялась ни во сне, ни наяву. В моей руке болтается кусок, еще недавно живущий в животе серой мыши. Где сама мышь я без понятия, потому что у меня перед глазами обезумевшее лицо Эдуарда. Немой ужас смотрит на меня. Он узнал меня: отныне и присно и во веки веков каждая клетка его существа до конца дней будет помнить, что я сделала с его наследником. Ни алкоголь, ни химия, ни медитация с йогой - никакая другая хрень не вытравит из его памяти это зрелище. Это сделала я! - кричу и заливаюсь смехом.

Проснувшись, как старая «волынка ", начала думать: «Ах, как хорошо, что это просто сон, ничего подобного я даже представить не могла", - но вдруг, порывом свежего ветра возникло ощущение торжества и удовлетворения.

Я совсем не знаю себя. Я пережила агрессивные, злобные эмоции и ужасные чувства торжества, которые даже приблизительно не испытывала в реальной жизни. Но сожаления и печали нет. Здорово?! Спасибо кому?! Жизнь продолжается, но темнота и мрак тоже притягательны, как алкоголь и наркотики.

* * *