| страницы АА | лирика | к рассказам |

РАССКАЗЫ


страница 28:

1. Мои дворовые друзья
2. Романтика и современность

РАССКАЗЫ


Мои дворовые друзья

Каждое утро, когда я входил на территорию кооперативного гаража, меня встречали четыре собаки и несколько кутят дворовой породы - все они, виляя хвостами от восторга, заглядывали мне в глаза, ожидая угощения. Иногда я приносил им косточки, и старался покормить каждого пса в отдельности, чтобы взрослые животные не отнимали еду у малышей. Когда угощения не было, собаки обходились добрым словом; иногда я гладил их по головам, отчего они жалостливо скулили и умилённо лаяли. После того как открывал гараж, они исчезали, одержимые собственными заботами.

Через некоторое время я садился на велосипед и выезжал из кооператива на традиционную утреннюю прогулку. Дружелюбные собаки появлялись, но от их миролюбия не оставалось и следа. Впереди неслась серо-рыжая сука ростом до педалей велосипеда, наполненная злобой и ненавистью то ли ко мне, то ли к двухколёсному аппарату. Она надрывно лаяла, так громко, что перекрывала голоса всех остальных четвероногих, которые тоже были не высокого роста. Дворовые твари поочерёдно пытались схватить меня за ногу, а мне приходилось время от времени напоминать им, что могу обороняться ногами, что я и делал, иногда успешно. Когда мягкий кроссовок задевал морду особенно наглой собаки, стая отступала, а какофония возмущения перескакивала на более высокий уровень, доходя до визгливого негодования. Память у них была отменной, после полученного удара они держали дистанцию несколько дней, но со временем пыл происходящей погони захватывал их, и они снова приближались к педалям на близкое расстояние.

Со временем стал наблюдать, за интенсивностью лая и, анализируя злобность агрессии, понял, что воинственность стаи менялась, и я решил определить, отчего зависит показная ненависть четвероногих, которые, когда я был без велосипеда, казались добрыми, ласковыми и пушистыми.

Луну, звёзды, дождь, тучи пришлось отвергнуть, потому что как я ни старался корреляции не получалось. Остались сторожа, они были совершенно разными, по поведению, по возрасту и социальному статусу. За долгие годы я успел познакомиться с основным сторожевым корпусом. В результате пришлось признать: наибольшая воинственность в стае наблюдается при дежурстве старшего сторожа, который давно был на пенсии, а в прошлом работал машинистом тепловоза на железной дороге.

Я знал, что инструкции в железнодорожном ведомстве строги и неукоснительны, видимо за время службы этот человек пропитался расписаниями, и пытался создать вокруг себя своеобразный филиал железной дороги, поэтому был требователен к членам кооператива и своим подчинённым, в обязанности которых входило охранять и следить за порядком. Во время его дежурства собаки несли службу особенно рьяно и фанатично. Стаю кормил не только он, но при его присутствии, животные понимали, чем громче они лают, тем больше нравятся старшему.

Сторожей было человек пять, и каждый по-своему отражался в поведении четвероногих. Они гавкали и бегали при любом стороже, потому что понимали, за что их здесь привечают. Но если в смене был бородач, похожий на Берендея, с доброй улыбкой и смеющимися глазами, то лай моих врагов был звонким и радостным, его было слышно на другом конце кооператива, без злобного истошного рычания, показывающего всем окружающим, что их хотят порвать как дырявую шапку из шкуры соседнего Полкана. В смену Берендея возле сторожки собирались не только собаки, но и кошки. При этом стороже даже звери были добрее, что напоминало мне детство, в котором романтическая дружба любимой собаки, по кличке Мальчик с кошкой Дафной, доходила до того, что она котилась в собачьей конуре, а пёс жил на улице, несмотря на непогоду.

Один из сторожей своим спокойствием порой вызывал у собак такой прилив лени, что они вообще не вставали со спальных мест, предпочитая отдаваться прохладе и неге.

Но собаки были не так просты, как мне казалось. Однажды на меня бросился незнакомый пёс, который случайно забрёл в кооператив, вся стая набросилась на него, защищая меня и своё право сторожить и кормиться именно здесь, что для меня стало неожиданной радостью. После этого я перестал гневаться на показную злобность, и воспринимал собачью агрессию как утреннюю зарядку. Свора с рассветом просыпалась, а день для них начинался суетливой беготнёй за ранним велосипедистом, которому не спалось.

Совсем недавно обратил внимание, что стая исчезла, во всяком случае, несколько дней выезжал без звонкого эскорта, на который обращали внимание таксисты и люди, ожидающие рейсовые автобусы на конечной остановке. Сторож похожий на Берендея остановил меня и грустно сказал: «Некому теперь вас провожать - Рыжуха околела!»

Я вначале не понял, что закипело в моей душе. Могу точно сказать - облегчения не было. Оказалось, что я настолько привык к традиционному собачьему сопровождению, что воспринимал это как своего рода необходимый утренний обряд, без которого стало скучно и пасмурно, хотя восток горел оранжевым цветом, предвещая хорошую погоду.

«В стае должен быть вожак, - грустно подумалось мне. И машинист здесь не причём. Рыжуха объединяла стаю общим делом, которое сближает не только людей, но и животных».

Уже целый месяц никто меня не облаивает и не провожает на трассу, есть в этом что-то печальное и тоскливое.

* * *

Романтика и современность

"…Современный писатель не может обойтись без романтики.
В противном случае в его произведении не будет идей и чувств,
эмоционально возвышающих читателя".
Айтеч Хагуров.

Недавно по ящику показали мультфильм, как в Северной Корее цветные карандаши превращаются в ракеты, которыми дети защищаются от Соединённых штатов, грозящих уничтожить их за неповиновение «мировому порядку». И чем грознее корейцам грозят из-за океана, тем сильнее они сплачиваются вокруг Ким Чен Ына, готовые защищать свою родину от внешних врагов.

А что такое патриотизм? Это то, что содержит в себе идеи и чувства, возвышающие человека до эмоционально героического мироощущения, позволяющие защищать собственную отчизну от внешнего посягательства.

Я вспомнил, что мой патриотический романтизм начинался с книжек Аркадия Гайдара, которые мне читал отец, военнослужащий. Детские произведения известного писателя, написанные до Великой Отечественной войны, интересовали меня уже в 5-6 летнем возрасте. Повесть «Тимур и его команда» учила меня справедливости и состраданию героям гражданской войны, получившим ранения. Мальчиш - Кибальчиш - образец стойкости и мужества, который достоен всеобщего уважения:

Плывут пароходы - привет Мальчишу!

Пролетают лётчики - привет Мальчишу!

Пробегут паровозы - привет Мальчишу!

А пройдут пионеры - салют Мальчишу!

Рассказы Гайдара и других авторов помогали воспитывать поколение, которое отстояло СССР от фашизма. Мы, мальчишки послевоенной поры, подросли и зачитывались этими произведениями, которые формировали наш патриотизм и верность отчизне. Это романтизм называется любовью к Родине и его надо взращивать, потому что он защищает общество от внедрения чуждых теорий, которые удивляют нас вакханалиями типа: «Кто не с нами тот москаль». Патриотизм помогает мне гордиться, что я Россиянин и хочу быть русским.

Нас пугают санкциями, и периодически придумывают новые, но настоящего Россиянина не запугать, потому что патриотический романтизм существует на генетическом уровне, его врубили в нас народные сказки и Александр Невский: «Кто к нам с мечём придёт, от меча и погибнет». Поэтому тем, для кого патриотизм пустой звук, кажется, что если у нас не будет шоколада или сыра с плесенью, то мы затоскуем настолько, что станем на коленях просить, чтобы нас вернули к корыту, где навалены деликатесы. Не дождётесь, господа.

Я рассказал внучке, как в 5-8 классах писал записки одноклассницам, приглашая их в кино, и пытался при этом скрыть собственное имя, потому что стеснялся своих чувств, но они были. Если бы стал юным сейчас, то использовал бы для этого гаджеты: они разнообразят жизнь и пригодны для секретной передачи зарождающихся чувств. На асфальте иногда появляются надписи: “Люба, или Маша я люблю тебя”, - я радуюсь этому, потому что понимаю, жизнь продолжается. Значит не всё так страшно, как пытаются нам рассказать теоретики духовного Армагеддона.

Намедни мне посчастливилось побывать на родительском собрании у моей внучки. Ничего нового не увидел: присутствовали одни мамы, радеющие о собственных детях. Я слушал и получал удовольствие оттого, что красивые женщины, годящиеся мне в дочки и даже во внучки, на полном серьёзе требовали от своих чад послушания и успеваемости. Ничего не изменилось. Мне представилось, что какие-то полтора десятка лет назад, они сами были источниками возмущения на родительских собраниях и воспринимали требования учителей и родителей как придирки, мелкое критиканство и посягательство на свободу.

Учительница рассказала, что две недели назад на интерактивной доске, которая была гордостью каждого класса, появилась заставка: фотография ученицы в гимназической форме с надписью: “Я тебя люблю!” По этому поводу началась громкая дискуссия о нравственности прекрасного поступка. Я обомлел и не мог понять, что происходит с родителями восьмого класса: не выдержал и выступил:

- Мне несказанно повезло, что я оказался на родительском собрании, на котором присутствуют одни женщины. Неужели вам, когда вы учились, никто не признавался в любви, не писал об этом в альбоме для рисования, дневнике, тетрадке по русскому или литературе, на асфальте или не звонил по телефону. В настоящее время у юноши появилась возможность заявить о своих чувствах таким оригинальным современным способом. Радоваться надо за маму и мальчика, который испытывает высокие чувства, несмотря на то, что интернет наполнен грязью и порнографией. Порадуемся и за девочку, за её скромность, потому что в противном случае этой прекрасной надписи не было бы.

После моих слов событие перестали обсуждать, а на другой день внучка передала мне комплимент от классного руководителя.

Для меня романтика юности начиналась с циничного «Героя нашего времени» М. Лермонтова, безрассудно-мстительного Сильвио из рассказа «Выстрел» А. Пушкина. Наивный Филька с надписью “Таня” на груди в «Дикой собаке Динго», провоцировал меня на татуировку химическим карандашом, а трагичная «Первая любовь» И. Тургенева, вызывала сострадание. Можно и дальше продолжать этот список, но это будет не принципиально. Романтические произведения существуют, наверняка их пишут сегодня и будут писать завтра, потому что без любви, нежности, сострадания и героизма не может быть полноценной жизни.

Давайте припомним чудо на Ижме, которое произошло в сентябре 2010 года, когда пассажирский самолёт Ту154 без электричества и радиосвязи, отклонился от курса и практически без топлива приземлился в тайге. Сама статья в газете - романтическая история о том, как Сергей Сотников один хозяйничал на заброшенном аэродроме, который уже давно нигде не числился местом приземления самолётов. Мужчина каждый день делал своё дело согласно должностной инструкции начальника вертолётной площадки, потому что взлётно-посадочная полоса, если она существует, должна быть пригодной для взлёта и посадки. Его труд пригодился в реальной, сказочной, романтической ситуации. Командир заблудившегося самолёта, Евгений Новосёлов, и его экипаж, увидев в тайге пригодную для посадки полосу, приземлились без опасных повреждений, все люди остались живы. Сотников добросовестно исполнял свои обязанности, и это оказалось архиважным, потому что не было случайным.

Аварийным рейсом летели 72 пассажира, для каждого из них произошла фантастическая, чудесная, романтическая история со счастливым концом. Может быть великие писатели Паустовский, Грин, Бунин и другие смогли бы написать об этом гениальную повесть и множество рассказов, но в данном случае статья в газете настолько романтична и чудотворна, что удивлению нет границ. Мы порой упрекаем писателей в излишней романтизации литературных героев, что они для красного словца простые события готовы завернуть в фантастический фантик лишь бы привлечь читателя. В Ижме сошлись воедино мастерство пилота и ответственность работника на земле. В данном случае никаких слов не хватает, чтобы с достоинством оценить случившееся, на этом фоне сплетни из жизни звёзд, которыми пестрят газеты, интернет и голосят программы ТВ, становятся жалким лепетом восхваления благополучия и сытости. Неужели ампутация груди у Анджелины Джоли или её развод с Бредом Питом - романтическая история, достойная обсуждения на российском телевидении?

Новый год и Рождество, сказочное и таинственное время года, но когда читаешь письмо мальчика из Донбасса к Деду Морозу, в котором ребёнок просит не приезжать к нему на ёлку, потому что российского деда со Снегурочкой могут убить, слеза прошибает, хотя сказочность новогодних персонажей никто не оспаривает.

Вот мы и пришли к самому интересному: литература является основным проводником романтизма, который нас объединяет и наполняет чувством национальной гордости, в противовес интернету, который как мировая цивилизованная помойка существует для того, чтобы патриотического романтизма у каждого из нас стало меньше. Когда существовал СССР, нас обвиняли, что мы самое закрытое общество в эпоху демократии и открытости. Сейчас, когда наступила эра “истинной” открытости, “что хочешь то и пиши”, нас не слышат, глушат и опровергают, обвиняя во всех чудовищных преступлениях, которые только можно придумать. Наступила эпоха гласности, но по особым правилам, их с позиции международной справедливости объяснить невозможно. Россия не имеет права голоса, только «белый град на холме» захватил право диктовать условия демократии и реализма. Однополые браки и свобода сексуальным меньшинствам – супер романтизм современности?!

Государство периодически поворачивается лицом к киноиндустрии и театру, но если не заниматься литературой, то каким образом можно донести сюжет до продюсера, режиссера, актёра и зрителя. А будет ли понятным сюжет без написанного текста? В эпоху немого кино гениальный Чарли Чаплин снимал за день-два уморительный или драматический ролик, говорят без написанного сюжета, но Чаплин в этих роликах был драматургом, режиссёром, актёром и оператором. Сюжет наверняка был в голове у гения, и высокий гражданский романтизм его картин не вызывает сомнения, он понятен всем. Но Чарли стал неугоден “дяде Сэму”, и режиссер уехал из страны образцовой демократии, потому что его художественный и жизненный романтизм не вписывался в прагматизм капитализма.

Наступил период сериалов и многосерийных фильмов, и как никогда необходимо умение писать, а без романтического настроения, только на желании получить пачку зелени далеко не уедешь. Без романтики о чём писать? Об убийствах, войнах, мошенничестве и воровстве? Но даже в этой среде О’ Генри умудрялся находить благородных жуликов.

Человек, выходя из пещеры и переселяясь в более комфортные условия, обретал способность более тонко всматриваться в жизнь. Появлялись религии, которые учили любви.

Самое романтическое определение любви у апостола Павла:

- Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится.

А пока любовь существует, будет необходим романтизм, сказочность доброта и нежность.

* * *