| страницы АА | лирика | к рассказам |

РАССКАЗЫ


страница 20:

1. Алые паруса на Неве
2. Бессмертный полк
3. Наверно он целует ноги ей
4. Три таинственных Кипра
5. Шедевр

РАССКАЗЫ


Алые паруса на Неве
(современная сказка)

Слава богу, наказ моей бабушки, что родственники должны встречаться на пасхальной седмице, работает. Я и моя внучка сидели на палубе теплохода, который давно уже никуда не ходил, а был пришвартован к правому берегу реки Кубань, выполняя роль развлечения на воде. Заведение не относилось к первому классу ресторанного бизнеса, но имело привлекательную особенность: стояло на реке, от которой веяло прохладой. Мы ожидали других родственников, они как всегда запаздывали, но нас это не напрягало. В кои веки выдаётся свободный часок, чтобы поболтать с любимым человеком, которого в далёком детстве таскал по аттракционам и паркам любимого города.

Я взглянул вверх по течению реки: там, из-за ещё чудом не вырубленных деревьев, нависала громада многоэтажных зданий и полностью закрывала лазурное с прозрачными перистыми облаками небо. Немного левее виднелся Поцелуев мост, в его створе садилось солнце. Пешеходов на мосту не было по причине рабочего дня. Левый берег Кубани, пологий, ещё не застроенный добротными имениями, смотрелся в лучах заходящего солнца, как зелёный ухоженный уголок, засаженный фруктовыми деревьями.

Стильный официант время от времени появлялся с вопросом: «Не желаете ли ещё чего-нибудь?» Я вежливо отмахивался, понимая, его работа - заботиться о посетителях. Внучка Татьяна, с ней я виделся довольно редко, поразила меня своим тоскливым настроением, которое совершенно не срасталось с образом яркой успешной женщины в модном платье и шляпке из последнего журнала. Она с детства знала чего хочет и упорно решала поставленные задачи.

- Рад, что мы встретились. Насколько тебя знаю, я тебе для чего-то понадобился, - начал я осторожно, чтобы не наткнуться на её спесивость.

- Намедни в ящике увидела Алые паруса, которые Петербург не первый год выдаёт за начало счастливой жизни.

- А чем они тебе не понравились? Ты сама участвовала, лет семь назад, в этом празднике и тебя всё устраивало, если мне не изменяет память.

- Сколько лет прошло, а счастья нет.

Я, держа паузу, смотрел на Кубань, которая в этом месте сливалась с затоном. Стрелка стала частью большого парка.

«Может быть, это место напомнило ей Петербург, где она училась в университете. Хотя на вид ничего похожего», - подумал я и осторожно продолжил:

- Не понял в чём печаль? Закончила с медалью школу, с отличием питерский университет, работаешь в МЧС по специальности, зарплата, квартира - не каждый в 26 лет так упакован.

- Всё ты на деньги переводишь.

- Без рубликов никуда не поедешь, даже на «Алых парусах», - иронично отбивался я.

- Ты можешь меня на какой-нибудь корпоратив пристроить, надо же мне мужа где-то раздобыть?

- Как говорил мой преподаватель философии: "Всё надо делать во время и в нужном месте". В институте что? Принцы не пробегали?

- Не производили впечатления принцев, скорее пажи какие-то.

- Так на нашей фирме все принцы уже пристроены, придётся по живому разрывать.

- Сейчас по этому поводу не заморачиваются. Приручают и всё.

- Ты же вроде с другими принципами росла, - возразил я.

- Да видать переродилась, опять же эти «Алые паруса» тоску нагоняют.

- Ассолью захотелось побыть, сама же сказала, что стрелка Васильевского острова не кишит принцами, тем более они только из школы вылупились.

- Ну не в Краснодаре же их искать.

- А почему нет? Ты устала, тебе настоперчил прагматизм бизнеса и захотелось романтики, - сказал я.

- А что, романтика исчезла?

- Не исчезла, постарайся сама её сотворить.

- Что ты имеешь в виду?

- Ну ладно, - решительно начал я, - советую тебе только как дед, а не угольщик Эгль. Поройся в списках бизнесменов нашего города, наверняка у тебя есть доступ к этим данным, выбери самых успешных и пришвартуйся с ненавязчивой проверкой.

- Так мы должны предупреждать, - начала внучка, но я не дал ей договорить.

- Кому ты мозги паришь, приходи именно с предупредительной проверкой.

- Я начальник отдела по психологической помощи пострадавшим…

- Тебе и карты в руки. Для начальства придумай название диссертации: «Реакция руководителя на внезапную проверку пожарной безопасности». А в процессе раскатай кандидата на «Алые паруса», если решится, то принц Уэльский, хотя они уже высоко не прыгают, больше по «голубым устрицам» таскаются.

Татьяна задумалась. В это время подошли жена и двое моих дочерей с мужьями: разговор прервался.

Прошло несколько месяцев. Среди ночи я силился отключиться от Поля Мориа, который своей «историей любви» настырно разрывал мой сон. Я проснулся, осознавая, что мелодия была звонком от внучки: на часах было 2-30.

«Откуда это она?» - подумал я, и нажал громкую связь.

- Дед ты не угольщик, ты волшебник! Я на стрелке в Питере! «Алые паруса» плывут по Неве… Мечты сбываются! - кричал смартфон родным счастливым голосом.

- Поздравляю, микс белых ночей и алых парусов - это круто. Жду подробностей.

- Приеду, расскажу.

Прошло ещё месяца два, на экране высветилось: «внучка».

- Дед пришвартовывайся на наше место, я расскажу тебе сказку, которая стала былью.

В этот раз Татьяна светилась счастьем энергией и жизнелюбием. Такой она мне всегда нравилась, от неё исходил ток любви и вдохновения.

- Дед закажи воды, только самой минеральной.

- Боржоми боюсь, потому что поставщикам не доверяю, а нарзан подойдёт, - сказал я, обращаясь к официанту.

Фирменная, темно-зелёного стекла бутылка, запотевшая на воздухе, с шумом выдохнула природный газ, и вода полилась в тонкий стакан, расплываясь мелкими пузырьками. Татьяна, не дожидаясь наполнения, начала пить большими глотками, было видно, что она волнуется. Я любовался ею, осознавая абсолютную любовь к существу, в котором была часть моей крови.

- Твоя мысль, что можно выбрать принца не выезжая за пределы родного города, увлекла меня, и я приступила к действиям. Первое, что сделала, заказала визитки с «Алыми парусами», на карточке написала мой e’mail. Мне казалось, что это главный реквизит в пьесе, которую задумала с твоей подачи. А на обратной стороне крупными красными буквами написала - 25 июня! Для себя набросала краткий сценарий, который носил больше предупредительный и познавательный характер. Никакого устрашения. Визит о намерениях, как любят говорить на востоке. Трудновато было первые раза два. Поразило, что никто документы, подтверждающие законность визита, не требовал.

- Ты же в форме отправилась, - не удержался я от реплики.

Внучка посмотрела на меня, словно хотела спросить: «Откуда ты знаешь?» – но передумала.

- Все вначале пугались, но когда понимали, что это ознакомительный визит спокойно выслушивали мои предложения по внедрению современной противопожарной сигнализации. Я добросовестно отвечала на конкретные вопросы и обсуждала предложения по сотрудничеству. Когда понимала, что тема исчерпана, оставляла визитку. Для размышлений давала пару недель. Занималась этим интенсивно в течение месяца. Чтобы бизнесменам не казалось, что я их водила за нос, дальнейшую работу передавала районным инспекторам для проверки.

В процессе ознакомления ничего особенного не происходило обычные заигрывания на уровне дежурного флирта, которые заканчивались приглашением в ресторан. Взятки не предлагали, но ремонт в квартире пытались запроектировать. Я не соглашалась, обосновывая, что в гости пока ко мне ходить рановато.

Где-то на седьмой проверке я попала в торгово-строительное предприятие «Баярд». Чистый, современный салон-магазин, отремонтированный с применением передовых технологий, для чего использовался гипсокартон. Мне понравились современная керамическая плитка, наливные полы и краски. Но больше всего меня поразили электрические тёплые полы. Я сразу вспомнила мою прабабушку, которая рассказывала, что даже будучи директором фирменного магазина «Мясо рыба» вынуждена была сидеть в кабинете в валенках, потому что пол из метлахской плитки никакой теплотой не обладал. Могу тебя удивить, мне посчастливилось побывать на праздновании «Дня Строителя» на этом предприятии.

- Угодила всё-таки на корпоратив, - винтил я словечко во внучкин поток.

- Дед не перебивай, ты не знаешь, как прикольно отплясывать польку босиком на тёплом мраморном полу. Твоя маманя наверняка об этом даже не мечтала.

- Да жаль, что не дожила, порадовалась бы за всех торговых работников, - подтвердил я.

- Так вот вхожу я в кабинет генерального директора, а там в углу иконостас и Николаем угодником и иконой Казанской Божией матери. Я немного оробела, но спрашиваю:

- Вы Юрий Алексеевич?

- Да, - отвечает он спокойно.

- Мне сказали вы генеральный директор этого предприятия…

- Ну раз сказали, то правда.

- Может быть я не вовремя, у вас что-то случилось?

Он улыбнулся и отвечает:

- Не вовремя только налоговики и пожарники приходят, всем остальным стараюсь радоваться.

- Я из пожарной инспекции, - тихо сказала я.

«Странно она же должна быть в форме», - подумал я, но перебивать не стал.

- Ну не бежать же мне от вас, – улыбнулся Юрий Алексеевич, - Хотя очень хочется.

- А вы не воспринимайте меня как карателя.

- Как можно о красивой женщине думать так злобно, - находчиво отпарировал директор.

- Ты знаешь, дед, он мне сразу понравился, высокий, умный, вежливый…

- Интересно, как ты быстро разобралась в его уме?

- Вот ты всегда не даёшь рассказать, сбиваешь с мысли. Начали мы осматривать объект. Придраться было не к чему, хотя я чувствовала прилив кровожадного прилежания. Пришлось остановиться, как раз на электрических полах: другого выхода не было. Я стала настаивать, что это новое оборудование и мне необходимо разобраться в степени его пожарной безопасности, чтобы у предприятия не было проблем в дальнейшем. Юрий Алексеевич спокойно выслушал мои претензии, хотя возразил, что нагревательный кабель вместе с регулирующими приборами сделаны в Германии, а не во дворе китайской фанзы Мы договорились, что в следующий раз прежде чем прийти я позвоню и вручила ему визитку

- Никогда не думал, что пожарники имеют отношения к «Алым парусам», казалось, что вам ближе красные петухи, - отреагировал директор на мою карточку.

- Видите ли, уважаемый Юрий Алексеевич, пожарники это те кто поджигают, а тех кто тушит называют пожарными.

- Остап Бендер предполагал ещё одно звание - простой топорник

- Ну это уже к Ильфу и Петрову, претензии, - отпарировала я.

- После этого визита мой пыл к исследованиям охладел. Я очень хотела, чтобы Юрий Алексеевич позвонил, но не на того напала. Пришлось изучить молодого человека поподробнее, для этого подключила однокашника из ФСБ, он нарыл, что мог: тридцать лет, институт, аспирантура, чёрный пояс айкидо, не женат, в нарушении закона не замечен. Что может быть лучше? Пришлось основательно подготовиться. Перерыла кучу литературы про эти полы, но ничего пожароопасного не нашла. Однако в одном строительном журнале напала на странную заметку, подписанную В. Ловковским, в ней было написано, что воздействие электрического поля нагревательного кабеля на половую функцию мужчины не изучено, но на расстоянии полуметра от теплотворного элемента воздействие на живую материю ощущается. Это была сенсация. На этом я и построила свой следующий визит. Позвонила и напросилась на приём. Поздравила его с тем, что полы действительно пожаробезопасны и продавщицы могут продолжать и дальше прыгать на них босиком. Мне показалось, что моё сообщение директора совершенно не тронуло.

- А вот встречать меня так натянуто не надо, потому что я уйду, а пожарный надзор останется, хотя этим будут заниматься другие люди, - обострила я обстановку.

Он посмотрел на меня пристально и вдруг произнёс:

- Если скажу что рад вашему приходу, то буду неискренен, потому что приходится относится к вам как к очередной проверке, несмотря, что вы красивая и умная женщина.

Я посмотрела на него внимательно и с иронией, на которую только была способна сказала:

- Не мудрено, в вашем-то положении, и, оставив на столе вырезку из журнала, вышла, но за дверью остановилась и прислушалась. Через несколько мгновений услышала громкое восклицание:

- Он же сам нам этот кабель и принёс, ну я ему устрою прочихвон!

Я ликовала.

- Ну Туся, ты и штучка, - сказал я с восхищением.

- Твоя школа, дед!

- Не понял, я то здесь причём?

- Ты, когда рассказывал про свои розыгрыши, неоднократно повторял, что экспромт должен быть тщательно подготовлен.

Я промолчал, ожидая продолжения.

- Прошло месяца полтора, и я получила на свою электронную почту билет в Петербург на утро 25 июня, так я оказалась на «Алых парусах», рядом со мной в самолёте сидел Юрий Алексеевич.

- Мечты сбываются, - сказал я. Внучка улыбнулась:

- Ты самый лучший дед на свете!

- А что он сделал с Ловковским? – сгорая от любопытства, спросил я.

- Юра с компаньоном загнали его в угол, и тот признался, что компания уволила его за махинации, которые он вроде бы не совершал. Он решил отомстить супостатам, поэтому черканул статью про мужскую потенцию. Ничего личного, только бизнес, как любят сейчас говорить, - закончила внучка улыбаясь.

Я заказал шампанское.

* * *

Бессмертный полк

Осторожно, чтобы не помять весенние цветы, лежащие на постаменте, я присел на бронзовое колено Григория Пономаренко, которое блестело от прикосновения людей. Традиция через бронзу обрести счастье постепенно распространяется на все памятные символы города Краснодара. Внучка сфотографировала меня; на мгновение мне показалось, что знаменитый композитор - это Василий Тёркин нашего времени. Он присел отдохнуть, облокотившись на гармонь, которая была ему органически необходима. Припомнились стихи Твардовского:

Только взял боец трехрядку,
Сразу видно — гармонист.
Для началу, для порядку,
Кинул пальцы сверху вниз.
........................
И от той гармошки старой,
Что осталась сиротой,
Как-то вдруг теплее стало
На дороге фронтовой.

к рассказу Бессмертный полк

В это время, по проезжей части улицы Красной, на полуторке, каким-то чудом восстановленной русскими умельцами, появились участники Бессмертного полка. Посередине кузова, в окружении молодых людей сидел седой мужчина с орденами на груди, а в его руках волновалась видавшая виды гармонь, которая играла «Катюшу». Так для меня началось празднование Семьдесят первой годовщины Победы над фашистами. Услышав песню, Ева, моя внучка, школьница, заволновалась и потянула меня в поток людей, которые следовали за техникой военного времени. Мимо проплывало красное полотно – увеличенная копия знамени Победы. Девушки и юноши с радостными лицами несли многометровое полотнище, которое соединяло между собой молодёжь и ветеранов. Проехали ещё несколько машин легендарного времени, на них сидели пожилые участники войны, которым посчастливилось дожить до очередной юбилейной даты. Для участников войны каждый год празднования Победы юбилейный: всем им уже за девяносто, это счастье, что они остались живы и ещё большее счастье, что их жизнь активно продолжается.

Людской поток слегка поредел, и я увидел Валентина, моего студенческого друга, он шёл в белой майке, на которой была фотография мужчины и женщины. Рядом шёл внук, он держал портрет молодого военного в звании полковника с планкой орденов на левой стороне груди. Мы обнялись, познакомили внука и внучку и разговорились очень довольные встречей.

- Кто это у тебя? – спросил я.

- Это тёща и тесть, оба участники войны, фотографию нашла жена в пачке писем, которые лежали на антресолях. Я был потрясён тем, что творилось с Бессмертным полком в честь 70-летия победы в прошлом году; дал обещание внуку, что в этом году обязательно отправимся на демонстрацию. А когда понял, что это не пиар – загорелся и сам. Идея, что дорогих мне ветеранов можно напечатать на майке, меня вдохновила. Самые близкие - это тесть и тёща. Мария Аверьяновна награждена медалью «За отвагу» и орденом «Отечественной войны».

- Во время боевых действий таким наградами не разбрасывались, их надо было заслужить, - заметил я.

- Это ты точно заметил. Были размышления, как изобразить, в каком ракурсе, но найденная фотография, где Григорий Михайлович и его жена в военной форме, решила все сомнения. Фотка меня привлекла, молодостью и уверенностью в мирное будущее. Хотя до победы было ещё далеко, они соединились, а в ноябре 45 года у них родился сын. Они прожили вместе до самой смерти, тесть ушёл из жизни раньше, но Мария повторно не вышла замуж, хотя была женщиной красивой и успешной: начальник цеха на большом комбинате, в подчинении более двухсот человек. На их дочери, которая родилась в 1948 году, в семидесятом женился я и нисколько не жалею. Фронтовики умели воспитывать своих детей, их сын стал военным лётчиком, сейчас уже на пенсии.

- У меня отец и дед на фотографиях, - начал я.

- Помню про деда ты рассказывал, достойный мужик. В Первую мировую воевал? – спросил однокашник.

- Да, награждён Георгиевским крестом.

Вокруг волновался и шумел поток: люди всех возрастов, фотографии, ордена; особенно приятно было видеть детишек, некоторые были в военной форме с копиями орденов, в знак преемственности поколений. И непосвящённому было заметно, что многие из шествующих были военными или из династии военных.

Появился гармонист, молодой человек, а рядом с ним гитарист; они запели песни военных лет, в которых всегда есть смысл и мелодия. Многие из шагающих подхватили песню, и она начала набирать силу, расширяясь и наполняя сердца гордостью за нашу родину. Люди, стоявшие на тротуаре, вливались в поток Бессмертного полка со слезами на глазах, и это была уже не только песня, а событие, которое показывало значимость Бессмертного полка.

Мне казалось, что участники войны воскресли, они идут рядом, радуясь тому, что не забыты, что их героическая стойкость достойно оценена освобождёнными поколениями.

В откровениях Иоанна Богослова есть такие слова: «И дым мучения их будет восходить во веки веков, не будут иметь покоя ни днём, ни ночью поклоняющиеся зверю и образу его и принимающие начертание имени его».

Мне кажется, в этом стихе воздаётся дань героизму и осуждается предательство, которое мы чувствуем и которое нам навязывают, внедряя новые нечеловеческие символы

Эти вспышки патриотизма, осмысленного, а не фанатичного, не навязываемого извне, я давно не испытывал и думал, что его у меня уже нет.

Дети пяти-семи лет радовались, что вместе со взрослыми шагают в одном строю. Я вспомнил, как отец носил меня на загривке по демонстрациям, это доставляло мне удовольствие и радость. Позже, когда повзрослел, меня заставляли ходить на подобные мероприятия как школьника, студента, комсомольца и т. д. Загоняли на парад для количества, чтобы показать кто за «Мир, Май, Труд». Во мне зарождался протест, и я использовал любой повод, чтобы не пойти на демонстрацию и не кричать: «Ура!»

Никто не просит бюрократию вмешиваться, но одна девушка на вопрос корреспондента, кого вы несёте на фотографии сказала, что в университете им дали эти фотки. И повеяло на меня партийным единством с поголовным призывом: Верной дорогой идёте товарищи.

Господа бюрократы не встревайте в Бессмертный полк в качестве организаторов, не улучшайте его и не вводите в статистику, которая показывает активность населения. Не выбивайте деньги на организацию Бессмертного полка. Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъема денег у населения, вы знаете намного больше и можете изобретать их, потому что сами конструируете проблемы, которые можно решить, сравнительно честно присвоив себе львиную долю.

Оставьте Бессмертный полк в покое, простые люди его придумали им его и развивать.

* * *

Наверно он целует ноги ей

Обстиран, вымыт, выглажен и сыт.
Благоухает чистотою быт.
Бывает в нём просвет средь мутных дней,
Наверно он целует ноги ей?
Л. Калаушина

Глаза залипли так, что открываться не хотели, самочувствие было отвратительным. Вдохнул носом, слава богу, запаха не было, в этот раз обошлось без привычного извержения: брюки, я их естественно не снял, были сухими, диван, который давно служил моим вытрезвителем тоже оказался без естественной влаги. С усилием открыл глаза.

Рядом с диваном на уровне головы стоял стул, на его потрескавшейся от старости выгнутой спинке, висел костюм, а сверху отутюженная рубашка моего любимого кремового цвета; на сиденье, протёртом в некоторых местах, аккуратно сложены трусы и майка. Это ненавязчивое напоминание о работе, на которую надо идти, вызвало чувство тошноты.

к рассказу Целует ноги

«Когда меня перестанут каждое утро попрекать, что я алкоголик», - подумал я с неприязнью о жене.

Отвратительно было видеть эти постоянные свидетельства, что я пришёл домой в непотребном состоянии и вынужден вставать, приводить себя в порядок и следовать по месту службы. Жена живёт со мной четверть века; лет пять попрекает чистой одеждой, что я алкаш. Можно подумать, что напиваюсь каждый день. В голове пролетел вопрос:

«А что были перерывы?»

От этой мысли я отмахнулся, потому что резкая боль в голове от усилия подняться вернула меня на подушку. Прислушался, лёгкий звон посуды и прочие кухонные шумы, убедили: жена на работу не ушла. Её привычные намёки, что мне надо трудиться, сейчас были до фени, потому что для обретения работоспособности необходимо принять что-то стимулирующее. Лучше бы сто граммов «Старки», но это несбыточное желание.

А если встать, сделать радостно-восхищённый вид, вдруг сработает? Кажется дня через три праздник, я не стал вспоминать какой, а пригладил голову, чтобы остатки волос не торчали в разные стороны и, приняв дежурное смиренно- виноватое выражение, которое не обмануло бы даже младенца, тронулся на кухню

- Проспался? Рада за тебя, - вполне мирно встретила меня Марина.

- Дорогая, - начал я дрожащим голосом, взбодрённый спокойной реакцией жены на моё появление.

- Можешь не становиться на колени и не рваться целовать мне ноги, как в прошлый раз: похмелья не получишь. Придумай что- нибудь более неожиданное. Завтрак на плите, я ухожу, и не напоминаю, что через два дня Восьмое Марта, но ты можешь не отменять свой праздник, который всегда с тобой.

- Мусенька, как можно!? Ты же знаешь, как я тебя люблю, - начал я избитый монолог в надежде, что жалость наполнит жену щедростью, и она выдавит какой-нибудь мизер для поправки здоровья.

- Прекращай монолог, Отелло, пока я тебя не задушила - вот этими нежными руками, которые намедни так восхищали тебя.

Я остановился в недоумении, такого отпора ещё не было, в полной безнадёжности тронулся в ванную. Надо было приводить себя в порядок. Из зеркала смотрело сморщенное от вчерашнего «перепила» недовольное выражение мужчины лет под шестьдесят, при моих пятидесяти. Вчера случился явный перебор. Толкая туда сюда зубную щётку, всем существом корчился от боли, взбухающей в голове. Ищущий взгляд упал на пузырёк, напоминающий античную женскую фигуру, черно белого цвета, с розочкой на пробке. Ничего сексуального по жилам не пролетело. Зажал щётку между зубами, рука потянулась к потенциальной жидкости для снятия абстинентного синдрома.

к рассказу Целует ноги

- Анна Каренина, - прочитал я вслух и обрадовался. – Духи?

В душе шевельнулась надежда, прислушался, выходная дверь хлопнула, контролёр вышел. Видать предпраздничная бдительность притупилась, раз полный пузырёк духов забыла на зеркальной полке. Выскочил на кухню, под разделочным столом нащупал стакан для пития парфюмерии, его пришлось изъять из обихода, потому что после употребления ароматных жидкостей отмыть стеклянную тару невозможно.

Налил полстакана воды, осторожно свернул дозировочное устройство с флакона, и слил содержимое, жидкость в стакане помутнела, духи начали смешиваться с водой. Убедившись, что пузырёк пуст, выбросил его в окно, как можно дальше в поле, следы надо уничтожать. Не задумываясь, отпил два глотка мутно-беловатой жидкости с хлопьями на дне. В желудке защипало, аромат отвратительным туманом ударил в голову, но выбирать не приходилось, ничего другого для облегчения самочувствия в доме не было, в этом я был уверен на сто процентов. Желудок заработал, проглоченное зелье провалилось со звуком похожим на отрыжку.

- Прижилась, Каренина, не подвела, - удовлетворённо подумал я, и залпом, не раздумывая, опрокинул в себя содержимое стакана. Попытку организма вывернуться наизнанку заткнул огурцом, который лежал на тарелке приготовленный для моего завтрака. Несколько судорожных движений желудка пережил, проглатывая огурчик мелкими кусочками. Через минуту организм прекратил борьбу отторжения, и лёгкий туман облегчения ударил в голову, перебивая отвратительный вкус спиртосодержащей жидкости, которую проглотил. Через пять минут настроение приподнялось, и мозг начал разводить меня на новые подвиги.

- А что если? - подумал я, и достал из шкафа старое трико, натянул его на себя, коленки провисали, но это меня не остановило. В обувнице нашлись растоптанные кроссовки, которые завершили мой спортивный вид. Костюм со стула уложил в большой подарочный пакет и отправился в ближайший ломбард, в котором меня знали как облупленного. Михеич, так я называл оценщика, не удивился моему ветхому тренировочному прикиду.

- Что у тебя? – неожиданно спокойно осведомился он.

- Да вот костюм голландский принёс…

- Костюм? - удивился Михеич. - Мы костюмы в заклад не берём.

- Ты посмотри, потом отказывай, модный силуэт, чистая шерсть - убеждал я его.

Выражение лица не предвещало для меня ничего положительного, но, когда оценщик увидел добротный, фирменный пиджак с яркой наклейкой на внутреннем кармане, задумался. Что зародилось в его предприимчивой голове, мне было неведомо, но он согласился. Отвалил за «фрак» маловато, но пришлось принять его условия, потому что хруст денег в ушах легко перешёл в бульканье любимой жидкости, приятной для умирающего от жажды человека. Стало казаться, что мне удастся где-то перехватить сумму для выкупа, и костюм вернётся в мой гардероб, но эта мысль ненадолго задержалась в похмельной голове.

Следующее утро было полным дежавю, я подпрыгнул на диване от удивления, когда увидел свой голландский костюм висящим на стуле. Даже боль, которая вонзилась в лобную часть головы, откатилась на мгновение.

- Может быть, я его не сдавал, всё это приснилось? - в этой мысли было что-то спасительное.

- Но, на что я напился?

Я напрягся так, что голова заныла, раскалываясь на части, но память ничем не откликалось. Михеич маячил где-то вдали, совершенно не вписываясь во вчерашнее приключение, подробности которого я не помнил. Весь день стёрся из разума, а был ли он? Любопытство подняло меня с дивана, который опять был сухим, и я осторожно тронулся на кухню, на всякий случай принимая на ходу виноватое выражение.

- Дожили, вещи стал в ломбард закладывать, - произнесла жена навстречу.

- А ты откуда узнала?

- Михеич после работы принёс, чтобы я выкупила.

- И сколько запросил?

Жена с раздражением назвала сумму, я еле удержался от крика, цифра была в три раза больше той, что я получил от сердобольного оценщика. Память заработала.

- Гобсек отдыхает, - подумал я. - Ну Михеич, берегись! Я дождался свободы, и рванул в ломбард.

- Ты, сволочь, за что мою жену ободрал как липку?

- Только бизнес ничего личного, - спокойно отреагировал Михеич и продолжил. – Я подумал, если ты и выкупишь когда-нибудь этот костюм, он уже из моды выйдет, а Марина Васильевна прикинула, чем платить громадные проценты, лучше выкупить, тем более с доставкой на дом. Можешь его на работу надеть или снова в заклад отдать, я не откажусь.

* * *

Три таинственных Кипра

Расставание всегда печально, поэтому начать хочется следующим образом: лёгкий удар от соприкосновения с землёй и естественные неровности взлётной полосы отдаются по всему салону аэробуса, затихая по мере уменьшения скорости. Раздались аплодисменты, как подтверждение, что я вернулся в Россию из отпуска, который провёл на Кипре. Обратил внимание, что только россияне аплодируют при успешной посадке лайнера, благодаря экипаж за успешный полёт. Посмотрел на внучку, она спокойно смотрела в иллюминатор, хотя это был её второй полёт. Мне удалось исполнить собственную мечту; я показал ей Кипр, благодаря упрощению процесса получения разрешения на вывоз ребёнка в другую страну.

Заскрипел громкоговоритель, и ровный голос командира корабля объявил: «Наш самолет произвёл посадку в аэропорту Пашковский. Добро пожаловать в Краснодар, время прибытия 23-20, температура за бортом +25».

После жары за тридцать, которая в солнечном Лимассоле не снижалась, приятно ощутить прохладный ветерок, ласково порхающий по лицу уже на трапе. Большие, ярко святящиеся буквы «Краснодар» подтверждали, что я дома.

Процедура перехода границы прошла в штатном режиме, вызывая естественное нетерпение, но пограничники выполняют инструкции и торопиться не могут. Багажа у меня с женой и внучкой не было, поэтому мы быстро оказались на площади аэропорта, где вездесущие таксисты предлагали подвезти куда угодно любого пассажира за приличные деньги. Мы вежливо отказались и уселись в машину зятя, нашедшего пару часов, чтобы встретить нас в полночь.

Дома уют ощутился без изменений: сразу отправился в душ смыть путевую накипь, которая липким потом ощущалась под одеждой. Есть не хотелось, лёгкий самолётный ужин ещё не переварился. С удовольствием растянулся на родной кровати и мгновенно заснул.

Проснулся легко и уставился на часы, которые показывали 4-30, но почему-то было светло.

«Что это с часами? - подумал я. По времени должно быть темно» - и тут же пришла мысль, что я в России, а не на Кипре - понял, что выспался. Поднялся и отправился на лоджию, которая выходит на восток, встречать солнышко. Родное светило оранжевым сегментом уже показалось на светлеющем горизонте. Да, это был родной город, который невозможно спутать ни с каким другим. Снова почувствовал, как хорошо возвратиться из другой страны, где под опекой дочери продуктивно провёл три недели. Постоял минут 20, пора приниматься за обычные дела, после обеда надо быть на работе. Ещё несколько дней просыпался с некоторым недоумением, которое можно охарактеризовать фразой: «Где это я нахожусь?» - но всё прошло по мере вживания в привычную обстановку.

Женский монастырь

Сегодня мы поедем в монастырь в честь иконы пресвятой Богородицы Милостивой Трикуккиотиссы. Хорошо, что могу списать название с русскоязычного проспекта, который нам подарили во время посещения. Этот монастырь считается одним из древнейших, но мне не хочется описывать историю возникновения святой обители. Хочется остановиться на возрождении, в котором кроме самой чудотворной иконы, по преданию написанной рукой апостола Луки, активное участие принимают женщины, поверившие в собственные силы и промысел Божий. Исторические документы свидетельствуют, что время расцвета монастыря случилось в середине 18-го века и продолжилось до его окончания, позже обитель постепенно приходила в упадок. Но в конце 90 годов прошлого столетия нашлись женщины, которые взвалили на себя ответственность возродить древний монастырь, но уже как женский с общежительным уставом.

Не скажу, что жена и внучка были в восторге от предложения дочери, но интерес подогревался осознанием, что в женских монастырях нам бывать не приходилось. Дорога через горный массив Троодос живописная и своеобразная, она вьётся между гор среди вечнозелёных вычурно закрученных ветром сосен, по обочинам часто встречаются участки плодоносных деревьев. Источники воды, в которых можно освежиться от жары, дополняют удовольствие от путешествия.

Единственное обновлённое строение, которое производит на верующих благодатное впечатление, это отреставрированный храм, построенный в стиле базилики с остроконечной крышей и резными ставнями на окнах. Это место духовного утешения и обретения гармонии не только сестёр монастыря, но и многочисленных паломников, которые приезжают сюда из разных стран, чтобы обрести покой, исцеление и спасение души. Перед чудотворной иконой молятся с просьбами предотвратить стихийные бедствия и защитить от них. Просят также помощи в бесплодии. Захотелось и нам помолиться каждому о своём, а так же за благодатный путь России.

Женский монастырь

Поразило вежливое и приветливое отношение монахинь к паломникам, которых они привечают независимо от времени приезда. Сёстры заняты делом: вокруг монастыря сад с множеством фруктовых деревьев, за которыми необходимо ухаживать независимо от времени года. В лавке всегда имеется продукция из плодов, выращенных по благословлению с любовью и молитвой. В настоящее время служат восемь монашек, которые умудряются благодаря трудолюбию и прилежанию содержать в порядке большое монастырское хозяйство. История восстановления обители научила сестёр вере, что с помощью Преблагословенной Богородицы можно возродить монашескую жизнь и обходиться только собственными силами. Монастырь не имеет практически никакого постоянного дохода, кроме рукоделия сестёр и приношений паломников, любящих святое место. Сестринское единодушие и взаимосогласное проживание основано на следовании Божественной воле, непрестанной молитве и работе над собой. Они молятся, постятся, упражняются в смирении и воспитании личной воли, направляемой на добрые дела. Жизнь монахини – это добровольная жертва любви к небесному отцу, но каждая из этих сестёр оптимистична, улыбчива и деятельна. Когда монашки рассказали, что морозы зимой порой доходят до минус 16, они нам показались родными, потому что зима это испытание, тем более вдали от удобств цивилизации.

Нас напоили чаем с мармеладом, угостили необыкновенно вкусной выпечкой. Мы помолились иконе, которая мироточила в 1997 году, как бы умоляя верующих обратить внимание на то, что твориться в миру. Вера нашла последователей и воплотилась в конкретные дела, объединившие совершенно незнакомых людей на божественный подвиг, который монахини подвигом не считают, потому что служат во славу Иисуса Христа. Примечательно, что в монастыре почитают преподобного Серафима Саровского. В храме можно видеть его икону. А среди сестер есть монахиня Серафима, нареченная в честь чудотворца, проповедовавшего в России. Сёстры радуются, когда русские паломники дарят святыни, привезенные из Дивеева.

Приветливая Игуменья Христонимфи благословила нас, и мы погрузились в машину полные радости и благодати, которая присутствует в этом святом месте.

Заброшенный отель

Проехали несколько километров в молчании, но дочь вдруг сказала:

- А не проехать ли нам в отель “Беренгария”?

- А чем он знаменит? - спросил я

- В настоящее время он стоит заброшенным из-за разногласий между усопшими наследниками, остальное увидите сами.

Мы привыкли, что на Кипре много древних развалин, но посетить отель, который совсем недавно был действующим, кто ж откажется? Петляя по горной дороге, мы вскоре остановились возле мрачного серого здания, построенного из природных камней. Штукатурка давно облупилась, углы дома были разрушены. Сооружение напоминало трапецию только без основания. Явно был обозначен парадный вход, который выдавался вперёд, а два крыла здания под углом уходили назад, в хвойные заросли. Зрелище было не из приятных: запустение и разруха исходили от когда-то внушительного и красивого сооружении.

Мы встретили молодых людей в фотоаппаратами, штативами и софитами, двое из них были одеты в свадебный наряд. Дочь разъяснила, что в настоящее время среди молодожёнов модно фотографироваться на развалинах и древних строениях, в память о собственном бракосочетании. Жена заметила, что такой обычай позволяет подвенечное платье поносить подольше, а не один день в жизни - надела и расставайся.

Встретился пожилой киприот, с которым моя дочь вступила в разговор. Местные жители любят поговорить, особенно на родном языке, моя дочь владеет греческим, потому что училась этому языку в университете, и уже живёт на Кипрее более десяти лет.

Он нам рассказал, что отель был построен в 30 годах прошлого столетия, а название получил по имени жены английского короля Ричарда Первого, Беренгарии, с которой поженился на Кипре, когда остров принадлежал Британской империи.

Благодатным временем для отеля был период 1950-70 годов: он всегда был заполнен туристами и местными жителями, которые любили ездить в горы. В то время добраться до отеля можно было минимум за три часа, поэтому проще было приехать в Троодос на несколько дней, чем трястись по горным дорогам туда сюда за один день. “Беренгария” процветала, там по вечерам гремела дискотека, что было привлекательным в те времена. В гостинице бывали и знаменитости Уинстон Черчилль, король Фарух, а первый президент Израиля Вейцман некоторое время жил и работал в этом отеле.

Представил, что в холе и на главной лестнице постелен богатый мягкий ковёр, во всём великолепии сияет хрустальная люстра, от которой остался только ржавый крюк в потолке. На роскошных диванах сидят отдыхающие, а перед отелем вереница богатых авто.

На этом интересная часть рассказа закончилась и мы узнали, что “Беренгария” принадлежала богатому человеку, у которого было три сына. Когда пришло время умирать, отец позвал сыновей и разделил в завещании богатства семьи, а также отель поровну, чтобы между братьями не было раздора. Каждый сын получил то, что ему причиталось, в том числе долю в отеле. Для того чтобы предприятие процветало было важно научиться управлять гостиницей так, чтобы сохранить этот экзотический уголок на долгие годы. Но между братьями начались раздоры по поводу распределения прибыли. Видать эти разногласия носили серьёзный характер до такой степени, что в течение трёх лет, все три сына погибли при странных обстоятельствах. По легенде считается, что отель и отец отомстили им за то, что они не сдержали своё обещание. Ходят слухи, что привидения сыновей до сих пор спорят по ночам: кому сколько денег причитается.

Отель оказался без присмотра, и люди из деревни Продромос утащили оттуда всё, что только можно. Сейчас, когда от здания остались только стены, полы и крыша, впечатление “Беренгария” производит мрачное и как бы предупреждает нас, что надо жить в согласии и доверии. Делать, что необходимо и меньше думать о материальных благах. Уже трудно понять, какой красоты были комнаты для отдыха, но окружающий пейзаж с остатками построек, пустым бассейном, разрушенной эстрадной площадкой говорит о былом величии этого заведения. Дряхлеющий архитектурный ансамбль, как бы предлагает состоятельным людям реставрировать былой дух этого места, но уже с учётом современных технологий и материалов. Мы остановились перед странной парой, она состояла из двух деревьев, стволы и ветки которых переплелись в глубоком единении, композиция росла во дворе “Беренгарии”, и недвусмысленно говорила о единении, необходимом для любого дела, за которое принимаешься.

Заброшенный отель

Заброшенный отель

Ботанический сад

Ботанический сад На обратном пути нас занесло в удивительный уголок под названием “Q Gardens” Место заиграло неожиданным контрастом с тем, что мы видели при осмотре разрушенного отеля. Наследники Беренгарии не смогли сохранить то, что построил, взлелеял и раскрутил их отец, а здесь, в поле, в жару более 35 по С, мы попали в торговый комплекс, который был похож на ботанический сад. Как мы узнали от сотрудников оранжереи: всё началось с маленького цветочного магазина в Никосии, который открыли в 1986 году и с огромного желания создавать красоту и предлагать желающим как комнатные цветы, так и экзотические деревья. Развиваясь, компания со временем смогла обустраивать ландшафты имений и парков по желанию заказчика. В настоящее время площадь парка с растениями и деревьями, которые можно потрогать и вдохнуть аромат, составляет более 20 тыс. кв. м, здесь произрастает более 800 видов растений. Развивается услуга по доставке редких видов, которых нет в ассортименте, но фирма разыскивает заказанное в других станах. На лицо большой выбор фруктовых, цитрусовых, пальмовых, тропических образцов, окружающих посетителей в естественных условиях. Можно прикоснуться к японской культуре выращивания декоративных растений «Бонсай». Есть услуга по посадке, благоустройству и уходу за растениями с гарантией, что они прижились.

Ботанический сад Взрослые с удовольствием погуляли по аллеям ботанического сада с экзотическими растениями, цветущим и вьющимися. Пришло в голову, что это озеленённое место может называться регулярным парком, про который последнее время любят рассуждать архитекторы, дискутируя, какой должна быть современная среда обитания. Мы восхитились большим количеством кактусов, которые выглядели довольно опасно, некоторые были похожи на громадных ёжиков и дикобразов. Посидели в кафе, свежий ветерок в тени деревьев вместе с фруктовым мороженым остужал жару, предлагая расслабиться и дышать свежим воздухом. Дети развлекались на игровой площадке, кормили миниатюрных лошадок и козочек, наблюдали за кроликами и утками. Никому не хотелось расставаться с природным зелёным уголком, созданным руками трудолюбивого человека.

Неоднократно я отдыхал на Кипре, и каждый раз поражался какому-то новому впечатлению. В этот раз я понял, что согласие, трудолюбие, вера в Бога и собственные силы приводят к успеху и помогают создавать то, что на первый взгляд восстановлению не подлежит.

До свидания Кипр, до новых встреч!

Ботанический сад

Ботанический сад

До свидания Кипр, до новых встреч!

* * *

Шедевр

Такси подъехало вовремя, я и внучка погрузились в иномарку, пора был расставаться с гостеприимной Казанью, которая тронула наши души и оставила незабываемые впечатления. Выпавший три дня назад снег с проезжей части уже убрали, но на газонах он лежал белый и чистый. Кое-где дворники расчищали тротуары. Небо над нами было чистым, облака тонкой струйкой вились над горизонтом, на ясном, лазурном фоне отчётливо виднелись Казанский кремль, мечеть Кул – Шариф, и падающая башня Сююмбике, поразившие нас древней архитектурной красотой, которая гармонировала с современностью. Башня Сююмбике стала для меня открытием, потому что падающей я считал только Пизанскую достопримечательность, помня со школьных учебников, как Галилей кидал с неё пушечные ядра, изучая закон свободного падения тел различной формы и веса. По легенде, которых как всегда много вокруг древностей, царица Сююнбике бросилась с этой башни, чтобы не выходить замуж за Ивана Грозного. Я со скорбью принял этот миф о свободном падении.

В отличие от белокаменного Казанского кремля, семиуровневая башня выделяется на фоне белоснежных построек и голубых минаретов своей стройностью, поэтому именно издалека можно узреть её наклон. Белая крепостная стена кремля, стоящая на холме, покрытым недавно выпавшем снегом, словно висела над темной набережной реки Казанки. Кремлёвская башня традиционной трёхъярусной русской формы с большими часами, обозначала центральный вход на мемориал и казалась капитанским мостиком фантастического корабля, с голубыми мачтами минарета Кул- шариф, которые подчёркивали сказочность архитектурного ансамбля.

- Приехали, - проговорил таксист, выводя меня из мечтательной медитации. Мы вышли. Стеклянное здание вокзала «Казань - Восстание – Пассажирская» гармонично вписывалось в зимний пейзаж. Багажа не было, походная сумка у меня, рюкзак у внучки и портфель с документами совершенно не мешали свободно передвигаться.

Неожиданно на входе в задание вокзала полицейский попросил предъявить документы. Я оторопел, потому что давно не привлекал внимания правоохранительных органов, но, помятуя о своей готовности показывать паспорт ежечасно, если от этого зависит безопасность, спокойно предъявил документ. На лице Евы, так зовут внучку, уловил тревогу, в ответ спокойно улыбнулся, она успокоилась. Страж порядка ввёл данные паспорта в терминал, загорелся зелёный, полицейский подобрел, улыбнулся и пожелал счастливого пути.

До прибытия поезда было около часа. Мы с удовольствием расположились на мягких креслах, изучая интерьер и железнодорожную рекламу, которая ничего нового не рассказала. Внучка уткнулась в планшет. Я улетел в детство, вспомнилось как по случаю я с отцом оказался в паровозном депо, где он работал ещё до войны помощником машиниста. Возле нас, серьёзно пыхтя, остановился небольшой паровоз, который отец ласково назвал «Овечкой». Пожилой улыбающийся машинист - он оказался другом детства, приветствуя моего отца, махнул форменной железнодорожной фуражкой, приглашая на паровоз. Отец, подбадривая, предложил мне подняться первому.

Показалось, я взлетел в кабину локомотива как на крыльях и замер от несметного количества отполированных рычагов и ручек, которые седой машинист двигал только по ему известным законам. Паровоз тронулся, мне предложили посигналить, для чего я потянул ручку на тросе, раздался громкий пронзительный гудок. Разрешили кинуть в огнедышащую топку, которую открывал помощник машиниста, несколько лопат угля. Я испытал счастье прикосновения к чему-то серьёзному и ответственному. Я спросил внучку:

- Хочешь расскажу тебе про паровоз моего детства? Она нехотя оторвалась от девайса и сказала:

- Дед про твои паровозы всё есть в интернете, а у меня переход на другой уровень.

Я понял, что мои воспоминания - это мой уровень познания действительности и отпустил ситуацию. Во время войны мой отец, как и все взрослые, стал военным и уже не вернулся к паровозам, а я, благодаря частым переездам нашей семьи, увидел множество советских вокзалов. Казань - пассажирская поражала тишиной. В моём детстве, каким бы большим вокзал не был, в залах были слышны гудки паровозов, свистки станционных рабочих и служебные объявления по селектору громкой связи. Мальчишки пятидесятых воспринимали вокзал как портал в неизведанный мир, который рисовала фантазия сдобренная произведениями Майна Рида и Фенимора Купера. Гигантские паровозы двигались по рельсам на больших красных колёсах, каждый из которых не был похож на другой. Мощные отполированные до блеска шатуны и штоки ритмично двигались, а паровая машина при этом пыхтела особым утробным звуком, свойственным только паровозу, который умудрялся тащить почти километровую очередь из цистерн и товарных вагонов. Локомотив трогался с места, сотрясая мир звуковой пробуксовкой, которая своим свистом и скрежетом вызывала вибрацию всего пространства и волной ощущалась на перроне.

Вспомнился громадный, чёрный паровоз ФД (Феликс Дзержинский) покрытый пылью дальних дорог, который во время стоянки ворчал, сбрасывая пар, словно был недоволен остановкой. Это был самый мощный паровоз, который умудрялся тащить самые тяжёлые составы товарняка. Если он проносился по полустанку без остановки, жиденькое здание заметно дрожало и подпрыгивало от энергии, которую, локомотив распространял вокруг себя. Паровоз ИС (Иосиф Сталин) зелёного цвета казался модником и аристократом. Он тянул только скорые или курьерские поезда, останавливаясь на больших станциях для заправки водой и углём, поглощаемые с большим аппетитом.

Первая встреча с тепловозом ВЛ (Владимир Ленин) была потрясением, потому что это был механизм совершенно не похожий на паровоз: гигантский агрегат, состоящий из двух секций, словно локомотиву было наплевать, где перед, а где зад: цепляйте всё, что на колёсах - я дотащу. На борту тепловоза сверкала большая стальная пластинка, с парадной гравировкой: «Пионер Молдавии» и мелким шрифтом пояснение: «Тепловоз построен из металлолома, который собрали пионеры Молдавской ССР». Мне, первокласснику, было завидно, что пионеры нашей страны участвуют в серьёзном деле построения тепловозов и хотелось скорее стать пионером.

По радио объявили посадку на русском и татарском языках, оставалось следовать ненавязчивым инструкциям. Вышли на платформу. Показался электровоз, тоже совершенно не похожий на паровоз, он бесшумно замедлил ход и остановился. Приезжих оказалось мало, поезд шёл из Перми.

Проводник предупредил, что в вагоне биотуалет, и пассажиры не должны кидать бумагу и другие предметы в унитаз. Разместились, нас порадовали полумягкие сиденья, которые легко раздвигались, не создавая неудобства. Вспомнились вагоны прошлого века с деревянными полками. Бельё было упаковано в пластиковые пакеты, что улучшило настроение, потому что холщёвые мешки, в которые были упакованы постельные принадлежности в поездах моей юности не вызывали доверия чистоты. Проводник предложил обед, который можно было получить в вагоне ресторане, а ленивым можно отобедать на спальном месте.

Выслушивая инструкции проводника, подумал, что надо привыкать к цивилизации, но когда прочитал табличку, что на стоянках пользоваться туалетом разрешается, обрадовался за проводников. Отпала необходимость по нескольку раз перед длительными остановками предупреждать пассажиров, что может нагрянуть диорея.

Вспомнились приключения студенческой поры, когда поезд был основным видом транспорта и во время летних отпусков пассажирских составов в южном направлении было очень много. Поэтому министерство путей сообщения, так тогда называлось железнодорожное ведомство, выступило с призывом к студенческой молодёжи страны улучшить обслуживание пассажиров. После трёх месячных курсов студент получал удостоверение на право работы проводником, что приравнивалось к практике или работе в студенческих отряде. Мне понравилась эта идея, которая давала возможность посмотреть страну и одновременно заработать приличные деньги, чтобы достойно провести оставшиеся для отдыха дни. Комсомольцы ответили на призыв почином: «Поможем железной дороге обслуживать пассажиров в поездах дальнего следования!» После летней сессии, которая заканчивалась в июне, июль и август можно было посвятить увлекательной работе проводником вагона, для чего я и мой друг Александр и прошли эти трёхмесячные курсы. Экзамены сдали успешно, и получили удостоверение проводника вагона поезда дальнего следования, всё было по-настоящему. Нам удалось использовать эту работу для ознакомления с большими городами нашей Родины, куда ходили множество поездов из Краснодарского края.

Ехали мы из Воркуты, я сдал дежурство перед Ростовом на Дону, залез на верхнюю полку служебного купе и заснул, но поспать мне не удалось, потому что услышал истошный женский крик, который дословно невозможно было разобрать, но он был очень похож на матерщину. В ответ я услышал густой бас моего напарника, Шурика, который повторял:

- Отойдите от меня, не прикасайтесь ко мне.

Пришлось подняться. Выйдя в тамбур, в широком окне вагона увидел комичную сцену: мой интеллигентный однокашник, студент политехнического института, отбивался от служительницы перрона, одетой в грязно-серый халат, которая с ивовой метлой и громадным оцинкованным совком гонялась за напарником, обзывая его непечатными словами, упрекая в недобросовестном отношение к служебным обязанностям. Я увидел, что на перроне вокзала областного центра лежало произведение Бидструпа «Шедевр» только сварганил его не маленький щенок, а пассажир нашего вагона: абстрактная скульптура лежала как раз напротив служебного купе. Видать Саша в запарке забыл закрыть туалет в нашем вагоне.

Надо было спасать товарища, пока его метлой не забили как кролика. Я выскочил на перрон из другого выхода и побежал к заправщикам воды, только они могли смыть следы абстрактного искусства.

Три рубля, которые я вручил заправщику возымели своё действие, рабочий отсоединил шланг от вагона и спокойно брызнул в нужном направлении, пассажиры смекнули в чём дело и отвалили от предполагаемого потока. Следы физиологического творчества мгновенно исчезли в рукотворном водовороте, смываясь с перрона. Я, притворяясь заспанным, подошёл в группе болельщиков – пассажиров, которые с интересом наблюдали конфликтную ситуацию, как развлечение после двух суточного лежания на жестких полках вагона.

- Почто гоняете моего напарника? – спросил я громко.

Уборщица решительно развернулась, и смело пошла на меня, продолжая тыкать метлой уже мне в лицо.

- А - вот ещё один засоня, вместо того, чтобы работать они спят и пьют водку.

- Вы о чём барышня? - задал я свой вопрос.

- Навалили ваши чукчи на перрон, так извольте убирать…

- Так бы сразу и сказали, мы сейчас найдём виновника, и он всё уберёт.

Я увидел, как большие еврейские глаза моего напарника полезли из орбит.

- Я ничего убирать не буду, - затрубил Александр.

Тем временем уборщица ухватила меня за руку и повела к началу нашего вагона, где следов экскрементов не оказалось. Глядя в её растерянное лицо, я спросил:

- Так по какому случаю шум?

В этом момент бронзовый вокзальный колокол ударил два раза.

- Граждане пассажиры, прошу занимать места, мы отправляемся!

Пассажиры засуетились, а я смотрел на растерянную уборщицу, которая не понимала радоваться ей или печалиться, что перрон оказался чистым.

Шедевр

* * *