| назад |

Путешествие за Афродитой

Существует легенда, Афродита была рождена на острове КИПР,
мой рассказ о том, как я побывал на этом прекрасном острове.

Таможня, дьюти фри, недолгое ожидание автобуса с нашими пограничниками, которые не преминули поставить на место пассажира с двумя детьми, которыми он не мог управлять, потому что был с поклажей. По правилам нашей границы, которая начинается и заканчивается в автобусе. Пассажирам предписано стоять на ступенях автобуса, пока предыдущие люди не скроются в салоне самолёта ЯК 42. Любят наши службисты дать почувствовать, кто хозяин положения, спокойно унижают моё достоинство. В этот момент вспоминается духовное утверждение: - Никто не может меня унизить и оскорбить, если я не дам на это своего собственного согласия. Звучит основательно, но мало успокаивает. Мои реакции, натренированы в любимой стране, поэтому я более склонен к скандалу и хамству, нежели к интеллигентному разрешению конфликта. Очень хочется улететь, чтобы не чувствовать, меня могут унизить в любой момент, и согласия на это никто не спросит. Держу себя в узде. Мелочи реального российского гостеприимства настораживают и отпугивают туристов больше,
чем вся сусальная реклама, которая озабочена рассказать, какие мы хорошие. Добросердечие, терпимость и принятия людей такими, как они есть, очень приятное, но трудное состояние, которое воспитывается годами, а может быть веками.
Расселись, самолёт благополучно взлетел, совершенно не останавливаясь, после заворота на основную полосу. Летели два часа с небольшим. Всё прошло гладко и спокойно. Чёрное море возникло мгновенно, впечатление - 100 км, это не расстояние, я почувствовал на высоте 8км. Далее время замедлилось, пространство расширилось, то ли Балканский полуостров, то ли Турция оказались внизу. С высоты пейзаж казался тоскливым и однообразным. Горы и пустоши, редко небольшие поселения. Курды, Шумеры, Месхетинцы, казалось, могут жить только здесь. Но это мои фантазии и ничего больше, Средиземное море открылось под крыльями тёмной синевой, с переливами на голубые и изумрудные полосы. Посадка лёгкая и точная, аплодисменты довольных пассажиров, самолёт остановился. Большой автобус, в котором все разместились, подкатил и увёз нас на аэровокзал. Через некоторое время багаж в руках, и мы на площади, кипрских пограничников я не заметил. Катя, господин Спирос, прекрасная погода приняли нас в свои объятия.
Мечты сбываются? Безусловно! В детстве, а это было в 12-13 лет, мне попала книга Джеймса Олдриджа «Подводная охота», для города Салавата Башкирской АССР, это был полнейший экзот. Книгу читал запоем несколько раз, накопил денег, купил ласты и маску. В реке Белой не очень-то поохотишься, но мне удавалось наблюдать плотву и окуня в натуральной среде обитания. Первую зеленушку подстрелил, в Чёрном море. Это был триумф, потом была скорпена, она лежала на камне и смотрела мне в маску. Мечты о Средиземном море казались неземными, здесь Кусто испытывал свой акваланг. Дайвинг в современном его значении начинался на побережье Франции. Вода - полный восторг, видимость в Средиземном море метров 40, представить такую прозрачность в реке или Чёрном море, просто нереально. Я плыву вдоль набережной города Лимассол, вода солонее чем в Чёрном, и от этого кажется гуще, отмечаю положительную плавучесть тела и комфорт.
На море каждое утро езжу на велике, когда приехали в дочкину квартиру, сразу обратил внимание на два велосипеда в коридоре. Попросил в прокат, оказалось, они могут быть в моём полном распоряжении. Быстро привёл в порядок, подкачал, подмазал, двух колёсное чудо под парами - садись на любой и вперёд, что я и делал каждое утро. Сегодня третий день, утро полной свободы.
Левостороннее движение на Кипре, меня очень напрягает и высаживает в негодование. На велосипеде мне передвигаться легче, чем ездить у нас в России на праворукой машине по правостороннему движению. Логика левостороннего водителя взрывает мозги при первом правом повороте - я вылетаю на полосу встречного движения, а это абзац полный. Люди по тротуарам, ходят по левосторонним правилам, делаю усилие, становлюсь пешеходным велосипедистом, получается.
Я Анонимный Алкоголик, обходиться без общения с себе подобными не могу. В инете нашёл адрес и время собрания. Навалились сумерки, я отправился по указанному адресу, но ничего не нашёл. Церковь святого Франциска, была пустой. Редкий прохожий забегал, ставил свечку и следовал дальше. Это были туристы, на мои вопросы об АА, они реагировали по-разному, но не шарахались от неожиданности, чаще улыбались, но вразумительного ничего не объясняли. Дочь приехала, и забрала меня домой.
На другой день я отправился по этому адресу вторично, но уже при дневном свете. Всё сошлось, неказистая табличка с треугольником и двумя буквами АА внутри описанной окружности, говорила я на правильном пути. Во дворе за приличным забором, находилось большое помещение с верандой. Молодой человек понял, чего я от него добиваюсь, вежливо сказал, - Приходите завтра вечером сэр. Я обрадовался, люди с зависимостью как у меня существуют и в других странах.
С нетерпением дождался вечера, дочь опять подвезла меня к церкви святого Франциска. Зашёл в чистое, уютное помещение. Мужчина хлопотал за стойкой. Я поздоровался. Мой английский был ему понятен, мне тоже удавалось ухватывать основные мысли, нашего разговора. Голова интенсивно заработал, вытаскивая из кладовок памяти английские слова. Я заметил, чтение английской литературы развивает переводную часть языкознания. Мне необходима разговорная практика, как только выпадает случай поговорить на английском, мозг активизируется, постепенно втягивается в процесс понимания и общения. Мужчина, которого звали Стив рассказал, он сегодня дежурный, поэтому пришёл на полчаса раньше приготовить кофе и чай. Всё это он разливал в одноразовые пластиковые стаканы, и вставлял в каждый трубочку. Мне это понравилось, гигиенично, и не отвлекает от разговора. Поднялся, подошёл к стойке, выбрал напиток и сел на своё место. Через некоторое время появились первые Анонимные, мы знакомились, они добросердечно улыбались, через некоторое время я освоился и совершенно не чувствовал никакого стеснения, и не вспоминал о собственном корявом английском.
Собрание началось с чтения преамбулы и Двенадцати шагов, традиции не читались. Серьёзный мужчина подробно рассказывал о погружении в пьянство, а потом о медленном выходе из зависимости. Ничего особенно нового я не услышал. Женщина рассказала о трудностях, которые её напрягают в общении с мужем, а также с сослуживцами. Она не может только определить, какие отношения труднее в семье или с обществом. По обратным связям стало понятно, строить отношения с родственниками намного сложнее, чем со знакомыми или друзьями. Родные не понимают - трезвость это процесс. Им кажется, раз мы отказались от спиртного, жизнь для нас стала лёгкой, безоблачной и беззаботной. Они по доброте душевной пытаются нас нагрузить, помочь, скорректировать, проконтролировать, а мы не всегда охотно принимаем вмешательство в собственную жизнь.
Пришли двое русских, мне показалось муж и жена. От общения со мной они уклонились, я не стал настаивать. Вспомнилось, я уже имел опыт встреч с соотечественниками за рубежом. Я кидался навстречу с распростёртыми объятиями, - земеля или землячка! В ответ получал недоумение и отчуждение. Со временем, я остыл. Начал задумываться и вспомнил собственное детское чувство, когда впервые приезжал в Ленинград и Москву, мне хотелось быть похожим на коренных жителей. И когда у меня спрашивали, как пройти, или проехать, я гордился собой, надо же затерялся среди москвичей, омосквичился. Возможно, аналогичный синдром переживают наши люди, когда попадают за границу, нам хочется быть аборигенами, мы хотим быть европейцами, хотя это фантазии моего больного воображения. Мой брат по АА Игорь гулял в Базеле один, и когда случайно встречал меня или Мишу, переходил на другую сторону улицы. При расставании в Москве я ему сказал, - Игорь ты хочешь стать такими как они, ты не станешь таким никогда. В отличие от тебя я хочу, чтобы меня запомнили таким, какой я есть, русский парень из Краснодара. Нравлюсь я им или нет, не мне решать, но так меня наставляет программа трезвой жизни по Двенадцати шагам. Игорь смутился, но ответил, - У меня трезвости всего год с небольшим, поэтому многое до меня ещё не доходит.
Есть отличия в собраниях АА на Кипре от наших российских? Да! У них практически нет свободного общения после окончания основной части собрания. Мы, русские после основной части собрания болтаем дольше, чем на основной, это нас сближает и помогает глубже понять симптомы алкоголизма. Здесь, как только зачитывается заключительная часть собрания, читается молитва душевного покоя, все встают и медленно расходятся. Дежурный собирает пластиковые стаканы, выкидывает их и прочий мусор, который остаётся после мероприятия.
Коренная англичанка 65ти лет, с берегов Туманного Альбиона, когда услышала про мои 16 лет трезвости, не сводила с меня взгляда. Мы познакомились, её звали Грей, она сказала , - Никогда не видела живого анонимного алкоголика с шестнадцатью годами трезвости. Я пошутил, - Можно подумать мёртвого видели. Она засмеялась. Мы говорили после собрания чуть меньше часа. Я не чувствовал никакого стеснения, слова находились легко. У неё было шесть месяцев трезвости, а она уже прилетела в другую страну. Я ей сказал, - Грей, вы смелая женщина не побоялись оторваться от привычной жизни и отправились так далеко от дома. - А у меня все родственники и друзья прикладываются к бутылке. Я здесь отдохнула, общалась с Анонимными, которые поддерживали меня в трезвости. С вами встретилась, как раз накануне вылета. Завтра в 8-00 самолёт в Лондон. Мне показалось, что я в сказочном месте. На острове Кипр в Средиземном море разговариваю с алкоголиком, который в преклонном возрасте ощутил прелесть и вкус трезвости. Что может быть удивительнее и прекраснее? До свиданья Грей!
Подъехала дочка, и мы уехали на другую программу. Местный житель пригласил в таверну морепродуктов. Кушали сплошной экзот: для разгона мидии, зажаренные в раковине, затем кальмары, барабулька и мелкая рыбёшка типа анчоусов, вкусная своей особой рыбьей вкуснотой, каракатицы, кальмары, крабы и креветки жареные, мечта, которая сбылась без напряжения. Единственное, что не понравилась, средних размеров грамм на 200 рыба, совершенно морского вкуса, без жиринки, но это моя установка на речную рыбу сработала. Про салаты не говорю, их было очень много и все диковинные. Получил удовольствие и удовлетворение от вкусной еды и дружеского общения. На улице всю вкусноту и сытость отполировал мороженым. Оно там мягкое, накладывают его щедро, не дрожащими от жадности руками, с умыслом, как бы недовесить. На Кипре, мороженное свешивается по краям рожка, а когда усатый улыбающийся мороженщик макнул порцию в расплавленный шоколад, я вскрикнул от неожиданности, мне казалось мороженное утонет в расплавленном шоколаде.. У нас мороженное присыпают шоколадом дрожащими руками, а здесь не жалеют ни мороженного, ни шоколада.
Вчера в горах нашли грибы, это была нечаянная радость. Мы преобразились, как на волшебном карнавале и окунулись в игру, которая возникла в обычный солнечный день. Я первым нашёл три гриба, получил неожиданное удовольствие, когда множество грибов нашли дочь и жена, радость стала общей. Пришло время закругляться, возник вопрос, а вдруг придётся разбираться с экологической службой, которая наверняка в этой стране существует, но всё обошлось.
Горы на Кипре очень живописные, покрыты хвойными деревьями, чем-то похожи на северный Кавказ, хотя Черноморский лес, чаще всего дубовый. На Кипре нет зарослей ежевики, под соснами чисто, можно прогуливаться, не запутываясь в сплетениях колючек и прочих лиан. Дорожки выложены камнями, очень удобно бродить в медитации, природа и цивилизация рядом. Кафе, обустроенные туалеты и мусорные контейнеры, разбросаны по лесу, но не выпячиваются, как что-то неестественное. Рядом с дорожкой нашли бздюху, грузди и маслята. Как только поднялись на определённую высоту, почувствовалось дыхание холода. У Кати заболела голова, скорее от перемены давления. Походили по базару, который расположился в прохладных облаках, купил себе ремень с греческой символикой, сувенирной продукции масса. Еве купили тапочки по комнатам шастать. Зашли в кафе, заказали кофе и чай без еды, обслуживают внимательно и быстро. Забыли на спинке стула кулёк, пришлось вернуться. Человек, который бесстрастно наблюдал за происходящим, на мои вопросы о кульке не реагировал, такое впечатление он немой. Девушка разобралась, знает английский, подала кулёк, всё закончилось благополучно. На обратном пути заехали в экзотическую харчевню с вареньями. Здесь варенья варят из всего. По российским традициям из огурцов, кабачков и баклажан варенья не сваришь. Мы кушаем овощи, потому что они нравятся нам как овощи, они дороги нам в натуральном виде. Оттого что я насыплю в салат сахара и провозглашу сладкое варево, как варенье, реальный вкус овоща исчезнет, а нового в помидорах ничего не возникнет. Витрины с экзотами завораживают, предлагается чай, кофе, соки, сдоба, джемы и варенья. Мы клюнули только на варенье из зелёных грецких орехов, необыкновенный вкус и аромат, купили несколько баночек, как сувенир домой.
Дорога на равнину была не легкой, потому что Катя дала мне порулить. Левостороннее движении в праворукой машине, для меня стало испытанием. Я привык управляться руками и ногами на дорогах родной страны, но не думал, что привычка это вторая натура. Левостороннее движение в меня вросло, как безусловный рефлекс. Всю дорогу включал дворники, вместо поворотов. Искал правой рукой скорость, и самое опасное, всё время думал, почему встречные машины едут не по той стороне. Наверняка, к этому придётся привыкать, если жить здесь. Англичане совершенно свободно берут напрокат машины и мотаются по кипрским дорогам, как местные. Они в своё время внедрили здесь левостороннее движение. Меня не спросили!?
Пришёл с моря. Нет предела человеческой глупости, рядом с моей тупостью располагается упрямство, отчего страдаю больше, не знаю. Но глупость чувство неодолимое, непроходимое и полиморфное. Как говорил генерал Лебедь, - Глупость это не отсутствие ума, это такой ум! Вчера чётко уловил, жена хочет себе в коллекцию съедобный кактус, приметил место, где он растёт. Ехал с моря, спустился к дереву, в этакий полуовраг возле фешенебельного дома, забора нет и собак тоже. Схватил плод в руки, почувствовал, что колется, но всё равно потянул в рот. Колючки пучком вонзились в губы и язык, но приятный вкус кактуса успел почувствовать, упорно, ещё пару раз пытался выкусить мякоть, но далее пришла боль, тонкая и пронзительная. Оторвал лицо от мякоти плода, принялся искать листик, чтобы оторвать для укоренения и размножения. Ухватил двойной лист, сразу почувствовал режущую боль от тысячи тонких и длинных с вязальную спицу иголок, которые толпой впились мне в ладони и пальцы. Пришлось и это стерпеть, я вспомнил, дочь говорила мне, плоды и тем более листья кактуса убирают, специальными щипцами, в толстых перчатках. Но это уже другая история, Изначально моя цель была, сорвать и принести домой кактус. О Генри описал это в Малыше, когда женщина с удовольствием бы съела апельсин, вместо персика. Сам инстинкт добычи был сильнее опасности, и чисто детское, мальчишеское любопытство пересилило все доводы разума, если они были вообще. Глупость непреходящее качество мужчины, оно захватывает меня, и я уже ничего не могу с собой поделать, это страсть. Как говорят психологи, - Компульсивное поведение типично для человека с химической зависимостью. На Кипре встречаются экзотические растения, для ботаников это очень интересное место, но необходимо соблюдать технику безопасности.
Ездили в бухту Женская миля. (Ледис майл), очень приятное место слегка желтоватый песок, прозрачная вода, удаляясь, принимает цвет аквамарина переходящего в изумруд. Время близилось к полудню, не смотря на конец октября, припекало изрядно, пришлось спрятаться под навес и полакомиться мороженным. Пляжные удовольствия в черте города Лимассол очень удобны, набережная по которой ходят люди и мчаться машины, обрывается на песчаный пляж. Всегда к вашим услугам лежак с матрацем, зонтик, ванночка для обмывки ног от песка и кресло, всё это дешевле, чем на Российских пляжах, где доски, на которых приходится отлёживать бока, не струганы, а стоят дороже. Тут же рядом, необходимая сфера обслуживания, которая не предполагает цивильной одежды.
Вчера ездили в Пафос, желания сесть за руль не было, зеркальность правил дорожного движения пугает и настораживает, независимо хожу пешком, или катаюсь на велосипеде. Катя водит хорошо, это радует и успокаивает одновременно. В меру и грамотно рискует, привыкла к левостороннему движению, замечаю осевое пристрастие, но здесь это национальная болезнь. Все хотят ехать посередине трассы. Пафос поразил бухтой, заполненной частными яхтами и катерами. Море притягивает, волнует и будоражит. Гастрономия и кулинария на высоте, на набережной ряды кафе и магазинов, всюду предлагают сувениры. Заехали в открытый театр, восстановленный на месте древней арены, которая расположена на возвышенности. Места для зрителей вырублены в горе, смотрю на арену - вижу действующие лица на фоне бескрайнего моря. Трагедии разыгрывались вечером, когда заходило солнце, в его оранжевых лучах спектакль завораживал. Акустика изумительная, греческим архитекторам удавалось без усилителей доносить до галёрки смиренный шёпот артиста.
Утро в октябрьском Лимассол, для меня начинается с осветления небосвода, солнце встаёт в 7-45 по Краснодару. Зрелище каждый день уникальное. Порой между землёй и облаками, просвет, а в нём появляется оранжевый сегмент, а потом над скопищем облаков вздымается оранжевый шар, прожекторский свет которого разбегается лучами по воде. Иногда, совсем обыденно, на чистом небосводе появляется оранжевый полукруг солнца, который быстро округляется и достигает довольно больших размеров. Этот диск быстро превращается из оранжевого в лимонно жёлтый, воздух теплеет по мере восхода, а солнце взлетает вверх. Если сравнивать с Геленджиком, или Кабардинкой, там восход проигрывает, потому что солнце загораживают горы. Здесь солнце над морем более холодное в начале появления, но раскаляется по мере выныривания из воды, или облачного тумана. Это не критика, какая может быть критика природы, или климата?
Народ по утрам на пляже один и тот же, это отдыхающие, и местные жители. Всех вместе наберётся не двух сотен, - Октябрь?! В основном, все танцуют под водой, о чём говорят подпрыгивающие на шеях головы торчащие над поверхностью. Они стоят на дне, и прыгают на одном месте, такое впечатление что плавать не умеют. Некоторые плавают, но недалече. Совсем рядом с пляжем самое оживлённое место Лимассол - площадь «Променад». Пальмы, цветущие кустарники и цветы - основной дизайн популярного для прогулок места. Маленькие памятники-статуи: коллекция яиц, пространство, изогнутое в окнах, шар в сфере, красные винтовки. Можно спорить об их художественной ценности, но они оживляют городской пейзаж, это их главное назначение, они его наполняют. Каждый город имеет собственное лицо, пальмы дают Лимассол романтический образ южного города, который приглашает к отдыху. Смотрю на стройные пальмовые стволы, расставленные по набережной. Вижу их центре города, испытываю нереальное состояние, я нахожусь в сказочном месте, и это не сон Для меня пальмы это экзотика, для местных жителей дрова?. На Кипре пальма, это дерево, которое растёт там, где его посадили.. Его не надо укутывать на зиму, или убирать в подсобные, тепличные помещения. Крупные стволы гладкие и толстые, если высохшие листья не срезают, они свисают сказочными лохмами, как в тридевятом царстве у царя Берендея, только Снегурочке здесь некуда деваться, она здесь превратиться в воду за несколько минут, это совсем другая сказка.
Находились по развалинам античного Кипра. Все археологические раскопки греческих земель похожи друг на друга, не смотря на то, что находятся в разных районах средиземноморья. Как утверждают историки, некогда существовала греческая империя, расположенная вокруг Чёрного и Средиземного морей. Все кто правил и жил в её регионах, принимали правила жизни верховной знати. В окрестностях Лимассол, есть памятники средневековья и античности.
Пришли в замок средневековья, он поразил меня толщиной стен и расположением на возвышенности. Он – крепость и храм и одновременно, является опорой христианства. Кипр Православная страна. Но есть католики и прочие конфессии. Древний, христианский храм, это крепостное сооружение, призванное защищать верующих от внешней агрессии, и культовое сооружение, позволяющее славить Господа. Когда смотришь на работу реставраторов, впечатляет подход, который включает максимальное использование существующих фрагментов, компьютерное моделирование недостающих, точное восстановление древнего сооружение и архитектурное встраивание его в современный ансамбль города.
Громадная акация, очень древнего возраста подтверждает, территория замка была обустроена не в сказочные времена, а около 500лет назад. Череда поколений сменялась не напрасно, если бы не было античных поселений, и люди не производили себе подобных, порвалась связь времён, событий и поколений. Когда я стоял и смотрел на икону, которая существует много веков, понимал, Иисус не просто существовал, как личность, он существует как духовная структура до сих пор, благодаря людям, которые в него верили, донесли до меня эту веру и продолжают верить. Если бы их не было, то великую жизнь Бога и человека, никому бы не удалось сохранить, и донести до наших времён. Посещение Кипрского древнего христианского храма времен крестоносцев, помогло мне удостовериться - жизнь Христова существовала, как объективная реальность. Иисус продолжает существовать в душе и сердце каждого верующего человека, а задача церкви напоминать о его земной и небесной жизни.
Наступило «Утро после Мезенской казни». Мезе, это набор закусок и еда в том её виде, как это понимает киприотский повар и простой обыватель. Всего насчитал 20 перемен, включая соусы и куриные крылышки. В нашем понятии крылышко это и плечо тоже. Здесь это только плечевой сустав, но самих крыл было много. Соусы и салаты тоже часть мезе, но когда после фантастического изобилия закусок принесли колбаски и шашлык, это было уже полное переполнение. Меня хватило только попробовать и отвалиться на спинку кресла. Обилие вина и воды слегка разбавили эту густоту, хотя последние исследования умников говорят, вода разбавляет желудочный сок и ослабляет пищеварение. Я для улучшения пищеварения применял горький перчик, который помогает разжижать весь этот пищевой ансамбль, но ничего особенного поутру не произошло. Всё своим чередом, как и ранее. Харчевня в старомодном дворовом стиле с мочалками, кабачками, бугенвилией и белыми душистыми вьюнками. Непритязательные столы и простые деревянные стулья, с плетёнными из соломы сидениями. Всё просто и добротно, есть веранда на случай жары и крытая часть на случай дождя и ветра. Трапеза происходит при любой погоде. Мы сидели, как раз над проезжей частью и машины, проезжая, колыхали своим движением занавеску из прозрачной плёнки.
Едем на очередную экскурсию, по христианским местам, это паломничество выходного дня, в женский христианский монастырь. Рейс был длинным, но интересным. Посетили монастырь (монастырь Кикос) Кикской иконы Божьей матери, которую по преданию написал апостол Лука, причём с натуры. По легенде это портрет младенца Иисуса Христа, но возникает законный вопрос. Лука стал апостолом, когда его позвал за собой Иисус, а это было лет в тридцать, а на иконе сидит молодая женщина, на руках у неё всё тот же младенец, который пестрит на других иконах. Если подходить с точки зрения здравого смысла, то легенда рушится, не успев окрепнуть в моей шаткой, христианской душе. Остаётся только верить, на всю стену сделана фреска, на которой Лука пишет икону, всё это на полном серьёзе. Дальше не хочется комментировать
Подход к паломничеству у киприотов, совершенно уникальный, это значит: поклониться иконам, святым мощам и одновременно пообщаться. Чего больше? Скорее общения, подошли к объекту паломничества, поцеловали, перекрестились и отошли. Процесс поклонения совершен, и мы возвращаемся в свой суетный мир. Музей с обиходным скарбом, инструментом и одеждой повторяет все музеи. Одежда, расшитая золотыми нитями изготовлена России, и принесена в дар нашей церковью. Такой роскошной одежды, как у наших священников, нет ни у одной христианской церкви. Интерьер может быть раскрашен живописно и богато, но одежда, у тех же Кикских монахов, скромная, черная, а вот наши священники женихи да и только, для любой невесты украшение.
Посетили Крест Господень, который воздвигли на месте знамения, которое произошло в горной местности, часовня с иконами, дарами паломников и прочими атрибутами. Обошёл вокруг, поцеловал иконы и поехали дальше. Церковь святого Николая, построенная в Х1 веке, считается самой древней в ряду памятников, посвящённых этому святому, чтимому всеми христианами. В церкви икона божьей матери Марии, на ней богоматерь кормит грудью младенца Иисуса. Этот сюжет с кормлением Христа ранее нигде не освещался. Во всяком случае, я его не видел, по церковным канонам грудь неприлично показывать, тем боле грудь Марии, вдруг она обидится. Наступило время обеда, заехали в кафе: курица, баранина, макароны и картофель. Киприоты любят покушать, поговорить, пообщаться, паломники все друг друга знали, разговор не умолкал. На Кипре 600тыс. населения, у меня сложилось впечатление, коренные жители все друг друга знают. Как у нас в Краснодаре, всегда находится общий знакомый, или родственник.
Меня больше интересуют чувства и эмоции, чем конкретные монолитные каменные памятники и сооружения, которые имеются в различных странах. Паломническая поездка осталась ярким впечатлением, поразился добрым и степенным отношениям, которые сложились в этой группе людей. Естественно, они соединены друг с другом верой, национальностью и территорией. Разве у нас не так? Церковь старается вовсю, чтобы мы верили в её версию служения и поклонения Богу. Мы это принимаем, но друг к другу относимся, по меньшей мере, настороженно. Здесь люди шумные, открытые и искренние. По вечерам двери их домов открыты, окна тоже, люди не бояться быть на виду. Поэтому когда они громко говорят, это подтверждает их открытость, искренность и честность. Без пререканий едут за человеком, который позвонил и решил поехать в паломничество, а если это связано с облегчением состояния близкого человека, то с радостью и сочувствием помогают. Выяснилось, мы забирали женщину из дома, как раз потому, что её мужу, который лежал больным, стало легче. Экскурсия настояла, поездка в монастырь, как раз поклонение Богу, проникновение душой в Божий промысел, ощущение благодати. Физическое облегчение обязательно происходит по молитве, которая твориться всеми паломниками с верой в Господа.
Во время движения: поём, читаем стихи, молимся, или каждый погружен в себя - атмосфера сближения в автобусе нарастала. Вначале чувствовал себя отделённым от группы. Я, моя жена и дочь, совершенно чужие для всех этих людей, но нам улыбались и принимали наше присутствие, приветливо. Это сработало, блок напряжения растаял. А когда я, по просьбе паломников, сбивчиво прочитал «Отче наш», на русском языке, то почувствовал себя членом их прихода. Они не давали расслабиться ни себе, ни каждому из окружающих, всю дорога была наполнена песнями, молитвами и стихами. Только перед обедом сделали маленький перерыв. Среди нас оказалась именинница, поздравили манным тортом и песней, трапеза продолжалась. Потом этот тортик раздали всем и добавили виноград. Песни и пляски понеслись дальше, не смотря на то, что проигрыватель не сработал, и пришлось музыку изобретать на ходу. Часа два попрыгали, растрясли съеденное, погрузились в автобус и поехали с песнями дальше.
Водитель экскурсионного автобуса фасон не держал, полностью въехал в настроение группы, помогал всем, кто был немощен, заботился о каждом и участвовал в кормлении. Молодой лет 35 мужчина, был полон энергии и доброжелательности. В нашей стране водитель, как правило, в стороне, он не вникает в процесс, держит фасон, он главный. На Кипре водитель часть туристического обслуживания. Весёлое, ироничное отношение к собственной вере мне понравилось, никому не пришло в голову поститься перед «хаджем». Сначала кофе, а потом полноценный обед. Никто не нажимал ни на вино, ни на пиво, но никто этого и не запрещал. Только в монастыре попытались надеть на жену и дочь "целомудренные" балахоны, чтобы не совращать монахов фривольной одеждой. Моя жена упрекнула верующих, вот она ваша свобода, только на словах, но никто особенно и не настаивал на обязательной «парандже». Не надели и ладно, идите так, ничего с этими монахами не случиться.
Вчера отправились в горы повторно, в первый раз всё разглядеть не удалось. Водопад, который падает метров с 30, очень необычное зрелище, в нём можно искупаться, что я и сделал. Вода супер-прохладная, это не обычное купание, такое купание стоит Кипра. Испытал истинное, мальчишеское стояние, вот он, природный сброс воды, а мне необходимо в нём порезвиться. Вода не очень сильным потоком свободно падает, а перед землёй распыляется, так что и вдох, и выдох в тумане. После горного душа дочь и жена пошли по грибы, потому что встретили грибников. Катя с ними разговорилась, выяснили, они едят только рыжики, и грибы похожие на наши белые грузди. Почему похожие, потому что кипрские грузди не выделяют млечного горького сока, поэтому могут и жариться без предварительного кипячения.
В первое посещение гор, нашли немного маслят, сварили из них супчик, остались живы, здоровы, поэтому намылились подсобрать ещё. Но местные жители не считают маслята съедобными. Нам это запомнилось. Заехали в горы повыше, в культурно-развлекательный центр, там начали собирать декоративные еловые шишки, для работы, но наткнулись на маслят. Маслята с серой шляпкой, тугие, молоденькие и не червивые. Очень удивительно. У нас грибы только начинают расти и уже червивые, на Кипре не так. Короче набрали маслят ведра два, часа за два, можно было ещё, но, слава Богу, дождик помешал. Грибника, как и рыбака, от охоты оторвать может только стихийное бедствие.
На море утром очень хорошо, диск солнца наполовину вылез из воды, я пришёл во время, начал плыть в 7-00 по Кипру, плыл очень интенсивно, до красного большого буя, который бултыхался в километре от моего входа в воду. Отмерил по центральным столбам, которых оказалось 31, а расстояние между ними 37 шагов. Порадовался, 900-1000 метров морского плавания обеспечены, плыву туда и назад, получается два километра, и час на велосипеде и так каждое утро. Мне такой спортивный ритм нравится, но вес не убывает, много и интенсивно ем. Здесь на Кипре много пекут привлекательных пирожных и тортиков с печеньями, удержаться невозможно. С точки зрения спорта и здоровья, на Кипре всё в порядке. Есть где развлечься, побегать, искупаться и прогуляться. Мои заплывы по утрам происходят вдоль города. По набережной едут легковушки, грузовики, полиция, порой пожарная, а я плыву и всё. Контингент купающихся по утрам не меняется, смешит, что они прыгают в воде, или ходят по берегу в купальниках, совершенно не думая, плавание отнимает намного больше энергии, чем ходьба или бег. Это мои достижения, я ими пользуюсь, совершенно не заботясь о том, что делают другие.
На Кипре в начале ноября +25-26 по С, в Краснодаре плюс 9, холодок приличный, на Кипре совершенно не чувствуется осень. Очень показателен контраст температуры по сравнению с горами Тродоса, когда начинаешь подниматься, то сразу становится прохладно. Говорят, с декабря по март здесь работают горнолыжные трассы. Кипр, страна, которая имеет зиму, и лето. Всё это на маленькой площади и расстояния небольшие. В нашей стране доехать до снега можно, но это значительно дальше, чем здесь. Я бы не сказал, что здесь очень чисто, небрежно и неторопливо убирают по утрам самые видные места. Сегодня, когда поехал по променаду, то бумаг и пакетов была куча. Убирать не тропились, в основном, этим занимаются финики и Бангладеш. Много пустырей внутри города с объявлениями о продаже. Раздолье для вложения больших денег.
Вчера был праздник Покрова Божьей Матери. Мне казалось, что он принадлежит только нашей православной церкви, Свой покров она простирала над городом Владимиром от татар, но я ошибался, потому что по преданию Покров свой Мария простёрла в этот день, где-то в районе Константинополя. И я понял, почему на Кипре этот праздник не празднуется, потому что здешние христиане давно живут по Грегорианскому календарю, и отпраздновали Покров 1 октября. Мы и здесь выделяем себя в отельную продвинутую касту. Я нашёл выход, как раз над пляжем находится католический собор Святой Екатерины Франсисканской церкви, помолился там.
Свечи в церквах лежат в больших ящиках, мне дают возможность выбрать свечу соразмерно собственному греху, а в другой ящик кидают деньги, за эту свечу - по совести. Продавца или наблюдателя нет. Я взял две свечки и опустил в ящик 10 евроцентов, у меня больше в кармане не было. Вот так приобщился к обряду. Свечи ставят не по всему храму, а в определённом месте, не разделяют молитву «За здравие» и «За упокой». Место это оборудовано вытяжкой, пожарной сигнализацией и автоматическим пожаротушением. Так что киприоты на Бога надеяться, а противопожарные меры соблюдают. Очень хочется на Кипр опять. До свиданья!

| назад |